Трудовая терапия. Что будет с рынком труда после коронавируса

Правительство России надеется выйти на привычные показатели экономики к концу 2021 года: уже разработан двухлетний план восстановления экономики. Одним из пунктов плана стало изменение Трудового кодекса. Спасет ли это работодателей? Выяснила Алёна Алёшина.

Каждый шестой житель планеты, по подсчетам BCG, лишится этим летом привычного уровня доходов. Уровень безработицы в мире превысит 17%. То есть уже ближайшие новогодние праздники почти 2 млрд человек встретят в статусе безработного.  Россия, по замыслу властей, должна была пойти своим путем. Но российские предприниматели провалили эксперимент: они не справились с задачей по выплате зарплат в период каникул, которые великодушно объявил Владимир Путин. Напомним, в марте этого года обязательства по выплате заработной плате правительство отдало на откуп бизнесу, при этом введя фактический запрет на большинство видов предпринимательской деятельности. Теперь — спустя почти четыре месяца после начала эксперимента — ряд бизнесменов готовятся к банкротству. Однако, по мнению экономиста и проректора по стратегическому развитию Российской экономической школы Максима Буева, российские предприниматели получат шанс отыграться.

«Мы все понимаем, что расходы на содержание штата, выплату заработной платы, социальных налогов — это одна из основных и самых затратных статей бизнеса. Но до настоящего момента возможности по увольнению сотрудника у бизнеса были сильно ограничены, — рассуждает Буев, — Теперь же, если предложения правительства будут приняты, рынок труда станет более гибким: работодателям станет легче увольнять людей, переводить на краткосрочные контракты, удаленку. Станет легче не нанимать в штат, а «арендовать» нужных специалистов. На бумаге это все выглядит разумно».

При этом сами сотрудники, на первый взгляд, к изменению взаимоотношений с работодателями уже готовы. Центр трудовых исследований Высшей школы экономики опросил пять тысяч россиян, проживающих в 14 регионах страны и выяснил, что уже сейчас условия труда изменились у более 80% респондентов: из них у 40% уменьшилась зарплата, а 20% остались без премий.

«Чем меньше размер компании, тем больше шансов у штатных сотрудников остаться без зарплаты. В то же время, все боятся остаться в текущих условиях без работы, — признается бизнесмен Артем Табунин, — Многие предприниматели, и я в том числе, сейчас крутят в голове две мысли: персонал — самая затратная часть бизнеса и, вторая: необходимо готовиться ко второй волне пандемии. В этих условиях единственный вариант спасти бизнес — это оптимизация затрат на содержание персонала и переход на уже готовые сервисы автоматизации, фрилансеров, удаленные каналы».

«В России существует исторический страх открытой безработицы, и в связи с этим есть традиция урегулирования проблемы нерыночными методами. — продолжает Буев, — Вспомните, в 90-х безработицу купировали либо переводом людей в неоплачиваемый отпуск, который мог длиться весь год, либо выдачей зарплаты не деньгами, а продукцией предприятия. Возможно, именно сейчас мы впервые столкнемся с открытым проявлением безработицы в России, как это происходит в рыночных экономиках. Идеальной была бы следующая модель по выходу из кризиса — бизнесу позволено легко увольнять людей, а у государства есть мощная система по поддержке безработных. Таким образом, бизнес социальной поддержкой населения себе в убыток не занимается».

Собеседник подчеркивает, что в борьбе с распространением коронавирусной инфекции пострадал именно малый и средний бизнес. Например, многие маленькие кафе и рестораны в центре Петербурга, которые радовали туристов кофе и выпечкой, после снятия карантина уже вряд ли смогут открыться. Согласно исследованию EventyOn, в этой отрасли из каждых 10 сотрудников под сокращение попали, минимум, пятеро. На грань выживания поставлены и туристические агентства (сокращения здесь достигли 80%), салоны красоты и спортзалы. По оценкам экспертов РАНХиГС и Института Гайдара, банкротство грозит более 67% всех малых и средних компаний и индивидуальных предпринимателей, а их оборот в прошедшие два месяца, по сравнению с предыдущими, сократился на 77%.

Однако, по мнению карьерного консультанта Алексея Орлова, в итоге от «оптимизации» Трудового кодекса пострадают все. «Рост безработицы и снижение располагаемого дохода населения приведет к закономерному падению платежеспособного спроса на внутреннем рынке. А у нас подавляющее большинство бизнесов ориентировано на внутренний спрос, а не на экспорт — продолжает Орлов, — Согласовав поправки в Трудовой кодекс, Кремль «поможет» бизнесу быстрее увольнять сотрудников без выплат и компенсаций.  А кто поможет этим людям найти работу? На что они будут покупать товары и услуги? Похоже, что у государства сейчас нет никакого плана по выходу из кризиса. Нет стратегии. Используется тактика «затыкания дыр» за счёт тех, кто наименее организован и пассионарен».

Более того, в результате кризиса, роль безработных примеряют на себя и руководители, и директора, и даже сами бизнесмены. «К нам на консультации приходят недавно успешные, а сегодня растерянные, буквально оглушенные изменениями люди, — говорит Алексей, — Раньше они меняли работу не после долгих поисков и череды собеседований, а благодаря высокому спросу на рынке труда. Они привыкли, что на фоне общего экономического роста у них всегда были какие-то предложения, приглашения на собеседования, варианты, возможности. Был выбор и ощущение профессиональной востребованности, видение перспектив. А сейчас ситуация резко изменилась: целые отрасли экономики не работают, персонал «сокращен» или отправлен в отпуска за свой счёт, спрос на труд упал. Квалифицированные специалисты и руководители оказались никому не нужны. А предприниматели столкнулись с тем, что у них больше нет бизнеса, но есть долги: нельзя работать, зато изволь платить налоги, аренду, зарплаты... Такая ситуация здорово бьет по самооценке и по вере в светлое будущее даже самых сильных людей. К сожалению, от кризиса нет «волшебного» средства».

Более того, исследования EventyOn показали, что переход на удаленный режим работы изменят и стиль руководства в компаниях: эксперты заявляют, что выживших после оптимизации, но переведенных на удаленный режим работы сотрудников необходимо контролировать жестче, чем офисных сотрудников.

«Жестче, значит давать конкретные KPI для оценки эффективности работы сотрудников, — разъясняет Алекс Бланк, сооснователь компании EventyOn, — в новых условиях руководителя будет интересовать только результат, а не процесс выполнения работы. Жесткий стиль руководства в постпандемическом периоде станет более структурированным: вот задача, вот пункт контроля, вот отметка о выполнении задачи. Сейчас сотрудники всех предприятий будут переходить в режим, знакомый до последнего момента лишь юристам и программистам».

Между тем, ряд экспертов считает, что паниковать пока все-таки рано и пока ситуация на рынке труда не выглядит столь катастрофичной. «На мой взгляд, массовые сокращения не предвидятся. Да, некоторые компании отзывают оферы, рост числа увольнений продолжится, но нельзя сказать, что все компании сокращают штат. — констатирует HR-эксперт Алёна Старовойт, — После пандемии потребуется ещё больше рабочей силы, но и тогда резкого скачка, на мой взгляд, не будет.

Сейчас и в ближайшее время будут востребованы, например, интернет-маркетологи: так как упал спрос на товары, вырос запрос на идеи и инструменты. Востребованы медики — в России всегда была низкая конкуренция в этой отрасли (1,6 человека на одну вакансию), сохранился запрос на рабочие профессии — уже несколько лет сложности с их поиском, эта тенденция сохраняется».

 «Что касается рынка труда в IT, то после пандемии массовых сокращений не ожидается, — заявляет Григорий Бурденко, генеральный директор IT-компании DD Planet, — Хорошие программисты являются ценными кадрами для работодателей и востребованы даже в кризис. Например, в DD Planet за апрель-май наняли несколько новых сотрудников на крупные проекты по разработке».

«В IT-сфере наиболее востребованы сотрудники, которые могут внести свой вклад в диджитализацию, автоматизацию, роботизацию и другие технологические направления. — продолжает Генрих Юстус, заместитель директора департамента по работе с персоналом компании «Техносерв», — Очевиден возрастающий интерес к облачным решениям и сервисным моделям, поэтому востребованы специалисты со знанием облачных платформ, пониманием и соблюдением SLA. Но это абсолютно не исключает интереса к другим популярным профессиям, таким как инженеры, тестировщики, архитекторы, пресейлы, аналитики, руководители проектов, линейные руководители».

Однако и здесь, как выяснилось, востребованность специалистов напрямую зависит от проектов, которые компания реализует или планирует запустить в ближайшее время. «Содержать невостребованных и часто высокооплачиваемых профессионалов организациям экономически не выгодно. — подчеркивает Генрих Юстус, — Технологический прогресс в IT происходит стремительнее, чем в любой другой отрасли».

Cпециалисты, которые первыми могут пострадать от второй волны коронакризиса — это бухгалтеры, дорогостоящие PR- и юрисконсульты, административный персонал (референты, секретари). Петр Липов, карьерный коуч и совладелец кадрового агентства J&P Executive, считает, что первыми кандидатами на увольнение станут переоцененные работники, которых можно заменить менее взыскательными коллегами, или вовсе — алгоритмом. Также в зоне риска «жировая корпоративная прослойка» вроде специалистов по внутренним коммуникациям или спортивных менеджеров.

«Через полгода сам ландшафт рынка труда значительно изменится: сейчас здесь пока цветочки, к сентябрю созреют ягодки, — разъясняет Петр Липов, — Объясню: к сентябрю работодатели, выстоявшие в первую волну кризиса, все актуальные открытые вакансии закроют. Те предприниматели, которые сейчас держатся на плаву из последних сил, к сентябрю объявят о банкротстве. К этому моменту на поиски работы выйдут те, кто пережидали этот период за городом или имели какую-то подушку безопасности. В свою очередь, выжившие работодатели начнут демпинговать, снижая уровень заработной платы. И вот тут на рынке труда начнутся битвы за любое место в любом штате любого предприятия. Мы знаем, что есть примерно 2% соискателей, которые всегда нарасхват, есть ещё 15% относительно конкурентоспособных соискателей, и есть все остальные, которые будут соглашаться на любые условия, при этом уменьшая уровень притязаний своих конкурентов». Правка Трудового кодекса, по мнению эксперта, вряд ли сможет остановить ожидаемый обвал рынка труда. 

Читайте на эту тему:

Александр Затуливетров: «Сидим без денег с раздражённым персоналом»

Приходя в компанию, сразу планируйте уход, или как стать «ледоколом»

Производители впечатлений. Какие карьерные навыки пригодятся в 2030 году

Пенсионеры в аренду. Реформа придаст ускорение рынку заемного труда

Фото: Константин Кокошкин/Коммерсантъ