Как Минстрой перелопатит похоронный рынок
Поделитесь публикацией!

Как Минстрой перелопатит похоронный рынок

Как Минстрой перелопатит похоронный рынок

Проект Федерального закона «О похоронном деле в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» полностью подготовлен и будет представлен в правительство России в апреле. Об этом заявил несколько дней назад представитель Минстроя РФ, который является автором законодательной инициативы.

Согласно Федеральному порталу проектов нормативных правовых актов, законопроект прошёл стадии публичных обсуждений и процедуру оценки регулирующего воздействия. На сайте содержится отзыв Минэкономразвития, которое высказалось по отношению к законопроекту негативно. По мнению экспертов ведомства, став законом, документ не сможет исполнить свое главное предназначение — эффективно регулировать деловой оборот на рынке похоронных услуг страны.

Кроме того, на рассмотрении Государственной думы России на текущий момент находятся подготовленный группой депутатов конкурирующий законопроект «О внесении изменения в Федеральный закон «О погребении и похоронном деле». Он включён в примерную программу решением Государственной Думы на март 2019 года. Еще один законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О погребении и похоронном деле» подготовлен Федеральной антимонопольной службой — он также опубликован на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

Впрочем, исполнительный директор Союза похоронных организаций и крематориев Елена Андреева полагает, что в случае успеха законодательной инициативы Минстроя остальные проекты потеряют юридическую перспективу.

На данный момент похоронный бизнес в России регулируется Федеральным законом № 8-ФЗ от 12 января 1996 года «О погребении и похоронном деле». Нет ни одного участника этого сектора бизнеса, который считал бы его актуальным сегодня.

Не три в одном

Проект Закона «О похоронном деле» содержит три основных новшества для похоронной отрасли страны. Документ чётко разделяет ритуальные, медицинские и религиозные услуги. Разделяет настолько, чтобы их не могли оказывать родственникам умерших одни и те же физические или юридические лица. Документ распределяет властные функции в похоронной отрасли между федеральной и региональными властями. И, наконец, требует сформировать из списка ритуальных компаний систему реестров, которые должны быть доступны всем гражданам.  

Деятельность медиков, по версии законопроекта, должна заканчиваться сразу после паталогоанатомического исследования покойного. При этом на территории больницы и моргов и ближе, чем в 50 метрах от них, не должны никаким образом проявлять себя представители ритуальных компаний. 

Это очень важный и самый больной вопрос сегодняшнего похоронного бизнеса. В Петербурге представители похоронных фирм работают в помещениях всех медицинских учреждений, где есть морги, и в непосредственной близости от этих моргов. Таким образом, деньги за подготовку тел к захоронению получают те компании, чьи представители оказываются физически ближе к моргам. Отсюда первый источник коррупции в системе здравоохранения, который законопроект собирается ликвидировать. Кроме того, в список услуг медиков авторы документа включили доставку трупов с мест смерти в морги, чем сейчас занимаются ритуальные транспортные компании. Проще говоря, врач скорой помощи, который сегодня констатирует смерть и даёт родственнику умершего визитку с номером телефона, по которому можно вызвать катафалк, должен будет сам доставить умершего в морг. За разглашение медиками персональных данных родственников умерших будущий закон предполагает административное наказание.

Все ритуальные услуги по новому законопроекту смогут оказывать специализированные ритуальные компании. Для них создадут специальные реестры, они должны быть в открытом доступе, и любой гражданин сможет иметь выбор, какую компанию использовать для того, чтобы проводить своих родственников в последний путь. Будущий закон предполагает и создание «антиреестра» — перечня компаний, плохо зарекомендовавших себя, и к которым контролирующий реестры муниципалитет обращаться не рекомендует.

Законопроект определяет пока в общих чертах критерии, на основании которых компании, желающие оказывать ритуальные услуги, смогут попасть в соответствующий реестр. Кроме того, документ разделяет полномочия федеральной и региональной органов власти в сфере похоронного бизнеса. В России, по мнению авторов документа, должен быть создан орган власти, регулирующий взаимоотношения в похоронной отрасли всей страны. Но собственно организацией оказания гражданам ритуальных услуг должны, по версии законопроекта, заниматься соответствующие структуры региональных и муниципальных властей.

Законопроект выделяет из общего спектра ритуальных услуг религиозную составляющую. Авторы документа требуют, чтобы все религиозные обряды с покойными были физически и юридически отделены от медицинских и похоронных услуг. Сегодня сидящие в моргах агенты ритуальных компаний включают в свои прейскуранты и религиозные обряды.

Таким образом, авторы документа хотят разрушить годами устоявшийся в российском похоронном бизнесе принцип «три в одном»: когда один похоронный агент управляет санитарами, а порой и врачами, которые производят медицинские манипуляции с покойными и приводят его в порядок перед захоронением, предлагает весь спектр ритуальных услуг и заодно продает религиозные обряды.

Будущий закон «О похоронном деле» выделяет в отдельный сектор бизнеса услуги, связанные с захоронениями на кладбищах. По мнению авторов законопроекта, все кладбища должны обслуживать только профессиональные компании. Организацию такого процесса следует взять на себя местным органам власти, на территории которых соответствующие кладбища располагаются.

6 млрд рублей в год

Как сообщили в комитете по развитию предпринимательства и потребительского рынка Петербурга, в 2018 году в городе было захоронено и кремировано 78 561 человек. На погребение умерших из льготных категорий из городского бюджета потрачено 26 млн рублей, на содержание кладбищ — 95 млн рублей.

«Новый проспект» уже писал, что средний пакет услуг, связанных только с подготовкой одного покойного к захоронению или кремации, оценивается примерно в 20 тыс. рублей. Еще около 40 тыс. рублей стоят катафалк, гроб, венки и прочие элементы ритуала. Это живые деньги, которые платят родственники умерших. Итого почти 5 млрд рублей в год расходуется только на то, чтобы покойные добрались до крематория или кладбища.

35 442 умерших в прошлом году было кремировано, остальных захоронили. Кремация — это государственная услуга с чётким ценником, который сегодня составляет 8 985 рублей. Похороны на кладбище стоят дороже — примерно 20 тыс. рублей. Таким образом, еще около 1,2 млрд рублей в год составляет оборот средств в крематории и на городских кладбищах. Это деньги, которые обслуживающие кладбища компании получают от родственников умерших.

Применительно к Петербургу будущий закон должен преобразовать и начать регулировать похоронный бизнес, годовой финансовый оборот которого в 2018 году можно оценить в 6 млрд рублей. В настоящий момент крупнейшим игроком этого рынка выступают компании, связанные с наследниками Игоря Минакова, который скончался после продолжительной болезни в декабре 2018 года. Совокупный оборот компаний, входящих в его империю, в 2017 году составил 1,22 млрд рублей, чистая прибыль — 402 млн рублей, численность персонала — 257 человек. После смерти Минакова эти активы перешли к его давнему деловому партнеру — главе Ассоциации предприятий похоронной отрасли Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона Валерию Ларькину

Опрошенные корреспондентом «НП» участники рынка оценивают будущий закон довольно пессимистично. Нам не удалось выяснить только позицию Ассоциации предприятий похоронной отрасли Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона. К моменту публикации отклика на отправленный туда редакционный запрос мы не получили. Как только Ассоциация предоставит ответ, он будет опубликован.

Исполнительный директор Союза похоронных организаций и крематориев Елена Андреева:

— Законопроект пока рамочный. Все изложенные в нем требования будут раскрыты в нормативных актах, которые появятся после того, как он станет законом. Это и будут те основные документы, на основании которых можно будет сделать вывод, насколько эффективно новый закон регулирует похоронную отрасль. Сейчас мы понимаем, что появляются реестры, понимаем, что в проекте закона есть несомненные плюсы, но о чем-то большем говорить рано.

Обратим внимание на ещё один момент. Сегодня органы местного самоуправления и так уже регулируют подконтрольные им рынки похоронных услуг, и будущий закон в общем-то на их уровне всё и оставляет, хотя и прописывает основные вещи на уровне федерального законодательства. Это означает, что многое оказывается в зависимости от человеческого фактора, который может превратить оказание ритуальных услуг в некое торжество и оказание последних почестей умершему (как и должно быть), но может и привести к тому, что представители похоронного бизнеса заработают, а родственники умерших останутся недовольны. Такую зависимость от человеческого фактора мы имеем сейчас и, скорее всего, будем иметь после того, как законопроект обретет статус закона.

И сегодня есть регионы, где похоронные компании оказывают ритуальные услуги на очень достойном уровне, несмотря на отсутствие актуального закона. Если люди хотят, они находят возможность оказывать качественные услуги.

Старший юрисконсульт юридической компании «Светлый путь» Александр Лашер:

— Я оцениваю законопроект как недоработанный, не создающий реальной основы для развития здоровых правоотношений. В принципе этого следовало ожидать: он является результатом нормотворческой деятельности не имеющего никакого отношения к похоронному бизнесу Минстроя, что повлекло игнорирование позиции профессионального сообщества и даже Минэконоразвития.

Сама по себе законодательная инициатива оказания всего комплекса ритуальных услуг силами специализированных компаний, которые получают свой статус на основании соглашения с органами власти, — безусловный плюс. Но довольно странным выглядит возможность оказания услуг такими компаниями только на территориях тех муниципальных образований, с уполномоченными в сфере похоронного дела органами которых у них заключены соглашения.

Как показывает практика по другим направлениям бизнеса (в частности, в работе такси), сроки рассмотрения заявлений о включении в реестр нарушаются, а сами решения довольно часто носят субъективный и необоснованный характер. По-моему, очевидно, что чем больше нужно согласований, тем больше поводов для коррупции. 

Законопроект отделяет услуги по содержанию кладбищ, копке могил и установке памятников от других видов ритуальных услуг, фактически вводя здесь абсолютную монополию. В пункте 2 статьи 28 законопроекта написано: «Подготовку могил, установку и демонтаж намогильных сооружений и оказание услуг по уходу за местом захоронения на кладбище в указанном случае вправе оказывать только лица, осуществляющие его содержание». Такое правило уничтожит целые сектора похоронной отрасли по изготовлению, продаже, установке, реставрации и замене памятников — этим смогут заниматься лишь компании, которые добились возможности содержать кладбища. Те, кто оказывают подобные услуги сейчас, с момента вступления в силу нового закона лишатся заработка, а цены на эти услуги вырастут.

В пункте 4 статьи 49 законопроекта сказано: «Создание новых пунктов приёма заказов специализированных служб по вопросам похоронного дела (их филиалов и представительств) в медицинских организациях и на их территориях не разрешается с момента вступления в силу настоящего Федерального закона».

А как же быть с ритуальных агентствами, которые уже благополучно располагаются в моргах практически всех больниц на основании старых договоров? Для них запрета нет, что делает бессмысленным запрет на размещение там новых компаний. Ритуальные агентства уже там работают и уже почти полностью уничтожили конкуренцию.

К этому стоит добавить, что в законопроекте не решены проблемы с коррупцией, например, при продаже земельных участков, не введен институт частных кладбищ. Зато устанавливается возможность создания частных крематориев, которые существуют де-факто, и частных похоронных домов, которые, скорее всего, не будут созданы вообще, так как морги никто не освободит от ныне расположенных в них ритуальных компаний. В законопроекте описана возможность создания частных колумбариев, но непонятно, как они будут работать: на общественных кладбищах (что создаст конфликты с содержащими их организациями) или вне их, но тогда непонятно, как выделять земельные участки и осуществлять строительство.

Марат Дрейзин, частный предприниматель, на протяжении 20 лет работающий на рынке ритуальных услуг Петербурга:

— Я думаю, что новый закон смог бы начать эффективно работать только после того, как будут убраны все ритуальные агентства из моргов и крематориев, созданы условия для строительства частных похоронных домов и колумбариев, а также условия для привлечения инвестиций в похоронную отрасль. Тогда появится здоровый рынок, который можно будет эффективно регулировать. Кроме того, необходимо снизить административное давление на похоронную отрасль — как главный провоцирующий коррупцию фактор.

Ещё обращу внимание на недоработку законопроекта в области оплаты родственниками умерших услуг за захоронение и благоустройство. Это очень важно для полноценного решения новым законом проблем отрасли.

Вообще, действующее законодательство, хотя оно и несовершенно, позволяет навести порядок в ритуальном бизнесе. Вопрос лишь в том, что никому это не надо. Одним из проявлений отсутствия политической воли на высшем уровне мне представляется то обстоятельство, что законопроект разрабатывали чиновники, которые не имеют ни малейшего представления о том, как работает данный рынок. Ведь Минстрой был наделен полномочиями в сфере похоронного дела лишь в 2018 году.

Ранее на эту тему:

Кому оставил наследство король похоронного рынка Игорь Минаков

Генералу припомнили историю с катафалками

Фото: Александр Петросян/Коммерсантъ

Возврат к списку