Приход наследников Игоря Минакова
Поделитесь публикацией!

Приход наследников Игоря Минакова

Сергей Мохнарь 19 декабря 2019
Приход наследников Игоря Минакова

Церковь святой преподобномученицы Евгении на Парашютной улице была построена в 2014–2016 годах, и именно в ней в декабре 2018 года прошло отпевание бизнесмена. А 17 января 2019 года в только что открывшуюся после новогодних каникул налоговую инспекцию №26 по Петербургу пришли юристы группы Nordest, основанной покойным, и подали документы на регистрацию нового юридического лица. Причём не какой-нибудь ООО-шки для хранения одного из многочисленных земельных участков или зданий, принадлежащих Nordest, а местной религиозной организации «Православный приход храма святой преподобномученицы Евгении» под управлением настоятеля церкви иерея Андрея Ковальчука. Отец Андрей не пожелал общаться с журналистом «НП».

Примечательным в этом приходе является одно обстоятельство: все его члены, по словам участников петербургского рынка, являются сотрудниками высшего и среднего звена в компаниях, бывших подконтрольными Игорю Минакову. Это, во-первых, вдова предпринимателя Анна Персиянова, на которую он, похоже, ещё при жизни переписал половину своего земельного банка. Во-вторых, его соратники, прошедшие с ним 1990-е и нулевые годы: Валерий Жоров, Валерий Ларькин, Валерий Назаров, Игорь Кобзарев, Ольга Романова, Светлана Копылова и другие — общим числом 14 человек. Почти все они являются совладельцами или генеральными директорами в компаниях созданной Минаковым бизнес-империи, но и те несколько человек, которые вообще никак ранее не светились в ЕГРЮЛ, по словам собеседников «НП», отнюдь не являются простыми прихожанами нового храма. 

Осень патриарха 

Петербургский бизнесмен Игорь Минаков, прошедший за 1990–2000-е годы путь от отставного лейтенанта милиции до миллиардера с активами в десятки миллиардов рублей,  умер 23 декабря 2018 года в возрасте 59 лет после 10 лет борьбы с раком. Самый известный бизнес Минакова — после продажи им банка «Объединённый капитал» петербургской группе «Орими» и охранного холдинга Securicop московской группе Delta — был связан с похоронным сервисом: в управлении у его структур до сих пор находится большая часть кладбищ Петербурга и нескольких крупных городов Северо-Запада России, а также гранитный карьер, мануфактура по изготовлению памятников, транспортные компании и ритуальные фирмы для организации похорон во всех ценовых сегментах. Управлял ими с 1990-х годов Валерий Ларькин, один из давних партнеров Игоря Минакова. Ему же был доверен и банно-помывочный сегмент бизнес-империи (пять городских бань в аренде и две в собственности).

Кроме того, люди Минакова обанкротили, а затем восстановили и вывели на передовые позиции один из крупнейших дорожно-строительных трестов страны — «Мостострой №6». В конце правления губернатора Петербурга Валентины Матвиенко эта компания получила дорожно-строительные госзаказы на общую сумму более 12 млрд рублей. Но основу благосостояния бизнесмена всё-таки составляли девелоперские активы: бизнес-центры и склады общей площадью более 160 тыс. м2, земельные участки под жилую и коммерческую застройку в Петербурге и Ленобласти — около 150 га. На ряде участков крупные городские девелоперы ведут жилищное строительство, рассчитываясь с бизнесменом квартирами и коммерческими помещениями. Один из таких девелоперов — Аркадий Скоров, владелец СК «Дальпитерстрой».

Еще в 2016–2017 годах Игорь Минаков переписал большую часть своих активов на свою молодую супругу Анну Персиянову, а незадолго до его смерти часть компаний была реорганизована, в результате чего возникло 27 новых юрлиц с названиями, соответствующими наименованиям микрорайонов Петербурга. Как говорят участники девелоперского рынка, каждое из этих названий указывает на локацию земельного участка, находящегося на балансе юрлица.

При этом Анна Персиянова почти во всех этих юрлицах имеет лишь 50%. Вторые половины в этих фирмах получил ещё один давний соратник Игоря Минакова — Юрий Чичоян, прошедший с ним и 1990-е (по данным, полученным из правоохранительных органов, в те времена он был даже однажды фигурантом уголовного дела о грабеже, но оно развалилось) и нулевые (когда участвовал во многих операциях с недвижимостью, в частности, продал Виталию Архангельскому участок обанкроченного «Балтийского морского пароходства» в Морском порту Петербурга).

Тем временем в последние несколько лет дела у миллиардера шли не лучшим образом. Сорвал госконтракты и обанкротился «Мостострой №6», и сегодня экс-правая рука Минакова Валерий Жоров руководит всего одной фирмой «Гидросистемы», владеющей 21% акций НИИ «Водтрансприбор». ФАС начала атаки на позиции кладбищенских компаний (мол, негоже отдавать все похороны в одни руки). А летом 2018 года Валерий Ларькин попал в ДТП и с тех пор ему стало сложно управлять вверенной ему частью бизнеса.

Зачем приход? Куда приход?

Эксперты теряются в догадках, зачем именно люди Игоря Минакова учредили православный приход сразу после его смерти. Одни предполагают, что это воля покойного, который мог указать на необходимость создания прихода и совместной заботы о храме и помощи батюшке. Сам покойный миллиардер был человеком набожным, и храм построил на собственные средства на своей земле — переведённом под застройку сельскохозяйственном участке бывшего совхоза. Застройщиком храма выступала Ирина Минакова, бывшая супруга покойного. Причём, как писали ранее СМИ, Госстройнадзор выдал разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию церкви постфактум, когда в ней уже шли богослужения.

Участники рынка не исключают, что учреждение прихода — часть длительной юридической процедуры, целью которой является сохранение контроля прихожан-учредителей над участком и церковными зданиями: недвижимость останется на балансе некоммерческой религиозной организации, а не будет передана митрополии. 

«Возможно, регистрация некоммерческой организации может быть вызвана необходимостью «закрепления» прихода в храме, — говорит управляющий партнёр адвокатского бюро Pen&Paper Валерий Зинченко. — Это также может быть связано и с желанием оформления прав и дальнейшего развития приходского участка под зданием церкви. Вообще, деятельность религиозных организаций ключевыми (в том числе земельным) налогами не облагается, если она направлена на реализацию уставных целей. В этом контексте приход как собственник актива может иметь достаточно серьёзные послабления».

Адвокат Ирина Иванова из Международной коллегии адвокатов отмечает, что создание приходов сегодня — повсеместное явление, корень которого порой кроется в скрытом или явном противостоянии паствы (подчас весьма богатой и влиятельной, финансирующей строительство новых церквей или реконструкцию разрушенных старых храмов) и иерархов РПЦ: «Похожая ситуация сегодня на моих глазах развивается во Всеволожске, где прихожане не приняли назначенного сверху священника в построенную за их счёт церковь и требовали вернуть им прежнего. В итоге конфликт дошёл до того, что они поехали на Афон и взяли благословение построить подворье Афонского патриархата на соседнем участке, благо, вся земля окрест принадлежит этим самым прихожанам».

Источник, прежде близко знакомый с Игорем Минаковым, разделяет уверенность экспертов, что в этой команде ничего не делается просто так: «Возможно, Русская православная церковь сегодня — это та организация, аффилированность с которой даёт преференции, которые раньше можно было получить, учредив, например, фонд поддержки ветеранов спецслужб. Приход не платит целый ряд налогов, существует в очень комфортных условиях по части отчётности и может оперировать довольно большими суммами благотворительных средств. При нём можно и зарабатывать, главное, чтобы коммерческая деятельность была связана с отправлением религиозных обрядов: гостиница для паломников, кафе, рестораны и многое другое».

Без права на имущество

Впрочем, версию о попытке прихожан-бизнесменов сохранить через создание прихода контроль над имуществом храма, опровергает пресс-служба Санкт-Петербургской епархии РПЦ. «Создание прихода при строящемся или построенном храме — обычная практика Русской Православной Церкви, — заверил корреспондента «НП» представитель митрополии. — Приход — это добровольное объединение граждан в целях совместного исповедания и распространения православной веры, которое входит в структуру той или иной епархии. Приход не является формой церковной собственности. Поскольку здание храма святой Евгении было построено и введено в эксплуатацию, совершенно очевидным стала необходимость формирования и последующей регистрации прихода в качестве юридического лица, в том числе для надлежащей организации приходской жизни в храме».

Собеседник НП добавил, что, согласно действующему законодательству, учредители религиозной организации не сохраняют имущественные права на имущество, переданное ими этой организации в собственность. Также учредители религиозных организаций не отвечают по их обязательствам, а эти организации не отвечают по обязательствам своих учредителей. 

Ранее на эту тему:

Как Минстрой перелопатит похоронный рынок

Генералу припомнили историю с катафалками

Кому оставил наследство король похоронного рынка Игорь Минаков

 

Возврат к списку