Банкротный номер на двоих в отеле «Амбассадор»
Поделитесь публикацией!

Банкротный номер на двоих в отеле «Амбассадор»

Банкротный номер на двоих в отеле «Амбассадор»

В среду 8 июля 2020 года Арбитражный суд Петербурга и Ленобласти после напряженного заседания ввел единую процедуру банкротства — реструктуризацию долгов — в отношении совладельца группы «Петербургские отели» Виктора Прокопцова и его супруги Ирины. Судья Ирина Семенова признала обоснованным требование единственного кредитора — конкурсного управляющего ООО «Балтийская экспедиторская компания» (БЭК) Евгения Назарова — и отклонила многочисленные ходатайства представителя должницы и ООО «Проками» об отложении заседания, оставлении без рассмотрения заявления и/или выделении дела о банкротстве супруги бизнесмена в отдельное производство от его собственной процедуры. 

БЭК стэб

Александр Терентьев и Виктор Прокопцов, 20 лет строившие совместный бизнес, жемчужиной которого является отель «Амбассадор» недалеко от Мариинского театра, поссорились в 2016 году, и с тех пор между ними идет беспомпромиссная корпоративная война. Бизнесмены неоднократно напускали друг на друга правоохранительные органы (и Терентьев даже провел некоторое время в СИЗО, а теперь находится под домашним арестом), а их юристы ведут десятки судебных споров из-за каждого участка некогда общего бизнеса. При этом дамокловым мечом над ними обоими висит налоговая претензия почти на 1 млрд рублей, а следователи по налоговым преступлениям ищут следы сокрытого имущества и денег, утаенных от бюджета. 

Год назад "НП" писал об этом конфликте: тогда как раз активизировались боевые действия в компании БЭК (которая и задолжала ФНС), на 100% принадлежащей Терентьеву. Сначала по иску компании «Проками» (принадлежит Прокопцову) на 31 млн рублей суд ввел в этой компании процедуру наблюдения, затем Терентьев и Прокопцов долго торговались с основным кредитором БЭК — АО «Нефтехимпроект» — и наконец его требование к БЭК на 250 млн рублей выкупили люди Терентьева. Сразу после этого в декабре 2018 года суд ввел в БЭК процедуру конкурсного производства, и назначил конкурсным управляющим Евгения Назарова из СРО «Орион» (в отличие от временного управляющего Елизаветы Ванюшкиной, импонировавшей Прокопцову, Назаров открыто действует в интересах Терентьева, и юристам Прокопцова остается забрасывать его жалобами и заявлениями в контролирующие и даже правоохранительные органы). Назаров начал оспаривать все выплаты БЭК, совершенные в пользу Прокопцова, его супруги и его менеджеров, в рамках каковых исков суд арестовал личное имущество этих лиц на 1,26 млрд рублей. В ответ по ходатайству «Проками», которое оспорило сделки БЭК с Терентьевым на 3 млрд рублей, суд арестовал имущество Терентьева. 

Сыграли на опережение

И вот, год спустя, в мае 2020 года, над обоими бывшими партнерами нависла угроза личного банкротства, потому что упомянутые сделки были признаны судом недействительными. Так, в 13 арбитражном апелляционном суде была признана недействительной сделка БЭК с Ириной Прокопцовой на сумму 129 млн рублей. Управляющий Назаров 2 июня 2020 года подал иск о несостоятельности бизнес-леди, делу был присвоен номер А56-43986/2020, и оно было расписано судье Климентьеву. Между тем, в тот же день, но на пару часов раньше, в суд поступило заявление Виктора Прокопцова о собственной несостоятельности, его дело с номером А56-43938/2020 было расписано судье Кулаковской. Однако Кулаковская свое дело оставила без движения, а Климентьев свое принял к производству и назначил к рассмотрению на 8 июля. А затем, 29 июня, судья Ирина Семенова приняла определение об объединении обоих дел о банкротстве двоих супругов в одно, которое стала рассматривать сама. 

В среду 8 июля 2020 года в зале 3008 на третьем этаже нового здания Арбитражного суда СПб и ЛО толпилось много людей в масках и перрчатках. В толпе был слышен голос знакомого нашему корреспонденту партнера юридического бюро "Григорьев и партнеры" Михаила Иванова, который (из-под маски) рассказывал кому-то (тоже в маске) про обстоятельства спора концерна "Титан-2" с "Метростроем". В 13:40, когда должно было начаться заседание по делу Прокопцовых, к судье Семеновой зашли стороны по делу, назначенному на 10:50. Это и понятно: после карантина, говорят, подвалы судов забиты под самый потолок нерассмотренными исками, и, чтобы разгребать эти завалы, судьям приходится проводить по 100-120 заседаний в день (а еще отпуска, куда без них?). 

"Я вас услышала"

В зал зашли только в районе 17:00. Судья Ирина Семенова, выяснив, что никаких посторонних зрителей в зале нет (присутствовали наш корреспондент, наш фотограф, представитель Терентьева адвокат Евдокимов, кандидат в финансовые управляющие Артем Лапин из СРО «Континент» и представители должников и кредитора), начала слушание дела. Отводов суду не было, первым выступил представитель конкурсного управляющего БЭК Евгения Назарова. Он заявил об увеличении исковых требований:

— Дело в том, что изначально мы заявляли требование на 16 млн рублей, на сумму, присужденную судом первой инстанции, но потом суд апелляционной инстанции принял новый судебный акт, признал недействительной сделку на 129 млн рублей. 

Суд ходатайство удовлетворил, и представитель Назарова заявил второе:

— Прошу суд ввести в отношении Прокопцова и Прокопцовой процедуру реализации имущества, минуя процедуру реструктуризации долгов. Я поясню: в пункте 17 постановления Пленума ВС РФ №45 сказано, что в исключиельных случаях суд может вводить сразу процедуру реализации имущества, и к таким случаям суд относит распоряжение и сокрытие должником своего имущества. К заявлению о признании себя банкротом господин Прокопцов приложил список своего имущества, указав в его составе только доли в юрлицах, тогда как в ходатайстве налогового органа о наложении ареста на имущество в обеспечение возмещения ущерба государству из-за неуплаты налогов указаны и земельные участки, и недвижимое имущество. А также мы указываем, что Прокопцов переоформил на своих сыновей доли в ООО «Проками» и ООО «ТП-Инвест» в преддверии объявления себя банкротом. Наконец, мы считаем, что должники не смогут погасить задолженность за период реструктуризации, потому что в одном случае им придется платить 7 млн рублей в месяц, в другом — 11 млн. 

— Понятно. У вас было еще ходатайство заявлено о смене СРО, — промолвила судья Семенова. 

— Мы его не поддерживаем. Нас устраивает та кандидатура, которую представило СРО "Континент".

Слово взяла представитель ООО «Проками» Юлия Веревкина: 

— Уважаемый суд, прошу привлечь ООО «Проками» к делу в качестве третьего лица. Поясню. БЭК, которое является заявителем по данному делу, находится само в процедуре конкурсного производства. Процедура не завершена, ООО «Проками» является кредитором этого общества и более того, заявителем по делу о банкротстве. И в соответствии с положением закона "О банкротстве" все расходы — если имущества БЭК будет недостаточно — понесет ООО «Проками». Сегодня конкурсный управляющий "БЭК" не выносил на собрание кредиторов вопрос о подаче заявления о несостоятельности физических лиц и не получал от них согласия на финансирование этой процедуры. 

— А вы полагаете, что такие телодвижения необходимо одобрять на общем собрании кредиторов в БЭКе? — недоверчиво спросила судья. — Объясните, пожалуйста, норму права.

— Я могу сказать вам следующее. В деле о банкротстве БЭК конкурсный управляющий выносил на обсуждение собрания кредиторов вопрос взыскания дебиторской задолженности с компаний «Миранда», «Мегапром» и прочее. А в отношении физлиц такой вопрос поднят не был. И наши права как заявителя по делу о банкротстве БЭК затрагивает тот факт, что эти расходы лягут на нас. 

— Я вас услышала. Что скажет представитель БЭК?

— Мы против ходатайства возражаем, потому что оба должника обладают имуществом, за счет которого может быть проведена процедура банкротства, и нет оснований говорить о его недостаточности. По "Миранде" был поднят вопрос как раз потому, что у этого юрлица имущества нет. А если к управляющему есть претензии, то их можно предъявить на правах кредитора непосредственно в деле о банкротстве БЭК.

Затем встал представитель Терентьева адвокат Евдокимов: 

— Прошу привлечь моего доверителя к делу в качестве третьего лица, потому что он является единственным участником БЭК и может быть привлечен к субсидиарной ответственности, поэтому он заинтересован в максимальном наполнении конкурсной массы БЭК.

Представитель Назарова поддержал это ходатайство, сообщив, что эти доводы соответствуют действительности, но, чтобы его, Назарова, не уличили во взаимодействии с Терентьевым, он оставляет этот вопрос на усмотрение суда. В свою очередь представитель Прокопцовой на это ходатайство ответила в том же духе, что представитель Назарова ответил на ходатайство о вступлении в дело ООО «Проками»: Терентьев, если ему что-то не нравится, может жаловаться в рамках дела о банкротстве БЭК. 

— Я вас услышала, — снова сказала судья Семенова и предложила заявлять новые ходатайства.

— У нас есть еще ходатайства, мы заявим их, если будем привлечены к делу, — сказала представитель «Проками» Веревкина.

— Я все ходатайства разрешу в совещательной комнате, потом можно будет только обжаловать, так что сейчас собираем все ходатайства, — пояснила судья сторонам.

— У нас первое ходатайство о выделении дела, — сообщила представитель Прокопцовой. — Создалась довольно неопределенная ситуация: это подтверждается также ходатайством управляющего БЭК. Дело в том, что на сегодня определением от 4 июня 2020 года было назначено заседание по рассмотрению заявления о признании банкротом Прокопцовой....

— Неправда. Определением от 4 июня — да, — быстро перебила ее судья Семенова. — Но определением об объединении дел я назначила...

— Нет, определением от 29 июня об объединении дел дата не была назначена. А судьей Кулаковской дата судебного заседания по делу Прокопцова была назначена на август. Соответственно, из определения об объединении не следует, что сегодня будет рассматриваться вопрос о признании банкротом Виктора Прокопцова. Более того, сегодня в картотеке арбитражных дел зарегистрирован документ — он нам поступил в электронном виде — отказ его от своего заявления о признании себя банкротом. Соответственно, я сейчас передам вам документ...

— Вы уполномочены передавать суду отказы Прокопцова? — быстро и с слышимым раздражением проговорила судья.

— Это не оригинал, это копия...

— Копии я принимать не буду. У меня такого документа нет, в кад.арбитр.ру он тоже не зарегистрирован...

— Он отражен! Из сервиса "Мой арбитр" к нам поступило сообщение, что 7 июля в 21:32 в суд поступил отказ от заявления на трех листах от Прокопцова — отзыв своего заявления о банкротстве. Второе, это скан-копия отказа от заявления о банкротстве. 

— В любом случае полномочий у вас на предъявление таких документов нет. Я это принимать не буду. Вы это огласили, аудиопротокол это записал. Этого достаточно. 

— Таким образом, если должник отказался от своего заявления, то суд должен принять отказ и при отсутствии других кредиторов прекратить дело в его отношении.

Кроме того, добавила представитель должницы, дело о банкротстве Виктора Прокопцова возбуждено по заявлению самого должника, а дело о банкротстве Ирины Прокопцовой — по заявлению кредитора. При этом он является ИП, она — нет, а это накладывает определенные особенности. А представитель «Проками» добавила, что у обоих должников разные основания банкротства: у них нет совместного долга перед единым кредитором. У каждого своя сделка. 

— Во-первых, мы действительно не видели этого отказа, — начал возражать представитель Назарова. — Во-вторых, даже если он заявлен, то суд еще должен установить, не нарушает ли он права третьих лиц. А между тем, сам Прокопцов в заявлении указал на наличие задолженности перед БЭК на сумму более 150 млн рублей. Поэтому мы полагаем, что ходатайство о выделении удовлетворению не подлежит. 

— Поддерживаем позицию управляющего, — неожиданно заявила представитель «Проками», — в той части, что отказ Прокопцова предстоит рассмотреть суду, поэтому настоящее разбирательство следует отложить. Кроме того, на сегодня БЭК не является лицом, участвующим в деле о банкротстве Виктора Прокопцова, так как на момент настоящего судебного заседания его требование не принято к производству арбитражным судом, соответственно его права не могут быть нарушены поступившим отказом от заявления о банкротстве. 

Отказать. Отказать. Отказать

Несколько раз судья Семенова спрашивала с надеждой, все ли у сторон с ходатайствами. Но представители "Проками" и Прокопцовой буквально завалили ее ходатайствами: о приостановлении дела (потому что судебный акт, которым признано право требования БЭК 129 млн рублей с Ирине Прокопцовой, обжалован в кассации, и к этой жалобе подано ходатайство о приостановлении судебного акт), о прекращении дела (в связи с необоснованностью заявления БЭК о несостоятельности, так как у четы Прокопцовых имущества с лихвой хватит на погашение всех требований БЭК: земельные участки, квартиры по 300-500 м2 и по кадастровой стоимости 40-70 млн рублей, 37,4% ООО "Отель Амбассадор", чистые активы 691 млн рублей, а рыночная стоимось самого отела 5 млрд рублей), об отложении дела.

— Почему важно приостановить производство? Потому что БЭК в процедуре конкурсного производства, любое взыскание в его пользу повлечет необратимость исполнения судебного акта, потому что средства сразу будут распределены среди кредиторов БЭК.

— У нас общая задолженность перед единственным кредитором составляет менее 300 млн рублей. Ни перед налоговой, ни перед банками задолженности нет. Таким образом, долги составляют менее 10% от стоимости имущества должников. Практика, сформированная Верховным Судом РФ, единообразна: в этой ситуации невозможно вводить процедуру несостоятельности при недоказанности. При отсутствии доказательств неплатежеспособности физических лиц недопустимо вводить процедуры банкротства. Таких доказательств БЭК не представлено.

 

— Заявление БЭК подано с нарушением трехмесячного срока просрочки: с момента вынесения постановления о признании сделки Прокопцовой недействительной, прошло меньше месяца. Это является основанием для оставления без рассмотрения.

Все эти ходатайства представитель Назарова объявлял попытками затянуть рассмотрение дела. Под конец представитель «Проками» возразила против кандидатуры Артема Лапина «в связи с его некомпетентностью»: во-первых, его отбирали для банкротства одной только Ирины Прокопцовой, и для назначения его на объединенное дело оснований нет. Кроме того, он неоднократно привлекался к административной ответственности в Московской и Омской областях к предупреждениям и штрафам, а в одной процедуре Сбербанк даже привлек его к гражданской оветственности в виде взыскания с него убытков в размере 8 млн рублей. Судья уточнила, есть ли дисквалификации, и, услышав отрицательный ответ, ушла в совещательную комнату. Но, прежде чем она ушла, представитель Прокопцовой еще раз попросила отложить заседание: по всем перечисленным причинам, а также потому, что самого Прокопцова о заседании не уведомили. Кроме того, представители Прокопцовой и "Проками" попросили время для ознакомления с предъявленной представителем Назарова копией ходатайства ФНС об аресте имущества: "непонятно, из какого дела это ходатайство, удовлетворено оно или нет".

— Понятно, я вас услышала, дальше. Все? — прервала судья Семенова красноречие представителей и, убедившись, что "все", удалилась в совещательную комнату. Вернулась она ровно через две минуты и объявила: ходатайства «Проками» и Терентьева о вступлении в дело в качестве третьих лиц оставить без удовлетворения, все ходатайства об оставлении без рассмотрения, об отложении, о приостановлении и о выделении дела в отделное производство — отклонить. А главное — признать обоснованным заявление БЭК о признании банкротами обоих Прокопцовых. Впрочем, несмотря на явное расположение к представителю кредитора, суд не признал случай исключительным и ввел не реализацию имущества, а только реструкуризацию долгов. 

«Судебный акт будет нами обжаловаться, поскольку уже только по самому состоявшемуся процессу имеются основания для изложения в жалобе доводов о незаконности судебного акта, — заявила корреспонденту «НП» представитель Ирины Прокопцовой Евгения Марченко. — Из судебных актов по делу не следует, что в этом судебном заседании должен был рассматриваться вопрос обоснованности заявлений о банкротстве одновременно двух должников, а не только по должнику Прокопцовой Ирине, при этом рассмотрение произошло в отсутствие Прокопцова Виктора. Суд не установил и содержание документов, зарегистрированных до начала судебного заседания в карточках объединенных дел, при том, что нами было озвучено, что такие новые документы отображаются согласно картотеке арбитражных дел. В течение судебного заседания, которое продлилось час, судом осуществлялся сбор ходатайств, порядка десяти. Причём каждое из заявленных ходатайств препятствовало рассмотрению дела в этом судебном заседании и должно было рассматриваться последовательно, по мере заявления. Все заявленные мною ходатайства были отклонены с одновременным вынесением судебного акта по существу спора. Стоит отметить, что еще до судебного заседания судьей в течение 3-х недель не направлялась апелляционная жалоба Прокопцовой Ирины в суд апелляционной инстанции, при том, что эта жалоба своевременно была подана на определение о принятии заявления ООО "БЭК" о банкротстве моего доверителя. В связи с указанным обстоятельством Прокопцовой Ириной на имя председателя арбитражного суда было подано заявление об ускорении передачи апелляционной жалобы, а также в состоявшемся судебном заседании было заявлено ходатайство об отложении судебного заседания. Остальные доводы будет окончательно сформулированы в жалобе после ознакомления с мотивировочной частью определения».

«В данном процессе сложилась беспрецедентная ситуация: судом, по сути, применен институт банкротства семьи, что недопустимо действующим законодательством, а также допущен ряд серьезных процессуальных нарушений, — добавила представитель «Проками» Юлия Веревкина. — Во-первых, были объединены дела о банкротстве до введения какой-либо процедуры несостоятельности; во-вторых, объединенные дела не связаны однородным требованием: дело о банкротстве Ирины Прокопцовой инициировано «БЭК», дело о банкротстве Виктора Прокопцова — самостоятельное, что предполагает разный порядок рассмотрения и установления признаков банкротства. В-третьих, Виктор Прокопцов не был извещен о судебном заседании: в определении об объединении дел отсутствует информация о переносе судебного заседания с 6 августа на 8 июля 2020 года, что лишило лицо право на судебную защиту; в-четвертых, уточнение заявления о банкротстве в части введения процедуры реализации со стороны ООО «БЭК» в отношении обоих супругов, при том, что на настоящий момент «БЭК» до сих пор не является заявителем по делу о банкротстве Виктора Прокопцова, что априори не дает ему права на уточнение чужого (!) заявления. В-пятых, судьей были приняты документы от кредитора «БЭК», поступившие в систему «Мой арбитр» 7 июля в 19:50, но не приняты документы от стороны Прокопцова, поступившие в тот же день в 21:32, что также свидетельствует об ограничении одной из сторон процесса в праве на защиту и предоставлении такого права ООО «БЭК». Наконец. «БЭК» представлено и принято судьей недопустимое доказательство — копии материалов, не представленные заблаговременно ни одной из сторон для подготовки мотивированных возражений. И вообще процедура банкротства введена поспешно, до рассмотрения в кассационном порядке законности постановления апелляционной инстанции о взыскании с каждого из супругов денежных средств. Эти обстоятельства представляют собой только ту часть допущенных судом нарушений, которые являются процессуальными».

_____________________

Статьи на тему:

"Петербургские отели" пропустили налоговый поворот

Фото: Валентин Беликов.

 


Возврат к списку