Зеленка, вбросы, карусели. Губернатора Петербурга выбирали по старинке
Марина Васильева
Аватар пользователя Читатель
09.09.2019

В Петербурге состоялись выборы губернатора, совмещенные с муниципальными. Врио градоначальника Александр Беглов победил в них с большим отрывом от конкурентов (Надежды Тихоновой и Михаила Амосова), набрав более 65% голосов. «Это были открытые и честные выборы», – отметил новоявленный глава субъекта федерации. А наш корреспондент Марина Васильева рассказывает, как все было на самом деле.

Единый день голосования 8 сентября в Петербурге совпал с 78-й годовщиной начала блокады Ленинграда. Но суматоха губернаторских выборов, совмещенных с муниципальными, почти затмила эту не круглую, но от этого не менее скорбную для города, дату. Городские сми скупо сообщили о траурных мероприятиях и возложении венков с участием избираемого губернатора. А день выборов начался с того, что Анну Шлейникову, члена комиссии 1614 участка с правом совещательного голоса, облили зелёнкой.

«Я тут живу недалеко, и утром возле дома меня остановила женщина, которая обратилась ко мне по имени, и сказала, что хочет поговорить о выборах. Она предложила мне деньги и добавила, мол, «вам же всё равно платят». Я отказалась с ней разговаривать, сказала: «Вы же знаете, мне не платят». Она ушла, а через некоторое время меня догнала девушка, молоденькая совсем, с термосом». В термосе у девушки была, собственно, зелёнка — она пыталась плеснуть ее Анне в лицо, но не дотянулась, большая часть зелёнки оказалась на шее члена комиссии и на руках, которыми она закрывалась. Написав заявление в полицию, Анна вся в зеленке поехала на участок: «Пусть избиратели видят, что происходит». Что характерно, закрылись выборы таким же событием — вечером возле территориальной комиссии зелёнкой облили кандидата в муниципальные депутаты Александра Шуршева.

После открытия участков посыпались привычные сообщения о нарушениях: наблюдателей посадили так, что им ничего не видно, единороссы продолжают агитировать. На всех участках в городе, где успели побывать журналисты, стояли отдельные урны — для опроса о том, как обустроить арт-парк «Тучков буян» (предвыборный проект Александра Беглова). Это был способ проконтролировать явку бюджетников: им заранее на работе выдали анкеты со штрих-кодами, что бы потом проверить, сколько сотрудников того или иного учреждения (например, театра, школы, больницы) побывали на участке. Такие анкеты нужно было бросать в отдельную урну. 

В Купчино выносные урны увезли с участка в частных автомобилях, причём комиссия отказались брать с собой наблюдателей, заявив, что мест не хватает. Наблюдатели отправились в погоню и несколько часов преследовали Ленд Крузер, пока их не заблокировал другой автомобиль. По данным наблюдателей, из УИК № 2147 на таком автомобиле неизвестно куда увезли три сотни бюллетеней для надомного голосования.

Через несколько часов наблюдатели рассказали о подозрительных социологических опросах на Васильевском острове, в МО «Морской». Люди в кислотно-зеленых куртках с надписью «Социологический опрос» стояли рядом с избирательными участками. Компания, от имени которой проводился опрос, называется ООО «Тим Инфо». По данным «Открытых Медиа», «Тим Инфо» — многостаночники, занимаются они много чем: от проведения соцопросов до издания газет.  

Некоторые избиратели, выходя с участков, подходили к людям в зелёном, и те ставили им штампы на какие-то бумажки. Одного из «зеленых человечков» наблюдателям удалось заснять на видео, где очень хорошо виден процесс проставления штампа. Но, глядя на это видео, сам он очень уверенно заявил, что никакого штампа нет: «Вы видите, а я ничего не вижу, наверное, у вас зрение хорошее».

Кандидат в муниципальные депутаты от ЛДПР Максим Бойко поднял папку с документами, которые выпали у одного из сотрудников «Тим Инфо», и рассказал о ее содержании: «Ну, во-первых, инструкция — как должен работать данный «зелёный человечек». В том числе, написано, что запрещено передавать эти документы третьим лицам, показывать полиции, и так далее, — рассказывает Бойко. — И в каждом пакете есть карточка — за кого голосовать. Схема проста: за неделю до этого они подписывали договоры с людьми и обещали, что заплатят деньги. Как рассказывает Бойко, при заключении договора избирателям выдавались анкеты, затем, предъявив фото избирательного бюллетеня, они получали на них штамп  — и с проштампованной анкетой отправлялись за обещанными деньгами. «Кто-то говорит, что обещали тысячу, кто-то — что полторы, кто-то — что сразу тысячу, а после полторы. Обвинять самих жителей я, наверное, не могу, для кого-то это большие деньги», — говорит Бойко. 

К подсчёту голосов петербургские УИКи подошли в разном состоянии. Во Фрунзенском районе с участков удалили несколько десятков наблюдателей. На Канонерском острове на УИК 590 прибыл наряд ОМОНа и корреспонденты НТВ. На 1805 УИКе наблюдатели поймали за руку человека с пачкой бюллетеней рядом с урной, вызвали полицию. В МО «Дачное» по-сравнению с остальным городом было довольно спокойно. На 795 участке, где корреспондент «Нового проспекта» присутствовал в качестве наблюдателя, поскандалили при регистрации журналиста, а потом всё-таки зарегистрировали. 

После закрытия участка члены комиссии начали гасить неиспользованные бюллетени маленькой лучковой пилой. Чтобы погасить такие бюллетени, надо отрезать у них уголок, это делают сразу после закрытия участка и до того, как открыть урну. Пустых бюллетеней было много, гораздо больше, чем заполненных — явка по всему городу оказалась низкая. Потому их складывали в огромные стопки и отпиливали угол пилой. Затем упаковывали в чёрный сорный пакет и заматывали скотчем, а отрезанные уголки сметали с пола веником. Явка, кстати, по данным Горизбиркома, к шести вечера составляла 23,69%. Спустя два часа, к закрытию участков, Горизбирком сообщил, что явка превысила 40%. Но после обработки всех бюллетеней выяснилось, что выборы прошли при рекордно низкой активности избирателей — на участки пришли только 30% горожан.

Явка сильно подскочила в последний час выборов, составив, по данным Горизбиркома, более 41%. Возможно, секрет в том, что на многие участки приехали урны с надомного голосования. Например, на 2135 УИКе, сообщал с участка журналист Давид Френкель, урна приехала в 20:11 и добавила 6% к явке и около двух сотен голосов Беглову. На многих участках было по две урны для выездного голосования, и, как говорят наблюдатели, одна из них приходила днём с небольшим числом бюллетеней, лежащих как попало. А вторая — вечером, с аккуратно уложенными пачками с сотней-другой голосов. 

Урну на 795 участке в итоге открыли через час с небольшим после окончания выборов. Там обнаружилось несколько анкет с опросом о йоге и фонтанах в парке «Тучков буян» — не все бюджетники сообразили, что анкеты нужно было бросать в отдельную урну. В итоге за Беглова — 336 голосов, за Амосова — 125, за Тихонову — 112, ещё 21 бюллетень испорчен, в том числе надписями «нормальных нет» и «свободу политзаключённым». Один бюллетень за Амосова, который председатель комиссии чуть не признал испорченным, нашему наблюдателю удалось отбить — возле фамилии врио в нём было написано обидное слово, но галочка стояла только за одного кандидата. Ещё три часа сверяли результаты с книгами, и около полуночи увезли бюллетени в ТИК.

К полуночи горизбирком насчитал 181 жалобу по поводу нарушений на выборах. В это же время «Наблюдатели Петербурга» сообщили, что за день в их колл-центр поступило более 2000 обращений. «К традиционным стратегиям можно отнести принуждение к голосованию и карусели (например, Красносельском районе), — пишут наблюдатели. — В большинстве районов много нарушений связаны с надомным голосованием: сокрытие переносных ящиков, которые возвращались полные бюллетеней, массовое включение зависимого электората в списки без их ведома». В организации добавляют, что членов комиссий с совещательным голосом массово удаляли через суд, членов комиссий и кандидатов запугивали. К утру 9 сентября после подсчета 95% голосов ЦИК заявил, что Беглов набирает 64,58% голосов, Тихонова — 16,87%, Амосов — 15,9%. На многих участках к утру ещё не начался, или ещё не закончился подсчёт муниципальных бюллетеней, наблюдатели писали, что члены комиссий при подсчёте читают фамилии одних кандидатов, а галочки стоят за других. 

В целом, с каждым годом до вчерашнего дня фальсификации на выборах в Петербурге становились все изящнее. Вбросы и карусели легко зафиксировать и показать на видео. Поэтому им на смену пришли попытки исправить результаты голосования в избирательных книгах или даже в вышестоящих комиссиях. На президентских выборах 2018 года в ответ на бойкот территориальные избирательные комиссии просто открепили от участков тысячи молодых людей, надеясь, что они всё равно не придут. Многие, кто в итоге пришел, не обнаружили себя в книгах. Так ТИКи снизили число избирателей в городе, а значит, выросла явка. При этом массовых вбросов и каруселей на президентских выборах заметно не было.  Но в этом году власти, видимо,  решили вернуться к старым проверенным способам: вбросам, дракам и запугиванию наблюдателей, скандалам и фальсификациям во время надомного голосования.

Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ, Марина Васильева, Александр Шуршев, Давид Френкель