Интервью с представителями власти
RSS

Интервью с представителями власти

«Нехорошо, когда на человека приходит заказ». Адвокат Михаил Пашинский о деле Резника
Максим Резник (на фото) арестован в пятницу 18 июня по обвинению в незаконном обороте наркотиков. Ближайшие 2 месяца оппозиционный политик, который собирался переизбираться в петербургский парламент,...
Дмитрий Ялов: «Решения в стиле «все так делают» больше неэффективны»
Перед Петербургским международным экономическим форумом «Новый проспект» поговорил с заместителем председателя правительства Ленобласти по экономическому развитию Дмитрием Яловым о том, что происходит с бизнесом в постко...
Александр Дрозденко: «Мы обречены на глубокую интеграцию с Петербургом»
Губернатор Ленобласти Александр Дрозденко в интервью «Новому проспекту» рассказал о том, как планирует выстраивать отношения с Петербургом, почему в регионе низкая протестная активность и порассуждал, а не стать ли ему д...
Георгий Богачёв: «Я три года ходил на работу в акваланге»
Георгий Богачёв много лет занимался бизнесом и три года проработал вице-губернатором Ленинградской области. В 2015 году он оставил госслужбу и занялся развитием базы отдыха «Илоранта». В интервью «Новому проспекту» он рассказал,...
Игорь Албин: «Власть должна опираться на то, что сопротивляется. Иначе провалится в болото»
Игорь Албин почти 5 лет занимал пост вице-губернатора Петербурга. Он был ярким чиновником: дискутировал с Алексеем Навальным, был готов «польку-бабочку сплясать» перед «Метростроем», ночевал на «Зенит-Арене» и сделал бакланов...
Психиатр Дмитрий Щигельский: «С психикой у каждого отдельного белоруса всё в порядке»
О роли личности президента в истории белорусского протеста и чего в этой ситуации ждать от белорусов, а чего от Кремля, «Новому проспекту» рассказал психиатр Дмитрий Щигельский, который...
«Я решила, что перформанс более уместен». Почему в защиту Конституции громче говорят женщины

В схватке за Конституцию российские женщины оказались на передовой, причем с обеих сторон. Мы поговорили с председателем движения «Открытая Россия» Анастасией Бураковой о том, почему так получилось.