Возможен ли зачет с подрядчиком-банкротом?
Елена Крестьянцева, «Пепеляев групп»
Аватар пользователя Читатель
27.05.2019

Руководитель практики земельного права, недвижимости и строительства «Пепеляев групп» Елена Крестьянцева — о  проблемах, с которыми сталкивается заказчик строительных работ в случае банкротства подрядчика.

Cтроительная отрасль лидирует по числу банкротств, наряду с торговлей и операциями с недвижимостью. Банкротство подрядчика часто оборачивается для заказчика настоящей катастрофой. Как известно, не бывает стройки без авансов, и если подрядчик банкротится, заказчик лишается и денег, и перспективы завершить объект без дополнительных финансовых затрат. 

Виной тому не только объективные обстоятельства, но и недобросовестное поведение многих арбитражных управляющих. Они получают контроль над строительной компанией и видят, как правило, лишь один надежный источник средств — заказчика. А далее идут в ход все доступные средства: материальные требования, иски о привлечении к субсидиарной ответственности, в большинстве случаев, необоснованные. При этом возвращать заказчику аванс никто не собирается: будьте добры, соблюдайте законодательство и включайтесь в реестр. В то же время заказчик является источником живых денег. Как известно, ст. 61.3 Закона о банкротстве запрещает зачеты с банкротами с целью недопущения преимущественного удовлетворения интересов одного из кредиторов.

Особенно абсурдной выглядит ситуация, когда авансы «зачитываются» против выполненных работ, и этот зачет оспаривается в суде. В частности такое возможно, когда целевой аванс заказчик просит учесть в качестве оплаты других работ, меняя назначение платежа. Хотя очевидно, что зачет в данном случае отсутствует, это не мешало судам эпизодически признавать такие действия недействительными и восстанавливать задолженность по оплате работ и встречную обязанность возвратить аванс. Это кажется абсурдным, но заказчик в такой ситуации вправе лишь включить в реестр требование о возврате уплаченного аванса, и дополнительно обязан оплатить работы, выполненные по тому же договору. По сути, заказчик платит дважды.

Такая нездоровая практика складывалась длительное время, пока подобные дела не привлекли внимание Верховного Суда. Выдержки из определений вошли в обзоры судебной практики Верховного Суда: пункт 19 обзора № 2 (2018) и пункт 20 обзора № 3 (2018). Верховный Суд не только разрешил данную проблему, но и пошел дальше. В обоих пунктах Верховный Суд приводит термин «действия, направленные на установление сальдо взаимных предоставлений по договору», который никак не соотносится с гражданским правом и не имеет законодательной расшифровки. Это в чистом виде нормотворчество.

ВС приводит два примера. В первом заказчик направил письмо, в котором заявил, что «засчитывает против требований должника (подрядчика) об оплате выполненных работ свои требования, также возникшие из договора подряда». Верховный Суд указывает, что данные действия, являются не зачетом, а установлением сальдо взаимных предоставлений по договору. В итоге в реестр включена задолженность, которая является разницей между полученным результатом работ в стоимостном выражении и размером аванса, платы за неиспользованные материалы, убытками, причиненными подрядчиком (п. 19 обзора практики № 2 (2018).

Во втором случае Верховный суд указывает, что сумма гарантийного удержания, выплачиваемая подрядчику после истечения гарантийного срока, также должна учитываться при установлении сальдо взаимных предоставлений (п. 20 обзора практики № 3 (2018).

Верховный суд подчеркивает, что при прекращении договора подряда необходимо определить итоговую задолженность («завершающую обязанность» в терминологии Верховного Суда) одной стороны по отношению к другой. Вследствие этого отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком предпочтения перед остальными кредиторами. По этой причине действия по установлению сальдо по договору нельзя оспорить по ст. 61.3 Закона о банкротстве. Таким образом, не имеет существенного значения, является ли такой зачет сделкой в полном смысле этого слова или просто оплатой. Также не важно, какого рода обязательства зачитываются, главное чтобы они были связаны с исполнением одного договора.

Эти формулировки были заимствованы из ранее сложившейся практики по лизингу. В 2018 году практика распространена на договоры подряда. Хотя рассуждения о необходимости определения сальдо встречных обязательств применимы к любому договору со сложными взаиморасчетами, эта конструкция пока не находит применения за пределами споров по подряду и лизингу. Вероятно, судьи не торопятся широко ее применять в силу недостаточного нормативного обоснования, ведь Верховный Суд высказывался конкретно по лизингу и подряду. Однако ничто не мешает сторонам ссылаться на позицию Верховного Суда в спорах по другим договорам, что поставит перед судьями задачу мотивировать, почему она не применима (или, наоборот, применима) к схожим ситуациям.

В любом случае появление подобной правовой позиции является хорошей тенденцией, поскольку говорит о неформальном подходе к разрешению споров в банкротстве, а также о попытке противодействовать неосновательному обогащению и уходу от ответственности за счет банкротства. Во всяком случае, заказчикам по договорам подряда Верховный Суд дал действенный инструмент для справедливого разрешения спора.