Исаева достали в Венгрии, а Шигаева выручает жена
Поделитесь публикацией!

Исаева достали в Венгрии, а Шигаева выручает жена

Павел Горошков 15 апреля 2020
Исаева достали в Венгрии, а Шигаева выручает жена
Олег Шигаев и Андрей Исаев, еще 10 лет назад бывшие одними из самых богатых петербуржцев, потеряли почти все свои активы в течение двухлетней корпоративной войны. Сейчас Шигаев (по данным, опубликованным в материалах его дела о банкротстве) живет с супругой в скромном коттедже под Женевой, а Исаев со своей супругой (по данным его дела о банкротстве) — в таком же скромном особнячке на тенистой улочке в центре Будапешта. А за их оставшимися деньгами и активами методично ведет охоту Альфа-банк, который поглотил Балтийский банк в результате санации в 2015 году. Между тем, структуры Исаева тщетно пытаются получить с Шигаева возмещение убытков от потери банка (около 6 млр рублей), а Анжелика Шигаева, супруга экс-банкира, пытается отсудить у Альфа-банка около 1,5 млрд рублей, которые ее муж внес в кассу Балтийского банка в качестве финансовой помощи акционера незадолго до введения санации.

Как потерялся банк

Балтийский банк был одной из крупнейших кредитных организаций Петербурга, имел отделения и филиалы во многих регионах России, число клиентов-физлиц на пике развития достигало 2,6 млн человек, корпоративных клиентов —23 тыс. компаний. Капитал банка составлял 7,8 млрд рублей, а активы — около 60 млрд рублей. Крупнейшими акционерами банка на паритетных началах (по 48,99% акций, которые вместе хранились на балансе ООО «Балтийский торговый дом», где у каждого было по 50% долей) были Олег Шигаев (бывший замминистра путей сообщения, получивший кредитную организацию в конце 1990-х годов в результате корпоративного конфликта с прежним акционером — Октябрьской железной дорогой) и Андрей Исаев (владелец девелоперского холдинга «Петербургское агентство недвижимости», ПАН, управлявшего целой плеядой знаковых объектов петербургской коммерческой недвижимости, таких как Дом Зингера и Малый Гостиный Двор, а также отель Kempinski на Мойке, 22 и др. на общую сумму, по оценкам АРИН на 2013 год, около 25 млрд рублей).

В 2013 году между Шигаевым и Исаевым разгорелся корпоративный конфликт. Тогда как раз ЦБ начал чистку банковского сектора, и все кредитные организации, до той поры свободно кредитовавшие аффилированный бизнес, почувствовали себя неуютно. По словам источников, знакомых с ситуацией в Балтийском банке, разногласия между акционерами появились после того, как Шигаев убедил Исаева (чей ПАН якобы допустил просрочки по кредитам) перевести на баланс банка большую часть своей недвижимости для увеличения чистых активов. Сделано это было так: объекты были внесены в качестве паевого взноса в паевой фонд недвижимости «Северная столица» под управлением структуры ПАН УК «ПАН-траст», а 99 из 100 паев этого фонда были переданы на баланс банка. Сразу после этого и начались «боевые действия»: Шигаев получил по договору дарения свои акции с баланса «БТД», после чего его люди в совете директоров переизбрали его президентом банка на новый срок и стали раз за разом пытаться размыть пакет акций Исаева, но каждый раз их решения успешно оспаривались в суде. В итоге юристы Исаева оспорили и договор дарения, акции вернулист к «БТД»... и тут ЦБ ввел в Балтийском банке санацию, выбрав санатором Альфа-банк. 

Разбежались кто куда

С боями возвращенный пакет акций стоимостью 7,8 млрд рублей обесценился до 1 рубля, за который Альфа-банк потом и выкупил его у «БТД».  Шигаев сбежал за границу (он живет в Швейцарии), предварительно — как утверждает теперь следствие — выведя на свои счета более 3 млрд рублей по фиктивным кредитам на аффилированные фирмы. Исаев долгое время боролся за свои активы с Альфа-банком, который со свойственной ему деловой хваткой взялся за распутывание всех корпоративных схем владения внутри и вокруг Балтийского банка. Так, осенью 2015 года владелец «ПАН» (одним из первых в России) получил иск о личном банкротстве от контролируемых структур. Все прошло благополучно по стандартной схеме запуска контролируемого банкротства: суд ввел наблюдение и выбрал саморегулируемую организацию (СРО) арбитражных управляющих, предложенное первым кредитором. Но тут Альфа-банк (которому Исаев задолжал около 1 млрд рублей по двум кредитам) показал себя: как рассказали источники на банкротном рынке, структуры «Альфы» просто купили всю предложенную СРО, и та назначила управляющего, лояльного не Исаеву, а Альфа-банку. Тот (как уже писал «НП») развернул настоящую охоту за имуществом должника, оспорил десятки сделок (в том числе договоры дарения коттеджей в Сестрорецке жене и дочери — и затем инициировал личное банкротство последней), разослал десятки запросов о заграничных активах банкрота. А затем Альфа-банку удалось инициировать против Исаева и возбуждение уголовного дела о мошенничестве - тут-то бизнесмену пришлось ретироваться в один из заграничных особняков, расположенный в столице Венгрии Будапеште (см. фото из google-maps).

Отдельным фронтом шла схватка за недвижимость фонда «Северная столица» общей стоимостью около 14 млрд рублей. Структуры Исаева до сих пор удерживают физический контроль за этой недвижимостью, но все суды за контроль над фондом «Альфа» уже выиграла: в декабре 2019 года ЦБ отозвал у УК «ПАН-траст» лицензию (в феврале 2020 года суд отказал компании в оспаривании этого решения), и теперь фонд перейдет в управление УК «Альфа-капитал» (формально передача уже осуществилась, и в марте 2020 года суд уже в кассации отказал в ее оспаривании). 

С Шигаевым вышло еще интереснее. Он, как уже говорилось выше, уехал за рубеж еще в 2015 году, и безвылазно жил в Швейцарии (потому что Интерпол с подачи того же Альфа-банка объявил его в международный розыск, и из другой страны его могли экстрадировать в РФ), откуда через своего адвоката Елену Левчишину пытался получить обратно свои деньги — около 1,5 млрд рублей — внесенные в капитал Балтийского банка незадолго до санации в качестве помощи акционера. Все его иски были отклонены судами. А между тем, Альфа-банк запустил процедуры банкротства всех компаний, через которые Шигаев (по версии санатора) вывел себе деньги на безбедную эмиграцию. И, взяв таким образом под контроль ООО «Центр технологий лизинга», которое выдало Шигаеву заем на 400 млн рублей, от лица этой компании он запустил процедуру личного банкротства экс-банкира. Финансовый управляющий, лояльный банку, и тут начал оспаривать сделки, и в частности потребовал $500 тыс. у супруги банкрота и $2,3 млн у его брата. 

Но тут вмешалась супруга бывшего банкира Анжелика Шигаева. В конце 2019 года она в рамках дела о банкротстве мужа она оспорила вышеупомянутые сделки безвозмездной помощи банку и потребовала с кредитной организации (теперь уже с Альфа-банка, как правопреемника Балтийского банка) соответственно 670 млн, 738 млн и 550 млн рублей по трем траншам. Рассмотрение этого ходатайства несколько раз переносилось и теперь (в связи с карантином) отложено на 8 июля. Альфа-банк не комментирует ситуацию. Адвокат Олега Шигаева Елена Левчишина также не ответила на вопросы нашего корреспондента.

«В корпоративных спорах нередко использовались супруги лиц, принимающих решения, для оспаривания сделок, требующих их согласия, — комментирует последнюю попытку Олега Шигаева вернуть часть былого достояния Дарья Борисова, партнер «Григорьев и партнеры». — Обычно это делалось в судах общей юрисдикции, где судьи не столь искушены в экономических вопросах (для многих из них закон о банкротстве — темный лес), и им можно нарисовать картину этакого проказника-мужа, разбазаривающего семейное достояние без ведома жены. В деле о банкротстве такой номер не пройдет: там судья имеет доступ ко всему объему документов и хорошо разбирается в экономических вопросах. Кроме того, в отличие от сделок (например, по отчуждению бизнес-центра или яхты) простые перечисления пусть и крупных сумм не требуют прямого согласия супруги — оно презюмируется: если из кубышки исчезли полтора миллиарда, супруга не могла этого не заметить. Здесь ей придется приводить доказательства, что муж вводил ее в заблуждение относительно наличия у них этих денег. И что она узнала об их пропаже не в 2015 году, когда произошло перечисление, а в пределах срока исковой давности, то есть, не позже осени 2018 года».

Ранее по теме:

Миллиардер Андрей Исаев банкротит дочь особняком

Бывший банкир увеличивает надои


Возврат к списку