Не надо путать процессы
Поделитесь публикацией!

Не надо путать процессы

Не надо путать процессы

Начальник 6 отдела следственной части ГСУ ГУ МВД по СПб и ЛО Алексей Дендеберов  на первой практической правовой конференции для бизнеса «Банкротство-2018».

В производстве подразделений уголовно-следственного управления СПб в течение 2018 года в общей сложности находилось всего 12 уголовных дел по криминальным банкротствам. Это 195, 196, 197 статьи УК РФ.

Из них 9 было возбуждено, и проводилось расследование по статье 196, 2 — по 195, а 197 вообще превращается в некую милую иллюзию. К сожалению, только одно из этих дел по статье 195 сейчас направленно в прокуратуру.

Дело по статье 196 находится на стадии ознакомления обвиняемого с материалами, там более ста томов. Из этих цифр видно, что практика не столь обширна, а результативность нашей работы оставляет желать лучшего.

Это обусловлено как несовершенством юридической техники, так и недостаточной подготовленностью следователей. Много нюансов лежит на стыке гражданского и уголовного законодательства. Гражданско-правовой смысл и уголовно-правовой смысл определенных суждений не соотносятся, что вызывает коллизии, которые качественно затрудняют ход расследования.

Хочется большего взаимодействия с арбитражем. Наличие арбитражного процесса во многом упрощает нам сбор документов, на которые нам можно основываться. Есть инструкция Минюста, которой обычно пользуются арбитражные управляющие для определения наличия признаков банкротства.

И мой совет: если вы как управляющий видите признаки банкротства, следует обратиться в некоммерческое учреждение для получения квалифицированного суждения эксперта. Предоставляя достоверную и качественно проанализированную информацию, вы можете помочь расследованию.

Что касается презумпции невиновности в банкротстве, о которой печалится мой коллега, то есть такое чудесное постановление Конституционного суда №30, которое определяет объем действий 190 статьи УПК РФ. Если к нему обратиться, то там черным по белому написано, что виновность обвиняемого по уголовному делу устанавливается на основе совокупности всех доказательств, включая неисследованные при разбирательстве гражданского дела.

Я не думаю, что орган предварительного следствия может в такой ситуации основывать свое обвинение на решении гражданского суда. Не потому, что есть какое-то недоверие. Просто часто некоторые граждане используют этот институт как криминальное банкротство и, предоставляя различного сорта документы, манипулируют мнением суда.

Не стоит смешивать порядок гражданского производства и уголовного. Во-вторых, в части привлечения какого-либо бенефициара к уголовной ответственности (конструкция статей 196, 195, 197) — здесь в принципе не идет речи о привлечении каких-то лиц, которые имеют бенефициарную составляющую. Перечень этих лиц вполне четко очерчен уголовным законом.

____________________________________________________________________________________

Другие спикеры конференции «Банкротство-2018»:

Наталья Шатихина, доцент СПбГУ, управляющий партнер CLC, сомодератор конференции

Вадим Яловицкий, советник Pen&Paper

Иван Яковенко, арбитражный управляющий

Владимир Полуянов, партнер «Апелляционного центра»

Руслан Мухамметшин, руководитель департамента консалтинга и оценки «Прайм Эдвайс»

Ольга Береза, старший юрист «Григорьев и партнеры»

Антон Киселев, директор департамента проблемных активов СЗБ Сбербанка России

Марина Горлачева, партнер CLC

Сергей Высоцких, адвокат «S&K Вертикаль»

Возврат к списку