Минаков Игорь Адольфович
Игорь Минаков
Кому оставил наследство король похоронного рынка Игорь Минаков

Король петербургского похоронного рынка Игорь Минаков задолго до смерти подготовил свою огромную бизнес-империю к передаче наследникам. «НП» изучил, кому перешли его активы.

На панихиду по Игорю Минакову, которая состоялась в воскресенье 23 декабря в храме Cвятой преподобномученицы Евгении на Парашютной улице, пришло более 1 тыс. человек. «За 10 лет, которые он боролся с раком, ему удалось урегулировать практически все старые конфликты и подготовить бизнес к переходу наследникам», — комментирует один из петербургских бизнесменов.

Самый известный блок активов Минакова связан с похоронным рынком совокупный оборот компаний, входящих в него, в 2017 году составил 1,22 млрд рублей, чистая прибыль — 402 млн рублей, численность персонала — 257 человек. Однако это только верхушка бизнес-империи миллиардера, который скончался 21 декабря после продолжительной болезни.

Холдинг на базе «Музея»

Действительно, как выяснил «НП», Игорь Минаков тщательно уладил все свои дела. Почти все беспроблемные активы 59-летнего бизнесмена — земельные участки, жилье и коммерческая недвижимость — еще при его жизни были хорошо структурированы и переписаны на 33-летнюю вдову Анну Игоревну Персиянову, мать двух несовершеннолетних дочерей. Это 43 юридических лица, из которых 16, по данным СПАРК, давно действующих (их общий оборот в 2017 году составил 1,9 млрд рублей, совокупная прибыль — 25 млн рублей, общая численность персонала — 601 человек), и доли в 27 новых юрлицах (созданы в июле 2018 года), каждое из которых, похоже, несет на балансе земельный участок в Петербурге или Ленобласти. 

Все эти компании объединены в девелоперский холдинг Nordest, созданный на базе УК «Музей», которая в нулевые годы была одним из самых сильных и жестких игроков рынка слияний и поглощений Петербурга. Сейчас это спокойный и, можно сказать, малозаметный игрок. Компания строит ЖК «Шуваловский» в Озерках (в продаже 170 квартир), сдала в эксплуатацию ЖК «24 29» на 24-й линии В.О. (в продаже осталось 10 квартир), владеет БЦ «Выборгская застава», около 1,5 тыс. м2 торговых помещений в разных жилых комплексах и складом «Металлострой», который занимает 14 га в Колпино.

Впрочем, еще три года назад на сайте Nordest объектов коммерческой недвижимости презентовалось гораздо больше (одних бизнес-центров было 16), да и оставшиеся активы теперь ищут покупателей: в частности, складской комплекс «Металлострой» предлагается к продаже за 350 млн рублей без торга.

Кстати, жилые дома на Васильевском острове и в Шувалово для Nordest построила компания «Дальпитерстрой» Аркадия Скорова (холдинг Минакова на правах владельца участка получил часть помещений в каждом ЖК), и теперь домами управляет УК «Технопарк №1» того же Скорова.

«Я знал Игоря с 2008 года, — делится воспоминаниями о новопреставленном бизнесмене Аркадий Скоров.

— Все эти 10 лет он боролся с болезнью, вел практически мученический образ жизни. И, может быть, правда: лучше здесь получить свою долю страданий, чем там. Он был перфекционистом во всем: на столе у него всегда был идеальный порядок, и в делах тоже. Я был на его панихиде, там из тысячи людей, которые пришли с ним проститься, я знаю едва ли десяток. И все это очень серьезные люди. Он неоднократно вступал в жесткие бизнес-противостояния с самыми разными людьми, в том числе с сильнейшими. И при этом сохранял с ними ровные отношения: а это многого стоит  сохранить ровные отношения, не поступившись своими интересами. Он примирился с врагами, поставил правильных людей на разные направления бизнеса».

Новосозданные в 2018 году 27 юрлиц принадлежат Анне Персияновой лишь на 50%, а вторая половина долей в них записана на давнего партнера Игоря Минакова — Валерия Ларькина. 

Ларькин получил и самые сложные активы покойного бизнесмена, связанные с похоронным рынком (ООО «Ритуал-транс», ООО «МЕКОМ», ООО «РИТЭК», ООО «РС Обряд», ООО «СПбРК», ООО «Авто-Ритуал»), а также бани (ООО «Посейдон», арендующее у КИО пять городских бань, и ООО «Тритон», управляющее Ярославскими банями).

Бывшей жене Ирине Минаковой взрослыой дочери предпринимателя из бизнес-активов официально достанутся всего шесть компаний, которые были в собственности Игоря Минакова на момент его смерти: это охотничьи угодья с пятью озерами в Псковской области (ООО «Нежадовское»), а также доли в похоронном бизнесе (40% ООО «Мемориальная компания силовых структур» и 60% ООО «Специализированная ритуальная служба «Мемориал»). Кроме того, еще при жизни муж переписал на Ирину Минакову компанию «Нордбокс» (склад на улице Седова, 13 площадью 10 тыс. м2, оборот — 11 млн рублей) и ООО «Астра» (одноименный бизнес-центр на улице Бумажной, 3 площадью 3,5 тыс. м2). 

Были будни боевые

Старший лейтенант милиции Игорь Минаков уволился из местного управления по борьбе с оргпреступностью в 1991 году, когда понял, что на этом посту ему с оргпреступностью не справиться. Времена были такие, что строгие процессуальные рамки закона «О милиции» далеко не всегда позволяли эффективно защищать правопорядок от посягательств криминального мира.

Поэтому 31-летний предприниматель объединил под своим началом таких же бывших оперов и создал частную охранную фирму «Защита». Впоследствии к ним присоединились эффективные менеджеры, профессиональные юристы и адвокаты, которые вместе составили сильную и сплоченную команду. Кроме Валерия Ларькина, в нее входили экономист Михаил Загородников (защитил диссертацию по теме оптимизации имущественного комплекса госпредприятий), адвокат Константин Огородников, юрист Андрей Баудис, строитель Валерий Жоров, охранник Юрий Чичоян и другие.

Бойцы «Защиты» противостояли оргпреступности настолько эффективно, что к концу 90-х фирма выросла в крупнейший на Северо-Западе охранный концерн. Она брала под охрану самые разные объекты, которые до этого крышевали преступные элементы. И эти элементы после жестких внесудебных разбирательств прекращали свои незаконные посягательства, а объекты нередко переходили в собственность владельцев ЧОПа. 

Так, говорят, в середине 1990-х годов Петербург долго сотрясали «кладбищенские войны»: городские клабища в годы правления Анатолия Собчака контролировала так называемая «банда санитаров», но с приходом на пост губернатора Владимира Яковлева похоронный бизнес взяла под охрану «Защита». А санитары через несколько лет сели на скамью подсудимых и были осуждены (последним в тюрьму в 2016 году отправился лидер банды Валерий Бурыкин, долгое время скрывавшийся за рубежом). С тех пор Игорь Минаков и его партнеры развивали похоронное дело — самое высокомаржинальное в их бизнес-империи. 

Заплатите за свет

В 1997 году Игорь Минаков стал заместителем генерального директора ОАО «Ленэнерго» по вопросам безопасности. Бойцы концерна «Защита» не только обеспечивали сохранность имущества энергосетевой компании, но и активно участвовали в работе с ее должниками, повышая собираемость платы за электроэнергию. За нее в те годы не платили многие государственные предприятия, находившиеся в плачевном финансовом состоянии. Поэтому многие из них банкротились, и в дело вступали юристы и финансисты УК «Музей». 

Так обанкротились Кронштадтский морской завод (КМЗ) и «Красный треугольник», завод имени Карла Маркса и Мостостроительный трест №6, морские НИИ «Океанприбор», «Гидроприбор», «Гранит-Электрон», Балтийское морское пароходство.

Справедливости ради, следует отметить, что почти все эти предприятия существуют и по сей день: они успешно преодолели финансовые трудности, оптимизировав свои имущественные комплексы. КМЗ вошел в Объединенную судостроительную корпорацию; «Океанприбор», «Гидроприбор» и «Гранит-Электрон» — в госкорпорацию «Ростех». Совсем обанкротились лишь «Треугольник» и «Карл Маркс», на месте которых УК «Музей» открыла бизнес-центры. А «Мострострой №6» под руководством партнера Минакова Валерия Жорова стал одним из крупнейших подрядчиков дорожно-мостового строительства Петербурга: при губернаторе Георгии Полтавченко он получил контракты на общую сумму 20 млрд рублей, из которых половину в 2015 году сорвал, из-за чего обанкротился вторично — теперь уже окончательно. 

20 лет спустя

Бывшие члены команды Игоря Минакова неохотно дают о нем комментарии. «Мы не общались очень давно, практически все годы его болезни, — говорит Михаил Загородников (он с тех пор поработал в ОСК и в Ростехе, а теперь владеет заводом лакокрасочной продукции с оборотом более 1,5 млрд рублей в год). — Мы в последний раз виделись году в 2012-м, с тех пор я ушел в госструктуры, а он с государством старался не иметь никаких дел. Так наши пути и разошлись».

Андрей Баудис не отвечал на звонки. Ему передали желание журналиста пообщаться, но на связь он пока не вышел. Константин Огородников заявил, что как адвокат он не имеет права распространяться о делах своих клиентов, а о делах чужих клиентов ничего не знает.

Инфографика: Константин Мшагский 

Болконский, фамильный дом, старт продаж