Суд арестовал Кирилла Ласкина на два месяца
Doc Play Chart Chat

Куйбышевский районный суд удовлетворил ходатайство следователя и заключил под стражу бывшего совладельца банка «Советский»​ Кирилла Ласкина по уголовному делу о хищении активов кредитной организации на 2,1 млрд рублей. За процессом следит наш судебный репортёр.

В пятницу 8 февраля в 16:01 судья Куйбышевского районного суда Петербурга Юлия Трофимова отпустила экс-совладельца банка «Советский» Кирилла Ласкина из клетки в зале заседаний, и он занял место возле своего адвоката. Но в 19:20, когда заседание закончилось, с ним закончилась и свобода бизнесмена: суд заключил его под стражу, не вняв просьбам защиты применить любую более мягкую меру пресечения, от залога и ограничения мобильности до домашнего ареста. Не помогли ни слезы четверых детей (на второе заседание супруга бизнесмена Ольга Ласкина детей в суд не взяла), которые, как и их мать, находятся на полном иждивении отца, ни заверения самого подследственного, что он не собирается никуда бежать, как не бежал и раньше, так как ни в каких хищениях не виновен. Бизнесмен арестован до 4 апреля 2019 года. Защита собирается обжаловать постановление об аресте в городском суде Петербурга. На заседании был наш судебный репортер.

День второй. Арест

В начале заседания судья Юлия Трофимова рассмотрела ходатайство главного редактора «НП» Анны Невской о разрешении фотосъемки в зале суда. Все стороны процесса оставили вопрос на усмотрение суда, и судья съемку разрешила. 

Затем адвокат Алексей Муравинский выступил с ходатайством, в котором заявил, что считает рассмотрение Куйбышевским судом вопроса об аресте Ласкина незаконным. По его словам, протокол задержания бизнесмена составлен в 20:00 5 февраля после целого дня активных следственных действий (обысков, очных ставок, допросов и т.д.), но реально задержание (то есть ограничение свободы) произошло в ходе обыска частного дома Ласкина в Парголово в 10:40 утра того же дня.

— После обыска я предложил, чтобы мой подзащитный проехал к месту допроса на Лиговский, 45 на моей машине. Но мне было отказано, подзащитного доставили принудительно на служебном автомобиле в сопровождении вооруженных охранников. Именно в этот момент права и свободы Кирилла Геннадьевича были ограничены, и фактически он не имел свободы передвижения с 10:45.

Соответственно, вопрос о мере пресечения должен решать Выборгский районный суд — по месту ограничения свободы, а то, что протокол был составлен в Центральном районе (на Литейном) — это искажение фактов в угоду следствию, полагает адвокат Ласкина.

Затем суд изучил ходатайство следователя об аресте и содержании Ласкина под стражей. Из этого ходатайства следует, что уголовное дело (о мошенничестве в особо крупном размере) было возбуждено 19 сентября 2017 года, затем следствие дважды продлевалось. 

По данным следователя, в ноябре 2018 года следствие было в очередной раз продлено на полгода в связи с поступлением заявления сотрудника службы безопасности банка «Советский» по фамилии Плющев, который просил проверить решение совета директоров банка о заключении договора цессии с ООО «Коллектор 19» на сумму 2,1 млрд рублей на предмет мошенничества. 

Также суду представлена копия пресловутого договора цессии, подписанного с одной стороны предправления банка «Советский» Карповым и гендиректором «Коллектор 19» Ласкиным, а также другие документы по делу. 

— Обвиняемый, вам понятно ходатайство вашего защитника насчет передачи материалов дела в Выборгский районный суд?

— Я не обладаю юридическими знаниями, и не понимаю, поможет ли это, повлияет ли на что-либо позитивно, — сообщил  Ласкин из клетки. Если поможет, то я поддерживаю. Но вообще оставляю на усмотрение суда. 

Опросив других участников, суд постановил отказать в ходатайстве: мол, следствие идет на Лиговском, и ездить в Озерки будет неудобно. 

Тогда адвокат попросил приобщить документы, свидетельствующие о заслугах Ласкина перед обществом, о привязке его к месту жительства, о состоянии здоровья его детей, требующем заботы отца. 

Также защитник заверил суд, что Ласкин не имел и не имеет намерения скрываться от следствия: он знал о проведении доследственной проверки и о возбуждении уголовного дела, но не предпринимал попыток бегства (в отличие от некоторых других совладельцев «Советского»).  Добровольно являлся по вызовам должностных лиц, давал необходимые объяснения. Кроме того, вменяемое преступление относится несомненно к предпринимательской деятельности, а по таким статьям заключение под стражу не должно применяться. 

Перечислил адвокат и все благодарственные письма, полученные бизнесменом от нескольких детских домов Ленобласти за помощь в ремонте. 

В 16:01 адвокат прервал этот длинный список доказательств заслуг подзащитного и объявил, что срок задержания Ласкина истек, и его необходимо выпустить на свободу. Суд дал соответствующее распоряжение и пристав открыл двери клетки. Последовали объятья бизнесмена с женой, а затем он, не скрывая радости, сел рядом с адвокатом.

Дальше суд допросил Ольгу Ласкину, затем следователя и прокурора. А потом судья удалилась в совещательную комнату, где провела больше часа. Наконец, она объявила, что в материалах дела имеются достаточные доказательства для вывода о причастности Ласкина в инкриминируемых преступлениях, а также о том, что он может скрыться или скрыть доказательства или повлиять на свидетелей. И заключила бизнесмена под стражу.

День первый. Задержание

Напоним, что накануне Куйбышевский районный суд удовлетворил ходатайство адвокатов экс-совладельца банка «Советский» Кирилла Ласкина о продлении их подзащитному срока задержания на сутки.

Следствие по делу банка «Советский», похоже, ведёт очень высококлассная команда сыщиков: по крайней мере, защите обвиняемого в рамках этого дела экс-совладельца банка Кирилла Ласкина не давали расслабиться ни на минуту. С момента задержания бизнесмена рано утром 5 февраля юристы обвиняемого исколесили весь город, только успевая присутствовать на разных оперативно-следственных мероприятиях. Увидеться с подзащитным двум его адвокатам удалось лишь вечером 7 февраля, когда его привезли в Куйбышевский районный суд на избрание меры пресечения. Но и тут не обошлось без беготни: сначала адвокатам сказали, что меру пресечения будет избирать суд по месту задержания (Парголово),то есть Выборгский районный суд Петербурга, но после обеда следователь прислал им SMS, что обвиняемого повезут к 16:00 в Куйбышевский районный суд на Караванной улице.

Наш корреспондент прибыл в назначенное время в указанное место — зал 8, судья Кирсанова. Но судья Ирина Кирсанова была занята рассмотрением совсем другого дела, а на вопрос журналиста о деле Ласкина сообщила, что передала его другому судье. «По-моему, Трофимовой», — сказала она.

В канцелярии суда по уголовным делам подтвердили: меру будет избирать судья Юлия Трофимова, зал 11. Но там журналисту пришлось подождать ещё полтора часа, и у него даже возникло сомнение, не обвели ли его вокруг пальца работники Фемиды. Однако вот в коридоре суда перед залом показалась длинная процессия: это пришла многочисленая родня Кирилла Ласкина. Подследственного сопровождали жена, родители, четверо детей (совсем маленькая дочка с книжкой про Короля Льва, её сестрёнка постарше, подросток-сын и заплаканная старшая дочь-старшеклассница), а также адвокаты и даже представитель бизнес-омбудсмена Ольга Пелевина.

«Детям до 18 лет вход в зал запрещён», — объявил судебный пристав. «То есть мы папу не увидим?» — спросила младшая девочка у матери. «Я думаю, если вы его поцелуете, когда его поведут, вас не расстреляют», — предположил один из родственников.

И вот Кирилла Ласкина повели по коридору. Он шёл свободно, без наручников, а два конвоира в штатском сопровождали его, идя чуть позади. Глядя на их добрые лица, казалось, что это просто приятели зашли поддержать обвиняемого в трудную минуту. Дети кинулись целовать отца. «Держись! Мы с тобой!» — кричали родные.

Заседание началось. Секретарь забыла передать судье Юлии Трофимовой ходатайство нашего корреспондента о проведении фотосъёмки. И та его, разумеется, не рассмотрела. Она установила личность обвиняемого и спросила стороны, есть ли у кого ходатайства.

Адвокат Алексей Муравинский сразу попросил суд отложить заседание на сутки, продлив срок задержания Ласкина до 72 часов: «Уважаемый суд, нам дали ознакомиться с материалами обвинения лишь за два часа до заседания, и мы успели  лишь сфотографировать листы дела. Мы не успели не то что собрать документы и иные доказательства в пользу принятия иной меры пресечения, а даже осмыслить доводы следствия. Хотелось бы получить время для ознакомления с материалами в спокойном режиме: сначала мне, потом подзащитному, без спешки и толкотни».

Ходатайство не вызвало возражений даже у следователя, который счёл его абсолютно обоснованным и законным, о чём и сообщил суду. И суд после 10-минутного размышления в совещательной комнате его удовлетворил. Кириллу Ласкину и его адвокатам дали 24 часа на ознакомление с материалами следствия и формирование доказательной базы в обоснование для принятия иной, более мягкой меры пресечения, чем арест.  Заседание было объявлено закрытым, родственников попросили покинуть здание суда (было уже 5 минут седьмого, а суд закрывается в 18:00), а затем обвиняемого вывели те же два конвоира. Они посадили его в ничем не примечательный легковой автомобиль и увезли в изолятор временного содержания.

Позиции сторон

После задержания Кирилла Ласкина оперативно-следственная группа провела целую серию обысков в офисах банка и связавнных с ним компаний. В офисе ООО «Коллектор 19» следователи нашли то, что искали, — пропавшие из банка кредитные досье на общую сумму 2,1 млрд рублей. Эти досье компания выкупила у банка в январе 2015 года до введения в нём санации (по договору цессии).

По версии следствия, за права требования по этим кредитам, якобы невозвратным, ООО заплатило в 1000 раз меньше — 2,1 млн рублей. При этом за полгода после сделки коллекторы успешно взыскали с должников более 100 млн рублей. Следствие считает, что АСВ, санируя, а затем банкротя банк «Советский», могло бы действовать не менее успешно, а потому вся сумма цессии была записана в «похищенные из банка активы».

Ранее по этому же уголовному делу был задержан ещё один экс-совладелец и топ-менеджер банка Андрей Карпов. Ласкин вину не признал.

Адвокат Кирилла Ласкина Алексей Муравинский считает, что следствие передергивает факты: «Во-первых, за эти конкретно кредиты банку было заплачено не 2,1 млн рублей, а более 600 млн. Это официально зафиксировано, деньги поступили на счёт банка. Во-вторых, мой подзащитный во всех этих сделках выступал исключительно как номинальный руководитель: де-факто операции по счету он не контролировал, они находились в руках предправления и мажоритария банка Станислава Митрушина, чьи непосредственные указания Ласкин и исполнял. В 2015 году, когда Кирилл Геннадьевич сдал полномочия гендиректора ООО «Коллектор 19» и их принял другой исполнитель воли Митрушина Вадим Трипольский, эти сделки продолжились, были заключены новые цессии. Это ясно демонстрирует незаинтересованность в них моего подзащитного».

Основными акционерами «Советского» были Владимир Митрушин и его сыновья Станислав и Михаил. По словам адвоката, отец в настоящее время находится в эмиграции (формально на лечении в Германии), а старший сын — в розыске по другому уголовному делу, связанному с банком. Младший брат Михаил остаётся свидетелем и дает показания на бывших партнёров своего брата, да и на самого брата тоже. На самом же деле Кирилл Ласкин и его бизнес-партнёр Олег Николаев (он был активным участником Крымской весны и сегодня является видным политическим деятелем в Севастополе) являлись лишь пассивными инвесторами в «Советском», основной же их бизнес — это девелоперский холдинг «Далпорт сити», владеющий около 90 тыс. м2 коммерческой недвижимости в Петербурге и на юге России. Незадолго до начала проблем в банке они собирались выйти из финансового бизнеса, но не успели: к тому времени их акции (по 10% банка) другие акционеры уже не очень-то хотели выкупать.

Олег Николаев заявил «Новому проспекту»: «Кирилл глубоко порядочный человек. И по большому счёту все наши с ним проблемы и в жизни, и в бизнесе, связаны с его принципиальной позицией. Он сразу сказал, что не будет скрываться, потому что ни перед кем ни в чем не виноват. Он будет добиваться полного оправдания». По мнению Олега Николаева, атака на него и его партнёра связана с чьим-то желанием отобрать у фирмы недвижимость в Петербурге.

Как сообщил адвокат Митрушина Александр Почуев, его подзащитному тоже пришла повестка о предъявлении обвинения: «Мы считаем, что следствие действует репрессивными методами, потому что речь идёт исключительно о нормальном бизнес-процессе. Ведь переуступка плохих долгов — совершенно нормальная практика. Тот же Сбербанк переуступает долги с гораздо большим дисконтом».

История вопроса

В банк «Советский» временная администрация Агентства по страхованию вкладов (АСВ) пришла осенью 2015 года в связи с выявленной ЦБ дырой в балансе размером более 6 млрд рублей. Весной 2016 года, когда был выбран санатором Татфондбанк, дыра уже выросла до 10 млрд рублей — эту сумму ЦБ и выделил на оздоровление. Однако казанская кредитная организация и сама испытывала проблемы (в частности, она разместила 5 млрд рублей в облигациях лопнувшего затем банка «Пересвет»), поэтому всю полученную сумму пустила на собственные нужды, выкачав их из санируемого банка по договору межбанковского кредита. Бывшие акционеры «Советского» оспорили эту сделку, после чего Татфондбанк, оказавшийся должен своей новой «дочке» единомоментно 15 млрд рублей, сам лопнул. В результате дыра в балансе «Советского» увеличилась почти до 30 млрд рублей, и новую санацию ЦБ решил не вводить (уже дешевле было отдать по 1,5 млн рублей вкладчикам-физлицам). В банке введено конкурсное производство.

Ранее на эту же тему:

Новые приключения Baltis Plaza