Пальмовое масло
Пальмовое масло
Зачем пальмовому маслу повышают НДС

Во вторник, 23 июля, Госдума во втором чтении одобрила законопроект, предполагающий повышение ставки НДС для пальмового масла с 10% до 20%. Эксперты, впрочем, говорят, что этой меры недостаточно для поддержки сельхозпроизводителей. Кроме того, Минздрав неожиданно назвал пальмовое масло безвредным продуктом. 

О том, что предстоит повышение НДС на пальмовое масло, сообщил спикер Госдумы Вячеслав Володин со ссылкой на прошедшее совещание с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым. Тема вреда пальмового масла постоянно звучит и в обращениях граждан, заявил он. Деньги, вырученные в результате повышения НДС на «пальму», спикер предлагает потратить на поддержку молочной отрасли.

Пальмовое масло облагалось льготной ставкой НДС с 2004 годНа, как и многие другие продукты питания — молоко, хлебобулочные изделия и т.д. Сейчас это сырье используется в 21 сегменте производства пищевых продуктов из 35-ти. Примерно 45% пальмового масла в России потребляют производители хлебобулочных, мучных и кондитерских изделий. Но больше всего «пальма» раздражает покупателей молочной продукции, хотя эта отрасль использует лишь 13% объема импорта. На вкус еды пальмовое масло не влияет, а стоит минимум в 5 раз дешевле молочного жира (60-100 рублей против 500-550 рублей за 1 кг). По этой причине использовать его в производстве пищевой продукции куда выгоднее, чем натуральное молоко. Как говорят производители, применение «пальмы» позволяет удешевить производство вдвое. 

Не удивительно, что общий объем импорта пальмового масла в России превышает 1 млн тонн ежегодно. Только за первые 4 месяца 2019 года Россия импортировала 410 тыс. тонн этой продукции, сообщает ФТС. Это на 0,7% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Но запасы «пальмы» у основных поставщиков — Малайзии и Индонезии — высокие. Поэтому цена на этот продукт падает — во втором квартале 2019 года она сократилась на 7,4%. Эксперты говорят, что снижение цены приведет к росту объемов импорта в последующие периоды.

Реальные доходы населения в России, согласно статистике Росстата, падают шестой год подряд. Снижается и среднегодовое потребление молочной продукции в стране. В такой ситуации фальсифицировать молочные продукты, увы, выгодно. Чтобы хоть как-то упорядочить ситуацию на рынке молочной продукции, год назад в России были приняты и вступили в силу поправки в техрегламент, которые обязывают производителей размещать на упаковке информацию о замене молочного жира на растительный. Но, как показывают экспертные исследования, это не мешает вводить покупателей в заблуждение. Данные об объемах фальсификата на рынке молочной продукции в разных ведомств разнятся, но это большие цифры. Например, Роспотребнадзор в 2017 году говорил о 3,9% фальсификата, Минпроторг называл 20-30%, Россельхознадзор — и вовсе 50% по отдельным категориям. Представители независимых лабораторий говорят о том, что объем фальсификата в молочной продукции составляет около 20%. А недавно на рынке появился новый продукт — «масло сливочно-растительное» (его поставки осуществляет  ООО «Кохмайстер Рус» в партнерстве с немецкой «Панман ГМБХ»). Его появление вызвало бурные дискуссии у представителей профильного сообщества.

Погнались за дешевизной 

Несмотря на то, что пальмовое масло было известно еще в Древнем Египте, его победное шествие по планете началось четверть века назад. С 1995 года, когда на малазийской бирже впервые открылись торги пальмовым маслом, его производство возросло в 4,5 раза, до 70 млн тонн в год. Сегодня объем рынка составляет около $60 млрд в год, причем до 90% поставок обеспечивают Индонезия и Малайзия (третье место по объемам поставок «пальмы», как ни странно, принадлежит Нидерландам — Индонезия долгое время была колонией этой страны и до сих пор находится под ее политическим и экономическим влиянием).

В 2016 году пальмовое масло по объемам производства вышло на первое место в мире среди растительных масел, обогнав соевое и рапсовое масло. Причиной тому стала его необыкновенная дешевизна — от $0,003 за 1 кг малазийского масла невысокого качества, пригодного для технических нужд, до $0,4 за 1 кг индонезийского. Причина такой разницы в цене заключается в том, что в 2017 году Индонезия повысила пошлины для экспортеров: в 6 раз для пальмового масла (с $3 до $18 за тонну) и в 21 раз для необработанного пальмоядрового масла (с $1 до $21). Малайзийская же пошлина поднялась лишь на 0,5%.

Кроме дешевизны очевидный плюс заключается в том, что пальмовые плантации занимают намного меньше места, чем любая другая масличная культура. Если сравнивать с соей, то при сходной доле в мировом производстве растительного масла (около трети у обеих культур) плантации сои занимают в 10 раз большую площадь. Правда, пальмы растут только в тропиках, а соя – практически везде, так что под нее на планете можно задействовать гораздо больше земли.

Полярные взгляды 

Европа потребляет ежегодно около 6 млн тонн пальмового масла, при этом половина европейского импорта, по состоянию на 2018 год, использовалась для производства биодизеля. Вскоре эта практика будет прекращена, потому что ради сохранения тропических лесов, ЕС с 2021 года запрещает производство топлива из пальмового масла. Его продолжат делать из других культур.

По понятным причинам правительство Малайзии раскритиковало действия ЕС, назвав их дискриминационными. Но Европейская комиссия ссылается на исследование, показавшее, что при сжигании биотоплива из пальмового масла образуется втрое больше парниковых газов, чем при сжигании обычной солярки. При этом в Европе в последнее время тоже выросло использование пальмового масла в пищевом производстве. Дело в том, что с января 2019 года на территории Евросоюза и США вступили в силу ограничения содержания в пищевых продуктах трансжиров, однозначно признанных вредными для здоровья. Их заменяют как раз пальмовым маслом.

Интересно, что жесткое требование к содержанию трансжиров в продуктах питания уже полтора года действует и на территории Таможенного Союза. Согласно регламенту, в пищевой промышленности можно использовать только масла с содержанием трансжиров на уровне до 2% от общего количества жира (раньше допускалось 8-20%). Удивительно, но сливочное масло в новые требования не вписывается, поскольку дает 7%трансжиров. Зато заменители молочного жира, в том числе пальмовое масло, этому требованию соответствуют.

Изменению регламента активно сопротивлялась Белоруссия, усматривающая в засилье пальмового масла угрозу своей молочной отрасли. Но пока эта борьба успехом не увенчалась. Не исключено, что на изменения в регламенте Таможенного Союза могли повлиять крупные российские поставщики пальмового масла в СНГ. В том числе, один из крупнейших поставщиков — корпорация «Союз», с которой в Белоруссии некоторое время кооперировался ОАО «Гомельский жировой комбинат». Получить комментарии по этому поводу в «Союзе» не удалось.

Защита масла

В российском Минздраве пальмовое масло упорно защищают, говоря, что качественная «пальма» ничем не хуже любого другого жира и совершенно безвредна при употреблении в разумных количествах. Но рядовые россияне, как правило, испытывают к пальмовому маслу настороженную неприязнь, понимая, что таким образом производители удешевляют еду в ущерб ее качеству.

Тот же Минздрав предпочитает не вспоминать о том, что ВОЗ рекомендует людям потреблять ежегодно 340-390 кг молочной продукции. Само министерство долгое время считало нормой потребления 325 кг молочных продуктов в год, однако сейчас все чаще звучит мнение, что эта цифра носит лишь рекомендательный характер. Фактическое же потребление молочных продуктов в России на душу населения в прошлом году составило 150,7 кг.

На днях диетолог Министерства здравоохранения Виктор Тутельян и вовсе сообщил, что нормы потребления молочных продуктов в России нет. А очищенное и правильно транспортированное пальмовое масло, по его словам, угрозы для здоровья людей не представляет. Хотя в начале этого года та же Всемирная организация здравоохранения выпустила доклад, где впервые официально признала связь растущего употребления в пищу пальмового масла в 23 странах с ростом в этих странах смертности от ишемической болезни сердца. Также ВОЗ отметила, что производители пальмового масла, расширяя свои плантации, наносят природе колоссальный ущерб. По уровню активности лоббизма и стремлению доказать безвредность своего продукта, ВОЗ сравнила пальмово-масляную индустрию с табачной и алкогольной. 

В России лоббисты «пальмы» говорят, что основания для поднятия ставки НДС у государства нет. Так, например, исполнительный директор Масложирового союза РФ Михаил Мальцев сообщал СМИ, что это приведет к незначительному росту цен и снижению выпуска таких продуктов.

По экспертным оценкам, после повышения НДС рентабельность фальсифицированной молочной продукции снизится незначительно — с 600% до 500-550%, как и официальной продукции с заменителем растительного жира. Очевидно, что для защиты и продвижения на рынок молочной продукции только поднятия НДС на «пальму» недостаточно. Молочная отрасль требует других более серьезных мер поддержки.