Виталий Новиков: «Такие крупные компании, как «Рольф», всегда привлекают внимание силовиков»
Виталий Новиков
Аватар пользователя Читатель
28.06.2019

В четверг авторынок потрясла новость об обысках и выемке документов в офисах ГК «Рольф». «Новый проспект» попросил автоэксперта Виталия Новикова пояснить, что происходит.

В ситуации, которая сегодня происходит с ГК «Рольф», много вопросов. С одной стороны, как любой крупный сильный игрок, действующий достаточно жестко, «Рольф» накопил врагов. Но это недруги не того уровня,  чтобы организовать проблемы для столь масштабной компании. Все-таки «Рольф» чаще бодался с небольшими игроками и, конечно, выигрывал у них за счет веса.

В то, что у этой истории есть заказчик из числа участников рынка, поверить крайне сложно, потому что автомобильный бизнес непростой, им сложно управлять. Кто у нас на рынке остался из крупных сетей? У Major дела идут тяжело. «Ключ-авто» пытался воспарить, но даже Татьяна Луковецкая (раньше работала в «Рольфе»), которая пришла туда в качестве первого лица, уже покинула компанию. Похоже, остаются только региональные игроки. Есть еще «Фаворит», «Автомир» и, наверное, какие-то региональные сети. В премиальном сегменте — это «Автодом», «Авилон».  Вот, наверное, и всё.

Растет доля агрегаторов, им никакие дилеры не нужны, дилерский рынок сжимается, все больше проката, каршеринга, такси, и объем продаж автомобилей упал даже на крупнейшем рынке — в Китае. Так что получить актив на автомобильном рынке сегодня не кажется очень привлекательной идеей.

Конечно, все задаются вопросом, в чьих интересах это происходит. И ответа, откровенно говоря, нет. «Рольф», возможно, один из самых системных игроков. А когда прописаны бизнес-процессы, когда все достаточно понятно и прозрачно, таким бизнесом управлять проще. Я не думаю, что в случае с «Рольфом»  есть состав преступления, потому что такой автомобильный бизнес достаточно белый, прозрачный — этого требуют и дистрибьютеры, и поставщики, поэтому вряд ли силовики там что-то найдут.

Говорят, основатель «Рольфа» старался обезопасить бизнес, став депутатом, и в свое время это работало. Но не теперь. Сегодня защищенными от таких атак, наверное, можно считать только компании, работающие по франчайзингу. Там нет собственности и большого количества основных средств, а у «Рольфа» это все было. Может быть, дело в деньгах. Продажи падают, и взятый крупный кредит может уронить даже большую компанию. И кто первый подсуетился по взысканию, тот и молодец.

Крупная компания всегда привлекает внимание силовиков. Поэтому  многие собственники и стараются вести себя тихо, не выпячивать свои большие успехи и достижения. Владелец «Рольфа» Сергей Петров, возможно, тоже хотел бы оставаться в тени, в то время как топ-менеджеры, напротив, пытались демонстрировать  потрясающую эффективность их работы. И вот — результат.

Справка «Нового проспекта»:

 «Рольф» — это крупнейший игрок на авторынке России, который работает с 1991 года и владеет 61 автоцентром, выручка в 2018 году составила почти 230 млрд рублей. Состояние самого основателя группы Сергея Петрова оценивается в $ф900 млн.

Руководство компании подозревают в выводе средств за рубеж и уже возбуждено уголовное дело. Интересно, что накануне близкие к «повару Путина» Евгению Пригожину издания распространяли информацию о том, что Сергей Петров финансирует оппозиционного политика Алексея Навального.

В интервью Forbes бизнесмен предположил, что ситуация связана с его политической деятельностью: он дважды был депутатом Госдумы в 2007 и 2011 гг и поддерживал протесты против фальсификации итогов думских выборов 2011 года и голосовал против резонансных «закона Димы Яковлева» и «пакета Яровой», а также не участвовал в голосовании о присоединении Крыма к России.

«Неожиданностью для меня не стало — это Россия. Пытаются что-то найти и придавить, оправдательных документов не просят. Все изымают и блокируют, блокируют работу компании, которая за последние три года заплатила 30 млрд рублей налогов», — заявил бизнесмен Forbes.

«Ведомостям» он также сказал, что это может быть связано с рейдерским захватом. «Я могу предположить рейдерский захват: предложения «продай [бизнес]» поступают каждый день. Последний раз — пару дней назад. Я не могу исключать, что кто-то пытается на этом заработать. Когда действует отдел «К» и ФСБ, никто не возражает, суды сразу получают одобрения», — сказал Сергей Петров.

Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ