Гамбит Навального. Примет ли Владимир Путин жертву оппозиционера
Поделитесь публикацией!

Гамбит Навального. Примет ли Владимир Путин жертву оппозиционера

Михаил Шевчук 18 января 2021
Гамбит Навального. Примет ли Владимир Путин жертву оппозиционера
Алексей Навальный по возвращении в Россию был немедленно задержан, и теперь ему грозит колония по одному из старых уголовных дел. Однако эта жертва принята еще не окончательно, ведь Кремль должен взвесить, что для него опаснее: международное давление или внутреннее.
Кажется, Нового года в России не так ждали, как прибытия Алексея Навального из Германии. О своем непременном возвращении оппозиционер предупреждал при каждом удобном случае, но время шло, Навальный продолжал жить за границей, и в какой-то момент стало казаться, что роль лидера оппозиции в эмиграции — тоже ведь вполне себе роль, почему нет; во многих авторитарных странах оппозиционеры так и существуют.

Было бы для Навального безопасней остаться в Германии? Не факт: когда власти говорят, что «хотели бы убить — убили бы», это распространяется и на зарубежье. В германских городах тоже много знаменитых соборов со шпилями, привлекающими необычных туристов из России. И все-таки бояться нужно было бы за жизнь, но не за свободу. Зато так было бы гораздо проще для Кремля, и власти делали всё, чтобы заставить Навального изменить планы.

В конце декабря ФСИН обнаружила, что политик нарушил правила испытательного срока по делу «Ив Роше» (который заканчивался, надо сказать, 30 декабря 2020 года), не явившись на отметку в уголовно-исполнительную инспекцию, хотя по медицинским отчетам был выписан из больницы еще в октябре. Условный срок, полученный Навальным по этому делу еще в 2014 году (его брат Олег получил и отбыл реальный), из-за этого пообещали заменить на реальный. На следующий день Следственный комитет объявил, что возбудил в отношении Алексея Навального новое уголовное дело — теперь о мошенничестве. Якобы он потратил на личные нужды пожертвования, собранные для Фонда борьбы с коррупцией.

Кремль буквально кричал в рупор: «Оставайся!» И все-таки 13 января Алексей Навальный публично сообщил о том, что купил билеты на рейс авиакомпании «Победа» из Берлина в Москву.

Это выглядело как таран. Или, по удачному сравнению политолога Бориса Кагарлицкого, как шахматная жертва, в которой Навальный сам стал той фигурой, которой готов пожертвовать, и таким ходом ослабил позиции власти, загнав ее в цугцванг, то есть ситуацию, где хороших ходов нет.

На тему «арестуют или не арестуют» были написаны десятки статей. С одной стороны, власти не могли этого не сделать, поскольку публично пообещали задержать оппозиционера прямо в аэропорту. С другой — задерживать человека, которого только что едва не отравили, вроде бы совсем некрасиво. Как минимум потому, что миллионы людей уверены в том, что сама власть и травила. Недотравили, так посадим — примерно так выглядел бы посыл. И тогда — новая волна осуждения и новые международные санкции. Навального пафосно сравнивали то с Лениным, то с Нельсоном Манделой.

Власть в России часто подозревают в склонности к тонким ходам, и, как правило, совершенно безосновательно. Практически всегда Кремль выбирает самый простой вариант и реагирует на происходящее рефлекторно. Поэтому Алексею Навальному не стали рвать паспорт, не стали отменять рейс под предлогом эпидемии — его просто, как подсказал выработанный веками грубый рефлекс, задержали на паспортном контроле, предсказуемо посадив самолет вместо Внуково, куда его пришли встречать сторонники и журналисты, в Шереметьево, на другом конце Москвы.

Как заявляет ФСИН, теперь Алексей Навальный проведет под стражей время до суда, то есть до 29 января. Звучит странно: по идее, УПК ограничивает срок задержания 48 часами, значит, суд может состояться и раньше. По делу «Ив Роше» Навальный в свое время выиграл дело в ЕСПЧ, хотя Верховный суд РФ потом оставил приговор без изменения.

На международном уровне волна осуждения поднялась немедленно. Председатель Евросовета Шарль Мишель потребовал освободить Алексея Навального. О том же самом сообщил Джейк Салливан, которого Байден собирается назначить советником по национальной безопасности. Давление это явно будет нарастать.

Момент, конечно, деликатный, заставляющий задуматься. Тут и новый президент США, размышляющий о санкциях и договорах (ведь Джо Байден и так весьма критически относится к отравлению Навального и считает, что ответственность лежит на российском государстве), но ведь и выборы в Госдуму надвигаются, где Навальный наверняка попытается навести шороху, выйдя после отравления на новый уровень популярности в статусе бесспорного лидера оппозиции.

Решение еще не обязательно принято, и Алексей Навальный может в очередной раз избежать колонии. Кремль всё еще стоит перед выбором. Он вполне может проигнорировать международное давление, решив, что хуже уже не будет, а внутренние угрозы страшнее, но может и прийти к выводу, что снова сумеет справиться с протестами.

Убедить мир в том, что не травил Навального и не причастен к его судьбе, Путин всё равно не может. Торпедировать санкции не в его силах, а поступать так, как от него хотят на Западе, он не будет из принципа. Лично Путин вообще сделал всё что мог: президент неоднократно подчеркивал, это вообще он лично распорядился разрешить вывезти Навального в Германию на лечение, чего ж вам еще.

Оппозиционер уже не раз проходил через уголовные дела, может просто добавить в коллекцию еще одно. Хотя сейчас, после того как он обвинил Путина в причастности к своему отравлению и выставил сотрудников ФСБ дураками, в Кремле могут, конечно, прийти к выводу, что комедию пора заканчивать и пришло время мстить.

Пока что властям нужно было сохранить строгое лицо перед своими сторонниками, и они его сохранили: пообещали задержать Навального и задержали. А судебные процессы — это уже следующий вопрос. В случае чего их можно просто затянуть, в очередной раз помариновав оппозиционера под следствием и судом. Ход сделан, но жертва окончательно еще не принята.

Фото: Михаил Гребенщиков / Коммерсантъ

К списку новостей