Мы не трусы, трусы немы. Алексей Навальный показал, как копались в его белье
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

Мы не трусы, трусы немы. Алексей Навальный показал, как копались в его белье

Михаил Шевчук 22 декабря 2020
Мы не трусы, трусы немы. Алексей Навальный показал, как копались в его белье
Отчаянные попытки Владимира Путина и ФСБ объяснить расследование отравления Алексея Навального исключительно происками американских спецслужб, — можно сказать, вопль души, мучительно переживающей потерю собственной уникальности.
Как теперь работать, совершенно непонятно. Делаешь вроде бы всё по правилам, по инструкции, написанной умными людьми в начальственных эшелонах. Ну, то есть это ты уверен, что они там умные, потому что тебя так учили — начальник умнее. Велели «работать по трусам» — работаешь по трусам. Сказали бы по носкам работать — работал бы по носкам.

Пользуешься подставным телефоном. Летаешь не в один день с «объектом», а за день раньше, а улетаешь на день позже. Меняешься с коллегами. Постоянно в разной одежде. Всё схвачено — вероятность узнаваемости в лицо нулевая. Конспирация на высшем уровне — всё как учили.

И вот вдруг тебя разоблачают. Просто на ровном месте. Покупают где-то биллинги, покупают сведения об авиаперелетах, через какие-то непонятные Telegram-боты узнают имена и номера телефонов. Самое обидное, что торгуют всем этим фактически свои же — полицейские. Ну, не совсем свои, но ведь по твою же сторону баррикад ведомство-то, по идее.

Чего уж там, все торгуют всем, и все кому надо об этом знают. Сведения о предыдущих неудачниках, товарищах Боширове и Петрове, они же Мишкин и Чепига, ведь тоже свой человек продал, из пограничников, то есть из ФСБ. Может быть, ты даже и сам чем-то таким в свое время подзарабатывал. А оно вон как поворачивается. Вся конспирация псу под хвост.

Алексей Навальный щелкает Кремль и ФСБ по носу, и это выглядит уже как натуральное издевательство. Ведь, как выяснилось, позвонил он предполагаемому участнику банды отравителей Константину Кудрявцеву еще до того, как расследование вышло в свет. Подождал, пока Владимира Путина спросят об этом на пресс-конференции, послушал, как президент витийствует насчет американцев, и только через несколько дней, выдержав паузу, выдал следующий щелчок. И еще неизвестно, что там у него дальше припасено.

А ведь тебя не учили же, как разговаривать с пранкерами. Тебя совсем другим вещам учили. Ты же делал всё по правилам. Или учили? Возможно, тех, кто хорошо учился на специальных курсах, отправляют заниматься совсем другими, интересными делами. А тем, кто плохо слушал инструкторов, доверяют вот — буквально копаться в грязном белье оппозиционеров. Еще и стирать его потом после «ребят», чтобы ничего не осталось.

Неприятный, конечно, прокол, и для тех, кто такие проколы допускает, могут придумать позорное наказание. Тех же Мишкина с Чепигой, например, заставили идти на телевидение, на всю страну изображать нелепую как бы гомосексуальную парочку. Это полковников-то, Героев России! А тебе теперь, может быть, придется до пенсии чужие трусы стирать теперь. Повезет, если не буквально.

Комедия уже началась. В аппарате Совбеза заявили, что у них действительно не работает никакой Максим Устинов — так представлялся Навальный в разговоре с Кудрявцевым. В ФСБ же, проснувшейся по такому поводу, не нашли ничего лучше, чем сказать, что звонки с подменой номера есть-де фирменный почерк иностранных спецслужб, и вообще это всё провокация с целью дискредитации. Сейчас будет страшный ответ — процессуальная проверка!

Да уж, дискредитация, каких мало. Программами, позволяющими позвонить с подменой номера, забит весь интернет. Это уже давно проходит по разряду даже не спецуслуг черного рынка, а развлечений для скучающего обывателя. Но здесь дело, видимо, в том, что спецслужбам тяжело осознавать потерю уникальности. Что вообще делает специальную службу специальной?

Технологии, что еще недавно были привилегией для избранных, которыми могли пользоваться разве что секретные агенты и которые и позволяли тебе свысока относиться к окружающим (у тебя ведь есть то, чего у них нет и быть не может, ты всё про всех знаешь, а про тебя никто ничего не знает), сегодня становятся доступными всем. Микрокамеры, всевозможные датчики, базы данных, приложения, позволяющие по фотографии определить геолокацию, сама геолокация — всё, для чего нужен был третий уровень секретности и письменное разрешение с круглой и треугольной печатями, может купить за углом любой презренный коммерс. Спутники работают для всех. Тоска. Торговец и земледелец сравнялись с воином: шарят у него прямо в гульфике, бесстыдно разглядывают украденные фотографии, приходят в квартиры. Официальность ничего не стоит, секретность никому не нужна.

Умом всё это еще, может быть, можно понять. Но сердцем — никогда. Это ведь тут же низводит твою собственную значимость. Ты привык, что твой единственный соперник — это американские шпионы. Враг — но враг достойный, равный, с которым ты незримо фехтуешь спецпримочками на невидимых фронтах. А здесь какие-то хмыри из какого-то дурацкого интернета. И это XXI век только начинается!

Какую еще «правдоподобную версию» они хотят? Право ничего никому не объяснять всегда было привилегией аристократии, одним из ее определяющих признаков.

В общем-то, все эти многозначительные рассуждения Путина и чекистов об американских провокациях — отчаянный вопль души. Им на самом деле хочется, чтобы это были все-таки американские спецслужбы. Они сами себя в этом убеждают. 

Как, впрочем, и американским политикам и спецслужбам тоже хочется бороться именно с ужасной и могущественной «красной угрозой», а не с оборванцами из BLM или свихнувшейся на Трампе деревенщиной. Их всех готовили к большому делу, большому противостоянию, с этим нелегко расстаться.

Общим местом давно стали рассуждения о том, что государства ущемляют права граждан, собирая о них персональные данные и потом используя эти данные для тотального контроля и влезания в частную жизнь. Оказывается, это оружие есть не только у государства — его вообще может использовать любой, у кого есть несколько тысяч рублей. Более того, государство, как выясняется, вообще с трудом всю эту историю контролирует. А всё, что может сделать, — это истерически повышать и повышать ответственность. Но всякий знает, что от этого продукт делается чуть дороже, однако с рынка не пропадает.

Читайте на эту тему:

Она состоялась. Владимир Путин ответил на детские вопросы
«Если бы уж хотели, то довели бы до конца»


К списку новостей