Редкий дар. Семь самых дорогих подарков за последний год
Поделитесь публикацией!

Редкий дар. Семь самых дорогих подарков за последний год

Редкий дар. Семь самых дорогих подарков за последний год

В последнее время арбитражные судьи так поднаторели в рассмотрении дел об оспаривании договоров дарения, что порой диву даешься, как кому-то ещё приходит в голову воспользоваться столь ненадёжной формой отчуждения имущества. Однако только в 2018 году в Арбитражном суде Петербурга и Ленобласти изучалось без малого три сотни таких договоров, и лишь каждый десятый остался после этого в силе. Мы составили своеобразный рейтинг подарков, ставших предметами изучения судей, измеряя их по их примерной рыночной стоимости. 

«Учитывая последние тенденции в судебной практике, вряд ли можно с уверенностью утверждать, что существует абсолютно надёжный вариант злоупотребления правом без всяких негативных последствий, — комментирует обстановку Сергей Омельченко, юрист практики недвижимости «Дювернуа лигал». — Если имущество невозможно возвратить в конкурсную массу в натуре, сделка всё равно может быть признана недействительной, и в таком случае одаряемый будет должен возместить в конкурсную массу рыночную стоимость такого имущества».

Самым широким жестом стал подарок петербургского предпринимателя Марка Эйдлена, который он сделал своей жене Елене: преподнес ей половину особняка площадью 2,9 тыс. м2 на Большой Конюшенной улице, 9 (на фото), стоимость которого оценивается экспертами в 0,7–1 млрд рублей. Возмущение столь ярким проявлением любви выразили в своем иске юристы ООО «Транспортные системы», которые уже почти 8 лет спорят с Марком Эйдленом за право собственности на это самое здание. Их спор дважды доходил до Верховного суда РФ, и буквально на днях Горсуд Петербурга будет рассматривать дело в третий раз. 

Суть спора в том, что Марк Эйдлен купил здание в 2011 году за 319 млн рублей у предпринимателя Алексея Смирнова, который в свою очередь приобрел объект у ООО «Транспортные системы» за 60 млн рублей. Но через год тогдашний владелец ООО Игорь Сечин (всего лишь тезка главы «Роснефти») продал компанию её нынешним владельцам Владимиру Иванову и Вячеславу Клевцову, которые заявили, что отчуждение здания носило безденежный характер. 

Оспаривание сделки результатов не дало, виндикационный иск к Эйдлену об изъятии здания из чужого незаконного владения рассматривается до сих пор — уже по третьему кругу. А тем временем сам Эйдлен объявил о своем банкротстве: он задолжал $2,3 млн бизнесмену Аркадию Пекаревскому, который его и обанкротил. 

В ходе процедуры банкротства выяснилось, что Марк Эйдлен успел подарить половину здания своей супруге Елене Эйдлен. Представляющий интересы Эйдлена и его жены адвокат Николай Емельянов, партнёр фирмы «ЕмельяновДокин», объяснил суду, что здание является совместно нажитым имуществом супругов, и отчуждённая половина в любом случае причитается жене. Но суд, во-первых, учёл, что все имущество супругов по Семейному Кодексу априори считается совместной собственностью, а договор дарения эту совместность прекратил. А, во-вторых, подсчитал, что на момент сделки Марк Эйдлен был должен не только $2,3 млн Пекаревскому, но еще и $1,4 млн гражданке Петровой, да плюс 2,7 млн рублей арендной платы КИО. В такой ситуации подарки жене являются злоупотреблением правом в ущерб кредиторам, решил суд и сделку отменил. 

На втором месте оказался почти столь же щедрый дар, но супружеским его назвать сложно, так как бизнесмен Кирилл Давыдов вручил его перед своим банкротством гражданской жене своего бизнес-партнера Антона Лыскова Татьяне Мельник. Речь идёт о шести земельных участках под ИЖС в населенных пунктах Приозерского, Ломоносовского и Кингисеппского районов Ленобласти — коттеджных поселках «Ромашкинские усадьбы», «Балахновское озеро», «Усадьба Волковицы», «Кузнецовское» и «Северная Пальмира» общей площадью 125 га. 

По странному стечению обстоятельств сам бизнес-партнёр Антон Лысков одновременно совершал аналогичные сделки с принадлежавшими ему участками: он их дарил супруге Кирилла Давыдова Татьяне Давыдовой (его подарки заняли четвертое место нашего рейтинга). В деле о банкротстве Антона Лыскова эти сделки дарения (10 участков в Ломоносовском районе Ленобласти общей площадью 25 га) также были признаны ничтожными как нарушающие права кредиторов и совершённые с целью сокрытия активов должника. 

Поистине отцовские чувства проявил бизнесмен Игорь Сидоренков по отношению к своей дочери Римме, которая получила от него в дар долю в коммерческом помещении площадью 3 тыс. м2 через дорогу от станции метро «Крестовский остров» и входа в Приморский парк Победы — в элитном жилом доме на ул. Рюхина, 12 (третье место рейтинга). К сожалению, через год после этой сделки отец обанкротился, а еще через год его финансовый управляющий оспорил сделку дарения. Правда, суд этот иск пока не рассмотрел, а только принял обеспечительные меры в виде запрета на регистрацию изменений в правах на это помещение в ЕГРН. 

Не менее щедрым отцом проявил себя бывший совладелец группы компаний «Дети» — «Здоровый малыш» Николай Кичиджи. Незадолго до своего банкротства он подарил своей несовершеннолетней дочери Анастасии две квартиры (95 м2 и 46 м2) на ул. Типанова, два особняка в Петергофе у Александровского парка (485 м2 на участке 1611 м2 и 430 м2 на участке 1340 м2) и 25% акций АО «Невский дом», в собственности которого находится торговое помещение площадью 1,8 тыс. м2 на Вознесенском проспекте, 25. Все вместе подарки принесли Николаю Кичиджи пятое место нашего рейтинга.

Споры по поводу этих подарков шли весь 2018 год. Страсти кипели нешуточные: за юную Настю Кичиджи даже вступилась администрация Петергофа, которая предупредила суд о недопустимости ущемления прав несовершеннолетней на два элитных особняка. Но суд слабо впечатлился правами девочки, зато на него произвела впечатление сумма долгов ее папы: он является поручителем за свои компании перед Альфа-банком и Сбербанком на общую сумму почти 3 млрд рублей. И сделки были отменены. 

Куда основательнее к защите своих активов подошел бизнесмен Максим Долгополов. Он купил у Татьяны Кургановой, экс-гендиректора ЗАО «Петрофарм», акции компании (предприятие арендует у КИО три помещения под аптеки на Невском проспекте, Гороховой и Большой Морской улицах, поэтому её ценные бумаги заняли шестое место в нашем рейтинге подарков) и подарил их своей сестре Наталье Турлычкиной. Та сразу же заключила с гражданкой Еленой Насибуллиной договор мены, по которому махнула эти акции, не глядя. Насибуллина заложила акции по договору займа, взяв под них в долг у Александра Внучкина 32 млн рублей. Через месяц, когда наступил срок возврата, она долг не вернула, и Внучкин натравил на нее приставов, которые арестовали акции и выставили их на публичные торги. Туда пришло ООО «Криптекс» (принадлежит офшору Luteuma Ltd), которое купило акции за 40,2 млн рублей.

Максим Долгополов был осведомлён, что Татьяна Курганова вела затяжной корпоративный конфликт с другими акционерами «Петрофарма» — Наталией и Антоном Зигле. И его основательный подход не подкачал: как ни пытались оппоненты Максима Долгополова доказать в суде, что всё это нагромождение сделок — лишь злоупотребления правом с целью не допустить возврата акций им, а убедить суд в этом они не смогли. 

На седьмом месте нашего рейтинга оказалась бывшая совладелица сети «Планета Фитнес» Ирина Кабановская, которая подарила своим детям Диме и Кате Кабановским 150-метровую квартиру на ул. Профессора Попова, 27. Против такой родительской щедрости возражал банк «Санкт-Петербург», которому «Планета Фитнес» задолжала 1,1 млрд рублей. Юрист банка (кредитную организацию в этом деле представляет фирма «РАУД») Мария Кудинова заявила, что дарение произошло с целью сокрытия имущества, и попросила сделку отменить. Однако юристы, представляющие интересы Кабановских, принесли в суд закладную на эту квартиру, в соответствии с которой жильё обременено ипотекой в пользу банка «Сноракс». Дети стали залогодателями вместо матери. Таким образом, даже останься квартира в конкурсной массе, банку «Санкт-Петербург» с её продажи мало что перепало бы, решил суд и отказал в иске об оспаривании дарения. 

На восьмом месте в рейтинге лучших подарков еще одна квартира в Петроградском районе, но уже не на Петроградской стороне, а на Петровском острове: бывший совладелец группы «Семейный капитал» Дмитрий Ходыкин отдал её своему сыну Павлу. Квартиру площадью 114 м2 в элитном жилом комплексе на Петровском проспекте, 14 отец подарил сыну в ноябре 2017 года, после чего сразу же обанкротился. Сейчас финансовый управляющий бывшего бизнесмена утверждает, что сделка была заключена в ущерб Сбербанку, ВТБ и банку «Возрождение», которые в свое время кредитовали «Семейный капитал». Пока что суд не принял никакого решения по этому иску. 

Девятое место заняла кровавая драма, развернувшаяся в ООО «Родник». По данным суда, совладелец компании Владимир Рожков в 2010 году организовал убийство своего бизнес-партнёра Александра Шашелова с целью завладеть его долей в компании. Однако в дело вмешались правоохранительные органы, Рожков был в 2013 году осуждён и надолго изолирован от общества, а доля убитого досталась его наследникам: детям Ольге, Дмитрию и Павлу, а также гражданке Наталье Буйновой. 

В 2017 году между совладельцами компании разгорелся корпоративный конфликт, который привёл к тому, что компания, арендовавшая у КИО производственные помещения площадью 6,7 тыс. м2 на Московском проспекте, задолжала городу более 20 млн рублей, и комитет расторг договор аренды по суду. В разгар конфликта Владимир Рожков подарил свою долю Любови Филатовой. Но наследники Александра Шашелова оспорили эту сделку и убедили суд в том, что их бизнес-партнёр давно ведет себя не по-партнёрски и мешает работать. В итогу суд не только признал сделку дарения недействительной, но и удовлетворил ходатайство Шашеловых об исключении Владимира Рожкова из общества.

Ранее на эту тему:

Миллиардер Андрей Исаев банкротит дочь особняком

Возврат к списку