Виктор Украинский, JUUL Labs
Виктор Украинский, JUUL Labs
Виктор Украинский: «Двойное налогообложение вейпов ставит нас в один ряд с Кенией»

«Самое главное, чтобы люди, которые уже отказались от обычных сигарет, не были загнаны обратно в курилки». Глава российского офиса крупнешего производители вейпов JUUL Labs Виктор Украинский рассказал «Новому проспекту» о будущем этого рынка и перспективах локализации производства.

В прошлом году JUUL Labs вышла на российский рынок. Какие планы стояли перед компанией и удалось ли достичь плановых показателей?

— Да, нам удалось не просто уложиться в изначальные планы, а даже немного их опередить. Россия — один из ключевых рынков для нашей компании. Это связано с тем, что здесь очень высокая численность курильщиков — 38 млн человек, то есть почти 30% взрослого населения. Это большой рынок для нас. Интерес курящих людей к альтернативным технологическим решениям растет, и мы это видим на примере нашего продукта. Не раскрывая финансовых показателей, могу сказать, как увеличилось количество поисковых запросов о наших устройствах в системе «Яндекс»: сейчас их 67 тыс. в месяц, а ещё не так давно было 30 тыс.

И какова конверсия?

— Около 50% — это доля курильщиков, которые после знакомства с нашим продуктом отказываются от курения обычных сигарет.

Виктор, как вы познакомились с основателями компании, российский офис которой возглавляете?

— Меня в своё время пригласили на работу бывшие коллеги по предыдущим компаниям, которые на тот момент присоединились к JUUL. Так я возглавил российское представительство JUUL Labs. До этого 20 лет работал в различных международных FMCG-компаниях.

Как развивается компания в России?

— Мы начали с Москвы, сейчас идем в крупные города. В Санкт-Петербурге наша продукция представлена уже почти в 1 тыс. торговых точек. В следующем году мы намерены расширить покрытие в рознице в первую очередь в миллионниках: это Новосибирск, Екатеринбург, Казань. Краснодар — также одно из очень интересных направлений.

В августе этого года вы говорили о возможной локализации производства в России. Как обстоят дела с этими планами?

— Сейчас мы находимся в начале пути, но как только экономика позволит обосновать перенос производства на локальный рынок, мы начнем заниматься этим вопросом. Мы всегда говорили, что не против производства и создания рабочих мест. На данный момент девайсы и картриджи производятся в Китае, а никотиносодержащая жидкость — на собственных заводах в США, там же она заправляется в картриджи. То есть мы экспортируем продукцию JUUL в Россию уже из Америки.

На каких условиях компания ведёт бизнес в России?

— С организационной точки зрения это традиционная модель, которая используется большинством иностранных компаний: дочерняя компания с российским юридическим лицом и долевым участием нашей материнской компании. А с точки зрения бизнеса наша деятельность не отличается от работы JUUL в Великобритании, Италии, Израиле или Испании. Наша потенциальная аудитория — миллиард взрослых курильщиков в мире.

Какую долю рынка занимают электронные девайсы — заменители сигарет, с которыми вы делите нишу, и каков спрос?

— Мы определяем свою нишу как «продукты с потенциально сниженным риском». Это системы нагревания табака и электронные испарители, которые используют сходную с нашей технологию испарения никотиносодержащей жидкости. Пока альтернативные электронные продукты использует 2% взрослого населения РФ, это в 15 раз меньше, чем доля потребителей обычных сигарет. Продукция пониженного риска находится в начале пути своего развития. Ее потенциал довольно велик — мировой тренд на отказ от курения и табачного дыма устойчив. К сожалению, многим людям трудно резко взять и отказаться от сигарет: в 9 из 10 случаев курящий человек снова начинает курить. Большинство заболеваний от курения вызывают канцерогены, образующиеся при горении табака — этот факт признан и доказан всеми мировыми институтами здравоохранения. В электронных испарителях нет процесса горения.

Какова мировая практика перехода на электронные девайсы?

— Мне кажется, что мотивация всегда одна. Не стал бы искать разницу между жителем РФ, Великобритании или США. Наш потребитель — это взрослый человек, который курит и хочет избавиться от надоевшей привычки, но сразу это сделать не получается. В таких странах, как Великобритания, Канада, Новая Зеландия, электронные сигареты стали признанным инструментом снижения вреда для курильщиков, и органы здравоохранения этих стран официально рекомендуют переходить с обычных «горючих» сигарет на электронные, поскольку в них содержится многократно меньше токсичных веществ.

Сталкивались ли вы со случаями подделок ваших девайсов?

— К сожалению, сталкивались, как многие большие бренды. Мы постоянно отслеживаем появление такой продукции и сотрудничаем с правоохранительными органами на всех соответствующих рынках для борьбы с этой проблемой.

В СМИ регулярно появляется информация об опасности электронных сигарет. Из последнего: в середине сентября говорилось об исследовании Миранды Уин о том, что электронные сигареты чуть ли не «разрушают лёгкие». Как вы это прокомментируете?

— Всегда нужно обращать внимание на методологию и условия проведения подобных исследований. Например, при исследованиях in vitro концентрация никотина может быть увеличена в десятки тысяч раз либо же может исключаться воздействие воздуха. Чтобы возник эффект, о котором сообщает исследование, нужно, по сути, перестать дышать воздухом и непрерывно вдыхать в течение нескольких суток только аэрозоль для вейпа. Это невозможно в реальной жизни. Ведущие мировые организации здравоохранения, такие как Национальная академия наук США, Американское онкологическое общество и Служба общественного здравоохранения Англии, считают электронные сигареты предпочтительной альтернативой обычным. Минздрав Великобритании официально заявил, что вейпинг на 95% менее вреден, чем курение сигарет — позиция ведомства базируется на анализе обширного числа исследований, проведённых по всем объективным научным критериям.

Как вы можете прокомментировать ситуацию со вспышкой легочных заболеваний в США из-за нелегальных вейпов с каннабисом? Повлияет ли это на легальных производителей?

— Мы можем подтвердить, что никакие продукты JUUL не содержат тетрагидроканнабинола, каких-либо соединений каннабиса или компонентов витамина Е. Мы уделяем первостепенное внимание безопасности потребителей и тому, чтобы наши продукты были доступны только взрослым курильщикам, для которых они и предназначены. Такие случаи еще раз указывают на необходимость защиты рынка от нелегальной торговли и, в частности, от торговли запрещенными или особо контролируемыми веществами.

Недавно российский Минфин разработал поправки к налоговому кодексу, согласно которому уже с 2020 года акциз на электронные сигареты может быть установлен на уровне 50 руб. за устройство. Как инициатива повлияет на отрасль?

— На сегодняшний день это очевидное двойное налогообложение, потому что картридж нельзя использовать без устройства, а устройство — без картриджа. Мы понимаем, что государство стремится увеличить налоговую базу, с одной стороны, и видит перспективу развития категории — с другой. В этом, скорее всего, и заключается причина. Мы в этом плане встаем в один ряд с Кенией — единственным в мире государством, применяющим такой подход, а не с такой страной, как Италия — там, наоборот, применяется пониженная ставка акциза на никотиносодержащие жидкости. В Европе никто не думает о том, чтобы вводить акциз на устройство.

Государство вообще идет навстречу производителям электронных устройств?

— Регулирование отрасли сейчас активно обсуждается. Мы, как ответственные игроки, выступаем за то, чтобы регулирование было разумным. Главное, чего хотелось бы избежать в регулировании, чтобы люди, которые уже отказались от обычных сигарет в пользу электронных, не были бы загнаны обратно в курилки и не испытывали проблемы пассивного курения. Это может побудить их вернуться к обычным сигаретам, и в этом я вижу определённый риск. Курящие люди должны иметь возможность получать информацию об электронных сигаретах как о разумной альтернативе курению, но при условии ограничения доступа к ним несовершеннолетних.

Мы активно выступаем за введение федерального запрета на продажу электронных сигарет людям моложе 18 лет. В Петербурге, кстати, немногие продавцы знают, что уже 2 года в городе действует локальный закон, ограничивающий продажу такой продукции. Локальные ограничения действуют на данный момент в 42 из 85 регионах России. По нашим наблюдениям, более половины ретейлеров в этих регионах об ограничениях ничего не знают. Проблема есть, и ее нужно решать. Когда примут единое федеральное законодательство, оно введет более серьезную ответственность за нарушение, и это повысит дисциплину торговых точек.

Пока запрета нет мы идем на опережение и добровольно внедряем возрастные ограничения: указываем на пачке, что продукт содержит никотин и не предназначен людям моложе 18 лет, требуем от всех продавцов JUUL проверять документы у покупателей, которые выглядят моложе 18-20 лет, а соблюдение этого требования постоянно проверяем с помощью «тайных покупателей». Если видим нарушения — проводим работу с точкой, а при повторных нарушениях вводим санкции. Мы сознательно ограничиваем продвижение продукта, отказываясь от работы с блогерами, селебрити и от широкой рекламы, чтобы о JUUL знали только взрослые курильщики. Если встанет вопрос, чему отдадим предпочтение — увеличению продаж в той или иной точке или ограничению продаж несовершеннолетним, мы выберем последнее. Это наш приоритет.

В таком случае каверзный вопрос: есть категория подростков, которые уже подсели на сигареты, а теперь не могут бросить. Как быть с такими случаями?

— Это сложный морально-этический вопрос. Наша аудитория — это исключительно взрослые курильщики, которые хотят, но не могут сразу бросить курить. Подростки не должны иметь доступа к никотину ни в какой форме, и оградить их от этого — совместная задача родителей, регуляторов и ответственных участников рынка.

А каким законодательством сегодня регулируется оборот электронных сигарет и нагреваемого табака?

— Сегодня этот вопрос не регулируется никак. Государство пытается понять, с чем имеет дело, чтобы выработать подход к регулированию рынка. Необходимо, чтобы проводилось как можно больше научных исследований. Первая ласточка — это исследование Всероссийского научно-исследовательского института табака и табачной продукции, которое установило, что в аэрозоле электронных сигарет содержание ключевых токсичных веществ на 80-95% меньше, чем в сигаретном дыме. Мы выступаем за то, чтобы таких исследований — и клинических, и поведенческих — было намного больше. Это даст научную основу для эффективного регулирования новой отрасли.

Какие у вас, как у директора российского JUUL, есть пожелания к нашим органам законодательной власти?

— Пожелание такое: ввести разумное регулирование, которое будет предполагать доступ взрослых курильщиков к информации об альтернативных никотиновых продуктах и содержать четкие критерии качества этих продуктов. Регулирование должно базироваться на научных фактах, а не на диких гипотезах, которые сегодня строятся в изобилии. Будут исследования — многое станет очевидно, и споры утихнут. Я очень надеюсь, что наша продукция не будет ограничена так же жестко, как табак, вред которого полностью доказан и не вызывает сомнений.

Справка НП:

Виктор Украинский окончил Саратовский государственный медицинский университет. В течение 5 лет работал врачом-кардиологом в Саратове. Позднее строил карьеру в FMCG бизнесе, более 20 лет трудился в таких компаниях, как British American Tobacco и Red Bull. В июне 2018 года возглавил российское подразделение JUUL Labs.

Компания JUUL Labs основана в 2015 году Адамом Боуэном и Джеймсом Монзисом. Штаб-квартира расположена в Сан-Франциско, а представительства работают более чем в 15 странах мира. К 2018 году JUUL Labs стала крупнейшим производителем электронных систем доставки никотина, заняв 70% рынка электронных сигарет. Выручка компании превысила $1 млрд. Сейчас компания на 35% принадлежит крупнейшему мировому табачному холдингу Altria.

В октябре 2018 года компания вышла на российский рынок через юридическое лицо ООО «Джуул лабс ру» (по данным СПАРК, на 99% принадлежит «Джуул Лабс ЮК Холдко Лимитед», Великобритания, на 1% — частной компании «Джуул Лабс Сингапур Холдко ПТЕ. Лтд.», Сингапур). Продукция JUUL Labs в России представлена более чем в 8,2 тыс. точек в Москве, Петербурге, Краснодаре и др.