По закону не происходит ничего

Партнер «Апелляционного центра» Владимир Полуянов  на первой практической правовой конференции для бизнеса «Банкротство-2018».

Как управляющий одного небольшого застройщика я хотел бы отметить, что все эти рассуждения, за чей счет, исходят у вас из понимания, что все происходит по закону.

Но нет, когда у вас банкротство застройщика, то по закону не происходит ничего. Ни финансирование процедуры, ни выбор достройщика, ни избрание меры пресечения.

В доказывании фактической аффилированности мы будем исходить из того, что выписки из ЕГРЮЛ ничего нам не сказали, и что перед нами совершенно посторонние друг другу лица, и никакой пользы государственный реестр юрлиц для нас не несет.

Я ранжировал доказательства аффилированности по значимости для суда.

На первом месте доказательств того, что лица взаимосвязаны, — это движение денежных средств между ними. Как совершенно банальная выписка по счету, так и подключение колоссальных ресурсов, чтобы проследить всю цепочку. Сбербанк при выдаче кредита заставляет бенефициаров писать «портянку» со схемой, кто за кем стоит, и вкладывает это в дело, а потом в судах рассказывает про общих детей разных директоров.

На втором месте, как это ни удивительно, Федеральная налоговая служба на что-то оказывается способна и, в частности, по доказыванию фактической аффилированности. Сюда же я отнес бы элементы, свидетельствующие суду о том, что фактически управление одним обществом оказывает другое лицо.

Также суды исходят из того, что фактическую аффилированность доказывает характер сделок между контрагентами. Это и условия сделки, или ее безвозмездность, или долгое время исполнения обязательств по сделке, или заключение ненужных сделок. Например, когда производитель мороженого пользуется услугами факторинговых компаний. Или просто заключение нетипичных для этой сферы сделок. Это все явно используется для вывода денежных средств. Заключение договора поручительства будет царицей доказательства того, что лица между собой аффилированы.

В апреле 2017 года Верховный суд высказался о том, что публичных высказываний и признаний бенефициаров о своем участии в проекте будет достаточно для того, чтобы эти слова использовались против них. Туда же можно отнести участие в различных переговорах и т.д.

В процессе доказывания мы натыкаемся на банальные показания свидетелей, например, дворников или завскладов. В основном, доказывание строится на словах людей, и очень редко получается доказать так, как оно должно быть, со всеми документами и т.д.

Роль арбитражного управляющего систематично понижается, крупным кредиторам передаются многие полномочия, такие как оспаривание сделок, требование субсидиарной ответственности и т.д. Здесь вся документация в ее первозданном виде находится в руках у управляющего, и от того, способен ли он ее проанализировать и готов ли он ею поделиться с кредиторами, будет зависеть то, можно ли доказать фактическую аффилированность документально и более-менее адекватно.

____________________________________________________________________________________

Другие спикеры конференции «Банкротство-2018»:

Наталья Шатихина, доцент СПбГУ, управляющий партнер CLC, сомодератор конференции

Марина Горлачева, партнер CLC

Вадим Яловицкий, советник Pen&Paper

Иван Яковенко, арбитражный управляющий

Сергей Высоцких, адвокат «S&K Вертикаль»

Руслан Мухамметшин, руководитель департамента консалтинга и оценки «Прайм Эдвайс»

Ольга Береза, старший юрист «Григорьев и партнеры»

Антон Киселев, директор департамента проблемных активов СЗБ Сбербанка России

Алексей Дендеберов, начальник 6 отдела следственной части по расследованию организованной преступной деятельности ГСУ ГУ МВД по СПб и ЛО