Белоруссия приземляется. Лукашенко не просто затягивает гайки, но и выбрасывает ключ
Поделитесь публикацией!

Белоруссия приземляется. Лукашенко не просто затягивает гайки, но и выбрасывает ключ

Белоруссия приземляется. Лукашенко не просто затягивает гайки, но и выбрасывает ключ

События в Белоруссии развиваются с головокружительной скоростью: всего за два дня страна влетела в несколько дипломатических скандалов, нарвалась на обвинения в государственном пиратстве и вполне реальные угрозы блокирования границ. Но Александра Лукашенко вовсе не смущает изоляция: существует ведь Северная Корея и ничего с ней не делается.

Принудительная посадка рейса авиакомпании Ryanair Афины — Вильнюс ради ареста неугодного Минску блогера-журналиста Романа Протасевича мгновенно спровоцировала вереницу скандальных событий. Команду сажать самолет с помощью истребителя Миг-29, похоже, отдал лично Александр Лукашенко, эту версию, изложенную в Telegram-каналах, тут же растиражировало государственное информагентство Белта. Официальный Минск настаивает на том, что все было по правилам: аэропорт получил письмо от имени палестинцев из движения ХАМАС с угрозой взрыва лайнера над Вильнюсом, и власти тут же помчались на спасение пассажиров.

Версия нестройная и явно придумана наспех. Зачем хамасовцы, которые собирались взрывать самолет над столицей Литвы, отправили письмо в аэропорт Минска? При чем тут участники Дельфийского экономического форума, которые будто бы летели этим рейсом и почему-то вызвали неудовольствие палестинцев? Форум проходил в Афинах аж десятью днями ранее, да и Греция, кажется, не была замечена среди угнетателей палестинского народа. Как здесь вообще должен был помочь истребитель? Тем более что и представители ХАМАС опровергли отправку какого-либо письма.

В общем, история с письмом никого не убедила, оно отправилось туда же, куда и запись переговоров «Майка и Ника». Определение дал гендиректор Ryanair Майкл О’Лири, который назвал действия белорусских властей «государственным пиратством» и происками КГБ. Уже ближе к вечеру спецслужбы Белоруссии продемонстрировали пугающую видеозапись, на которой Роман Протасевич со следами одновременно побоев и грима на лице механическим голосом сообщает, что уже дает признательные показания по организации массовых беспорядков. Не только он сам, но и его подруга оказалась схвачена и помещена в изолятор, тут и не в таком признаешься.

Дальше события развивались со кинематографической скоростью. Сначала Литва с Великобританией, а сразу за ними и лидеры стран Евросоюза запретили государственной авиакомпании «Белавиа» летать в ЕС, а своим самолетам — летать не только в Белоруссию, но и над ней. Заговорили также об идее блокировки наземного транспортного сообщения, включая транзит, и к ней еще наверняка вернутся. В июне ЕС и так собирался представить пакет антибелорусских санкций, и теперь очевидно, что они будут более радикальными, чем предполагалось.

Прозвучали предложения исключить Белоруссию из ICAO, Международной организации гражданской авиации — таких прецедентов еще не было, но фактически это будет означать, что вылететь или влететь в страну станет невозможно; разве что ценой такого же исключения, на что даже Россия неизвестно пойдет ли, хотя никто не удивится, конечно.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен тут же заявила, что ЕС замораживает инвестиционную помощь в размере € 3 млрд до тех пор, «пока Белоруссия не станет демократической», то есть, другими словами, до ухода Лукашенко.

Мэр Риги Мартиньш Стакис на эмоциях распорядился заменить флаг Белоруссии, выставленный на центральной площади города среди флагов стран-участниц чемпионата мира по хоккею, с официального красно-зеленого на оппозиционный бело-красно-белый. Минск тут же распорядился выгнать из страны посольство Латвии в полном составе. Рига ответила симметрично. Получилось даже быстрее, чем у России с Чехией.

В ответ на возмущение европейцев Александр Лукашенко ожесточенно огрызнулся, подписав пакет новых внутренних запретов для СМИ и граждан. Он отменил уведомительный характер проведения массовых акций, запретил иностранцам владеть СМИ, а госорганам, напротив, разрешил их закрывать без суда, запретил публиковать соцопросы на политические темы и собирать средства на штрафы задержанным.

За считанные часы Лукашенко сделал сразу несколько быстрых шагов, ведущих к развалу своей и без того сомнительной репутации и изоляции Белоруссии. Ради того, чтобы схватить блогера, он лишил Белоруссию авиасообщения с Европой и так нужных ему европейских денег. Вряд ли его можно представить ребенком, не понимающим причинно-следственных связей. Похоже, эти, а также предшествующие шаги он предпринимал вполне осознанно, именно что стремясь к изоляции. Белорусский президент сейчас не доверяет никому и ничему, он понимает ситуацию как бескомпромиссную битву за собственное выживание в кресле, и ему кажется необходимым полностью порвать с Западом, максимально прекратить любые контакты, каждый из которых потенциально опасен. Лукашенко и сам готов закрыть европейский транзит в Россию: конечно, а что, если в грузовиках тайно провезут оружие для мятежников? Он не просто затягивает гайки, чтобы исключить любую возможность предательства в своем окружении, он еще и гаечный ключ выбрасывает.

Ну и подумаешь, что страна приближается к положению Северной Кореи — живет же Корея в режиме заповедника, ничего с ней не делается, и взбалмошная династия Кимов вот уже третье поколение продолжает в ней царствовать, творчески переосмысляя идеи социализма и уверяя народ, что весь мир спит и видит, как бы разграбить цветущую Корею и только режим его и защищает. С точки зрения Лукашенко это положительный пример; он, между прочим, угрожает Европе гораздо меньше, чем Ким Чен Ын той же Японии.

Реакция Кремля оказалась предсказуемой. В МИД заявили, что в ситуации с самолетом «еще нужно разбираться» и назвали происходящее " внутренним делом Белоруссии», а Дмитрий Песков сухо сказал, что Минск следовал международным нормам. Глава МИД Сергей Лавров, впрочем, еще и демонстративно заявил, что Россия «разумеется, не оставит в беде» братскую Белоруссию, и это может означать всё что угодно вплоть до готовности и добровольно разделить с Лукашенко все санкции, и оказать вооруженную поддержку.

Репрессии в отношении собственных граждан, что в Белоруссии, что в России, безусловно, и есть публичный ответ Западу. Авторитарные правители, пребывая в святой уверенности, что все оппозиционеры есть прямые агенты заграницы, относятся к ним как к заложникам и стараются показать, что, мол, чем круче вы с нами, тем больнее мы сделаем «вашим».

Хотя, кажется, после разрешения милиции стрелять в демонстрантов безо всякой ответственности все остальные запреты уже кажутся излишними. От Александра Лукашенко сейчас ждут заявления, но уже понятно, что он скажет: что-нибудь о готовности лично с оружием в руках защищать страну от интервентов. Уж точно он не сдаст назад, и уже, конечно, никто не вспоминает сейчас о его обещаниях политических реформ. Вот же они — реформы.

Фото: Виктор Драчев / Коммерсантъ

Читайте на эту тему:

Психиатр Дмитрий Щигельский: «С психикой у каждого отдельного белоруса всё в порядке»

Александр Лукашенко и пустота. Почему опасно игнорировать женский протест

«Люди, противостоящие Лукашенко, верят, что их большинство"​



К списку новостей