Генералу припомнили историю с катафалками
Поделитесь публикацией!

Генералу припомнили историю с катафалками

Генералу припомнили историю с катафалками

Король похоронного рынка Игорь Минаков скончался 21 декабря после продолжительной болезни. Перед смертью он тщательно уладил свои дела, позаботившись о передаче бизнеса наследникам. Однако остались вещи, над которыми Игорь Минаков оказался не властен. Конкуренция обострялась по мере того, как предприниматель отходил от дел. А в 2019 году борьба за сферы влияния на рынке объёмом 6 млрд рублей в год может войти в новую стадию.

Накануне новогодних праздников на Литейном, 4 приняли заявление директора ритуальной компании в отношении начальника городской и областной полиции Константина Власова. Заявитель требует привлечь высокопоставленного полицейского к ответственности за письма, датированные 2014-м годом. Арбитражный суд уже констатировал, что генерал всё сделал правильно. А наблюдатели видят в атаке на бизнес-империю Минакова происки предпринимателя Марата Дрейзина, который в нулевых годах был близок к Павлу Беляеву — бывшему лидеру банды санитаров, вернувшемуся в Петербург из мест лишения свободы прошлой весной.

Тяжкое превышение

Генеральный директор петербургского ритуального ООО «Похоронная служба» Борис Гладилин просит привлечь генерала Власова к уголовной ответственности по части 3 статьи 286 УК РФ. Это превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий. За такое предусмотрено до 10 лет лишения свободы. По мнению Бориса Гладилина, в 2014 году полицейский генерал фактически лишил его фирму возможности увозить покойников с мест происшествий, на которых работают сотрудники полиции.

«По данным бухгалтерской отчетности ООО «Похоронная служба», за 2013-2014 годы выручка предприятия от оказания услуг по перевозке тел умерших в результате исполнения сотрудниками полиции писем заместителя начальника ГУ МВД России по СПб и ЛО К.С. Власова сократилась более чем в 10 раз, с 450 000 рублей в 2013 году до 40 000 рублей», — написано в принятом чекистами заявлении.

В 2014 году Константин Власов действительно разослал руководителям районных полицейских подразделений письма с требованием обязать всех сотрудников полиции, работающих на местах происшествий, звонить по конкретным телефонным номерам, когда возникает необходимость транспортировки тел погибших для проведения судебно-медицинской экспертизы (см. дополнительные материалы). Это номера диспетчерской службы подведомственного городскому комитету по развитию предпринимательства и потребительского рынка ГУП «Ритуальные услуги».

Из заявления Бориса Гладилина следует, что абонентами этой диспетчерской службы были компании, неформально входящие в бизнес-группу, лидерами которой являлись руководитель Ассоциации предприятий похоронной отрасли Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона Валерий Ларькин и покойный миллиардер Игорь Минаков. Другим же компаниям, в частности, ООО «Похоронная служба», стать абонентами этого диспетчера не представлялось возможным. По мнению заявителя, тем самым была создана неформальная структура, контролирующая до 85% рынка по транспортировке тел умерших.

Отложенный эффект

Причина, из-за которой заявление о событиях середины 2014 года поступило в ФСБ лишь в декабре 2018-го, из разряда загадок. Оставалась буквально пара недель до появления в медийном пространстве информации о смене места работы начальника полицейского главка Сергея Умнова. Понятно, что кадровая перестановка такого уровня не происходит одна — что-то должно измениться и в карьерах его ближайших подчинённых. Один из них и есть Константин Власов, но он пока остается на своём месте.

Копии этого заявления и писем генерала Власова журналисту передал известный в похоронном бизнесе Петербурга предприниматель Марат Дрейзин. Его считают неформальным лидером бизнес-группы, конкурирующей с людьми Ларькина и Минакова. «Кадровые вопросы в МВД тут совершенно ни при чём, 6 декабря 2018 года я лично передал сотруднику ФСБ заявление Бориса Гладилина, потому что мы его долго готовили и вели длительные переговоры о его содержании с сотрудниками ФСБ», — заявил Марат Дрейзин корреспонденту.

В ГУ МВД России по Петербургу в ответ на запрос «Нового проспекта» сообщили: «По указанному вами факту в декабре 2018 года было вынесено решение судебного органа. Готовы предоставить комментарий после вступления решения в законную силу».

Действительно, 20 декабря 2018 года, Арбитражный суд Петербурга и Ленинградской области вынес решение на ту же самую тему (см. дополнительные материалы). На 17-ти страницах судья Елена Синицына разъяснила: ни Константин Власов, ни ГУП «Ритуальные услуги» ничего не нарушили, когда заставили полицейских звонить по указанным телефонным номерам для вызова катафалков. Из судебного решения следует, что полицейский генерал действовал исключительно в рамках нормативных актов, а если и можно кому-то предъявлять претензии, то только тем, кто эти нормативные акты придумал.

Решение Арбитражного суда было вынесено после того, как петербургское управление Федеральной антимонопольной службы обвинило все заинтересованные стороны, включая ГУ МВД, в нарушении закона «О защите конкуренции» (см. дополнительные материалы) и публично пообещало выявить и персонально наказать всех, кто в этих нарушениях был виновен. Но суд признал решение питерского УФАС недействительным, впрочем, судебный акт не вступил пока в законную силу.

Ценные покойники

Борьба за рынок вывоза тел погибших с мест происшествий, который, по мнению автора заявления на 85% контролируется бизнес-структурами Валерия Ларькина и покойного Игоря Минакова, — лишь маленькая часть масштабной войны, развернувшейся на рынке похоронных услуг Петербурга в начале 2018 года.

Ларькину и наследникам Минакова в этой войне оппонируют компании, объединённые предпринимателем Маратом Дрейзиным. Он известен в городе как человек из ближайшего окружения бывшего лидера банды санитаров Павла Беляева, который вернулся в Петербург из мест лишения свободы прошлой весной. Как раз тогда конфронтация на рынке похоронных услуг обострилась и вышла в медийное пространство, но участия в этом процессе Беляева пока не заметно.

По данным статистики, в Петербурге ежегодно умирает около 60 000 человек. Средний пакет услуг, связанных только с подготовкой одного покойного к захоронению или кремации, оценивается примерно в 20 000 рублей. Еще около 40 000 рублей стоят катафалк, гроб, венки и прочие элементы ритуала. Это живые деньги, которые платят родственники умерших, — итого почти 5 млрд рублей в год только за то, чтобы покойные добрались до крематория или кладбища.

Из 60 000 умерших примерно 35 000 кремируют, остальных захоранивают. Кремация — это государственная услуга с чётким ценником, который сегодня составляет 8 985 рублей. Похороны на кладбище стоят дороже — примерно 20 000 рублей. Таким образом, еще около 0,5 млрд рублей в год составляет оборот средств на городских кладбищах. Это деньги, которые обслуживающие их компании получают от родственников умерших. Кроме того, такие фирмы имеют бюджетные деньги на содержание самих кладбищ.

Таким образом, годовой оборот рынка ритуальных услуг Петербурга составляет не менее 6 млрд рублей. Собственно вывоз покойников с мест происшествий — его мизерная часть. Вывоз одного покойника стоит максимум 3000 рублей, но интерес возчиков не в этом, а в контакте с родственниками покойных. Ведь тот, в чьи руки попал труп, сумеет отвезти его в нужный морг, где нужный агент предложит родственникам ритуальные услуги.

Фото: Евгений Павленко/Коммерсантъ

Ранее на эту тему:

Кому оставил наследство король похоронного рынка Игорь Минаков

Возврат к списку