Как Виктор Янукович не стал президентом банка «Советский»
Поделитесь публикацией!

Как Виктор Янукович не стал президентом банка «Советский»

Как Виктор Янукович не стал президентом банка «Советский»

Корреспондент «НП» вёл это расследование с самого начала санации банка «Советский» в 2016 году. Мы рассмотрели и одну за другой отбросили множество версий происходившего в этой кредитной организации.

Сначала мы думали, что в судебных баталиях, развернувшихся в ходе санации, участвуют только АСВ, санатор Татфондбанк и бывшие акционеры «Советского» — президент банка Владимир Митрушин с сыновьями, его бизнес-партнёры по девелоперскому холдингу «Далпорт» Кирилл Ласкин и Олег Николаев и другие акционеры. Затем выяснилось, что между Митрушиными с одной стороны и Ласкиным с Николаевым с другой отнюдь нет единства взглядов, а, скорее, есть тлеющий корпоративный конфликт. И лишь недавно мы напали на след, который нас привёл к последней версии — о неудачной попытке продажи банка перед его дефолтом, — получившей впоследствии большое количество подтверждений.

Версия эта состоит в том, что в 2014-2015 годах бывшие владельцы банка «Советский», капитал которого изрядно похудел из-за спекуляций с недвижимостью, предприняли попытку продать кредитную организацию. К этому времени в России на фоне бегства иностранного капитала в связи с первыми санкциями было не так много инвесторов, готовых купить маленький петербургский банк по нормальной цене. И якобы одним из интересантов, который реально имел деньги и искал, куда их вложить именно в России (более того, желал иметь в РФ собственный малозаметный банк), был как раз незадолго до этого свергнутый президент Украины Виктор Янукович. 

Странные выводы

Чем ему приглянулся именно «Советский» (если, конечно, допустить, что действительно приглянулся ему), можно только гадать. Возможно, совпадение интересов следует искать в том, что миноритарий банка Олег Николаев в 2014 году был одним из лидеров Крымской весны и сегодня является видным политиком в Севастополе. Может быть, наоборот, помогли украинские знакомства экс-президента банка Владимира Митрушина. 

Но факт состоит в том, что в декабре 2014–январе 2015 года, то есть после введения в отношении банка временного ограничения на приём вкладов населения, на коррсчёт «Советского» несколькими траншами поступило 2,3 млрд рублей. Их перечислило аффилированное с банком ООО «СовБанкКонсалт» по договору цессии — оно купило у банка права требования по кредитам на общую сумму 3,7 млрд рублей. Но деньги эти акционерам банка не принадлежали, их «СовБанкКонсалт» взял взаймы у нескольких посторонних юрлиц: ООО «Юридическая фирма Единой энергетической системы» (800 млн рублей), ООО «Дмитровская энергетическая компания» (800 млн), ООО «ПАУРЭ» (350 млн) и ООО «Антейстрой» (350 млн). Причём по всем этим займам за «СовБанкКонсалт» поручился сам банк.

Ограничение ЦБ на приём вкладов традиционно считается красным флажком, отпугивающим всех здравомыслящих капиталистов. Какая же причина сподвигла этих неизвестных вкладчиков залить в шатающуюся кредитную организацию больше 2 млрд рублей? Эксперты «НП» сошлись во мнении: такая транзакция может говорить только об одном — продаже банка. Но тогда возникает новый вопрос: почему, несмотря на поступившие деньги, новый владелец банка не получил его акции, а вместо его менеджеров в офис «Советского» вошла временная администрация АСВ? Почему ЦБ России не позволил новому инвестору докапитализировать падающий банк с десятками миллиардов рублей вкладов населения? 

Все, кто владел хоть какой-то достоверной информацией на эту тему, предпочитали отмалчиваться. И заговорили лишь недавно — после того, как следователи МВД и СКР истолковали эти сведения на свой лад и приступили к обыскам, задержаниям и арестам. Знакомые с ситуацией источники анонимно подтвердили: сделка действительно началась, банк продавался за долги (то есть деньги от продажи должны были остаться в самом банке, а продавцы — уйти без денег, но и без обязательств). Эти 2,3 млрд рублей — это первые транши. Всего (после передачи акций) в банк должно было поступить чуть более 4 млрд рублей (банк продавался за капитал). Но кандидатура нового владельца не прошла согласование в ЦБ России (есть версия, что из-за связанных с ней существеных политических рисков), и всё пошло прахом.

А теперь обо всём по порядку.

Структура сделки

Все четыре пресловутых займа, которые получило ООО «СовБанкКонсалт», чтобы купить на них кредиты банка «Советский», были выданы на три месяца. В марте 2015 года, когда наступил срок их возврата, все четыре займодавца заключили с заёмщиком и банком дополнительные соглашения, которыми прямо установили целевой характер заимствований — оплату прав требований, приобретаемых у «Советского» по договорам цессии. Срок возврата займов был продлён на 24 месяца — до весны 2017 года. Кроме того, банк заключил с каждым из займодавцев договор ипотеки, по которому заложил в их пользу права требования по другим кредитам. 

Вся эта совокупность сделок выглядит непривычной с точки зрения обычного делового оборота. «СовБанкКонсалт», по данным СПАРК, на момент сделки был полностью подконтролен банку, у которого покупал дебиторскую задолженность (а одно время даже принадлежал президенту кредитной организации Владимиру Митрушину). Собственных возможностей для возврата всех этих займов у компании априори не было: её активы до сделки составляли всего 585 млн рублей. По итогам 2014 года выручка компании была нулевой, а убыток — 315 млн рублей. Таким образом, все четыре займа де-факто создали обязательства перед кредиторами «СовБанкКонсалта» со стороны банка. 

Когда впоследствии эти сделки оспаривались временной администрацией «Советского», а затем и санаторами банка, они рассматривались исключительно как вывод активов перед дефолтом. На первый взгляд, и правда, выглядело довольно странно: все четыре займодавца уступили свои права требования по займам и поручительствам банка в пользу кипрского офшора Mysaria Holding Ltd, который потребовал деньги с заёмщика и поручителя в суде. На фоне новостей о санации «Советского» это выглядело именно как попытка бывших собственников вывести из банка по судебным актам максимум денег. 

Но картину банального вывода активов портит одно странное обстоятельство: по этим сделкам в банк действительно поступило 2,3 млрд рублей. Об этом прямо пишут арбитражные судьи в своих решениях по всем искам, связанным с этими сделками. Даже если допустить, что банк продавал реальные ко взысканию права требования на сумму 3,7 млрд рублей, дисконт в 30-40% выглядит вполне рыночным. В пользу этого говорит и тот факт, что АСВ впоследствии не стало оспаривать сделки цессии, ограничившись лишь оспариванием договоров залога и поручительства.

А если учесть, что возврат по уступленным правам требования после двух лет судебной работы составил всего 100 млн рублей, получается, что реально пострадавшими в результате этих сделок стали четыре займодавца, а никак не банк. 

«Вся эта сложная правовая конструкция представляет собой одну большую сделку по продаже банка, — пояснил «НП» один осведомлённый источник. — Она началась в сентябре 2014 года, когда стало ясно: акционеры сами не справятся с накопившимся валом проблем. Дело в том, что они наращивали активы путём заведения на баланс банка объектов недвижимости, а она из-за политической нестабильности резко подешевела. Своих денег для закрытия дыры в балансе у акционеров не было, и банк решили продать. Продавали за один капитал — он равнялся примерно 4 млрд рублей, что было очень неплохим условием: в те времена банки продавались за половину капитала. Покупателем выступал какой-то то ли украинский, то ли молдавский инвестор».

Другой источник, близкий к прежним владельцам банка, уточнил эти сведения: по его версии, на этапе подготовке к сделке предправления кредитной организации Станислав Митрушин якобы прямо называл партнёрам имя покупателя — Виктор Янукович, свергнутый президент Украины. Третий источник подтвердил, что имя это звучало в разговорах, но он лично счёл эти разговоры досужими. Так или иначе, достоверно известно, что таинственный покупатель банк не получил, а деньги потерял.

«С этими деньгами вполне можно было бы решить проблемы банка, — говорит источник. — Но почему-то в тот самый день, когда все 2,3 млрд рублей поступили на коррсчёт, какой-то клиент обналичил депозит ровно на ту же сумму». Впрочем, подтвердить документально версию насчёт обналичивания депозита источник не смог, поэтому доверять ей или нет — вопрос открытый.

Сделка сорвалась

Как бы то ни было, а сделка так и не состоялась: в апреле 2015 года, то есть через месяц после того, как были оформлены обязательства банка по поручительствам и залогам, в банк пришла проверка ЦБ. Она продолжалась четыре месяца и завершилась в июле выявлением дыры в балансе «Советского» размером в 6 млрд рублей, а в октябре — введением временной администрации АСВ. 

По версии одного из источников «НП», причиной срыва сделки был отказ ЦБ в согласовании нового собственника банка: «Формально отказ звучит так: по структуре владения невозможно установить конечного бенефициара. Но я знаю, что представители этого самого бенефициара ездили в ЦБ и раскрывали его личность. Именно личность ЦБ и не устроила».

В пресс-службе Центробанка России пока не ответили на запрос «НП» о достоверности этой версии. В АСВ на аналогичный запрос сообщили, что вопрос находится вне пределов компетенции агентства.   

Что же происходило в это время с участниками сделки? В октябре 2015 года, после захода в «Советский» АСВ, юристы временной администрации начали оспаривать поручительства банка за «СовБанкКонсалт» перед четырьмя займодателями. Сразу после этого за «СовБанкКонсалт» поручилось ещё одно юрлицо, принадлежащее прежним акционерам банка, — ООО «Коллектор 19». 

Это юрлицо буквально на прошлой неделе прогремело на всю страну в новостях об аресте его экс-директора, экс-совладельца «Советского» Кирилла Ласкина. По версии следствия, именно на упомянутое ООО в январе 2015 года из банка были выведены права требования по кредитам физлиц на общую сумму 2,1 млрд рублей по цене 2,1 млн рублей. По версии защиты арестованного бизнесмена, с сентября 2014 по июнь 2015 года «Коллектор 19» приобрёл кредитов на 3 млрд рублей и заплатил за них банку 600 млн рублей.

В марте 2016 года, когда санатором «Советского» был назначен Татфондбанк, четыре займодавца — ПАУРЭ, ЮФ ЕЭС, «Антейстрой» и «Дмитровэнерго» — уступили свои права требования к «СовБанкКонсалту» и к «Советскому»  кипрскому офшору Mysaria Holdings Ltd. И этот офшор пошёл в суды требовать с санируемого банка деньги. А когда в 2017 году суд удовлетворил иски АСВ и признал недействительными договоры залогов и поручительств со стороны банка, офшор переуступил свои права требования московскому ООО «УК Октант». 

Смысл этих действий на условиях анонимности объясняют юристы, работавшие когда-то с банком: «Когда стало ясно, что сделки точно не будет, деньги уже в банке, а сам банк под контролем ЦБ и АСВ, бывшим акционерам пришлось дополнительно поручаться перед несостоявшимися покупателями. Последние попробовали вернуть деньги из банка, а когда не получилось, продали права своим юристам».

Места отдалённые и не столь

«Советский» на пике роста входил в первую сотню российских банков по величине активов. Он принадлежал группе петербургских предпринимателей. Крупнейшим держателем акций была семья Владимира Митрушина (он сам и его сыновья Станислав и Иван), также имелась группа акционеров из числа топ-менеджеров кредитной организации (Глеб Шахов, Александр Тепляков, Андрей Карпов и т.д.). Ещё два акционера держались особняком: это Кирилл Ласкин и Олег Николаев, которые вместе с Владимиром Митрушиным владеют девелоперским холдингом «Далпорт» (по 25% у них и 50% у Митрушина). 

В октябре 2015 года в банке была введена временная администрация, в марте 2016 года кредитную организацию отдали на санацию Татфондбанку. Тот выкачал из «Советского» все 10 млрд рублей, полученные от АСВ на оздоровление, а заодно забрал и 5 млрд рублей собственных средств «Советского». Эту сделку оспорил один из прежних владельцев банка Александр Тепляков. Сразу после того как в декабре 2016 года суд признал её недействительной и обязал вернуть деньги назад, Татфондбанк лопнул. А в «Советский» опять вернулась временная администрация АСВ. На сей раз санацию вводить не стали (дыра в балансе из-за Татфондбанка выросла с 10 млрд до 30 млрд рублей). Юристы АСВ сделали всё, чтобы в банке было что делить, а затем ЦБ отозвал у него лицензию.

Параллельно правоохранительные органы возбудили два уголовных дела о хищениях в банке. Первое — в Москве (о выдаче невозвратных кредитов) в отношении Владимира и Станислава Митрушиных. По нему было арестовано имущество холдинга «Далпорт». Совладельцы этого холдинга Ласкин и Николаев возражали следствию: мол, они-то ни при чём, и арестовывать следует долю Митрушина, а не имущество. На днях Мосгорсуд внял этим доводам и снял арест с имущества. Между тем в рамках второго уголовного дела в Петербурге (о выводе кредитных досье на 2,1 млрд рублей на баланс ООО «Коллектор 19») был арестован на два месяца Кирилл Ласкин. Митрушины же находятся в вынужденной бизнес-эмиграции: старший — в Германии, младший, по данным следствия, — на Кипре.

Ранее на эту тему:

Суд арестовал Кирилла Ласкина на два месяца

Фото: Александр Миридонов/Коммерсантъ


Возврат к списку