Торговля госактивами. Кто идет на смену Росимуществу
Светлана Андреева, Наталья Ковтун
Аватар пользователя Читатель
02.08.2019

Государственная корпорация развития «ВЭБ.РФ» (ВЭБ) стремится расширить свои полномочия: помимо финансирования проектов, направленных на развитие экономики страны, она планирует заняться продажей госимущества. Но ее первая попытка получить статус продавца федеральной собственности провалилась.

На прошлой неделе президент РФ подписал федеральный закон N616144-7, который уточнил порядок выдачи лицензий на банковские операции с драгоценными металлами. Этот документ, в частности, наделил ВЭБ статусом единого исполнительного органа корпорации развития. Казалось бы — причем здесь продажа госимущества? Дело в том, что на стадии обсуждения в этом довольно далеком от темы федеральной приватизации документе, неожиданно появился пункт о наделении ВЭБа статусом продавца имущества и акций из государственной казны.

Это вызвало вопросы у Государственно-правового управления Президента РФ. Там инициаторов закона попросили уточнить действительно ли документ «предполагает наделить «ВЭБ.РФ» правом выполнять функции продавца».

Эксперты Минэкономразвития РФ в июне также обратили внимание законодателей на то, что «наделение некоммерческой организации «ВЭБ.РФ» полномочиями в области приватизации федерального имущества нуждается в дополнительной проработке и обоснованиях». По мнению специалистов министерства, до утверждения поправок нужно было ответить минимум на два вопроса: на каких условиях, и по какой процедуре ВЭБ будет привлечен к подобной работе.

Отрицательное заключение по этому поводу дало и Росимущество, которое сегодня занимается вопросами приватизации федеральной собственности. В итоге, из финальной версии документа пункт о наделении ВЭБа полномочиями продавца госсобственности, убрали. Но многие эксперты рынка, опрошенные «НП», считают, что это была лишь первая попытка ВЭБа получить новый статус. И за ней наверняка последуют другие.

Сегодня организатора торгов федеральными активами из перечня, утвержденного Правительством РФ, по конкурсу выбирает Росимущество. Сейчас в этом перечне 23 профессиональных структуры, в числе которых SIB Сбербанк, ВТБ Капитал, Газпромбанк Капитал, РАД, Альфа Банк, E&Y и пр. До недавнего времени в списке значилась «дочка» ВЭБа – компания «ВЭБ Капитал». Но в этом году, в результате переформатирования корпорации «ВЭБ.РФ», несколько ее дочерних компаний, в том числе, «ВЭБ Капитал», вошли в состав материнской организации: их функции были переведены в специально созданный сервисный центр, а штат сотрудников группы, по сообщениям в СМИ, сократился с 8 тыс. до 3 тыс. человек.

В пресс-службе «ВЭБ.РФ» на официальный запрос «НП» сообщили, что «ВЭБ Капитал» продолжает выполнять свои обязательства по заключенным договорам на управление госимуществом, имея необходимые ресурсы. Реорганизация «ВЭБ Капитал» не предусматривается, однако, компания включена в периметр трансформации и реорганизации внутри группы «ВЭБ.РФ».

Похоже, завершив оптимизацию, ВЭБ решил остаться в игре, а может быть, даже заменить собой Росимущество. Напомним, что в состав органов управления ВЭБа входят ключевые фигуры российского правительства на уровне министров и сотрудников президентского аппарата. А возглавляет ВЭБ с мая 2018 года сам Игорь Шувалов, занимавший до этого пост первого зампреда Правительства РФ, где он курировал экономический блок, в том числе, вопросы распоряжения госсобственностью и такие структуры, как Росимущество и «ДОМ.РФ». К слову, «ДОМ.РФ» уже перешел под контроль ВЭБа. Это значит, что реализация федеральных земель под строительство — уже функция госкорпорации. Почему бы не добавить сюда и продажу госсобственности?

Но не все так просто. Государственная корпорация — это «некоммерческая организация». Ей позволено заниматься предпринимательской деятельностью лишь в том случае, если это служит достижению поставленных перед ней высоких целей, главная из которых — обеспечивать условия для стабильного экономического роста страны.

При этом, согласно уставу, «ВЭБ.РФ» сам должен кредитовать свои проекты на полученные из бюджета средства. По данным отчетности РСБУ, размещенной на сайте корпорации, ее чистая прибыль по итогам 2018 года составила 3,85 млрд рублей, против убытка 200,4 млрд рублей годом ранее. Но за первый квартал 2019 года чистая прибыль «ВЭБ. РФ» составила 304 млн рублей против 18 млрд рублей за аналогичный период прошлого года.

В конце прошлого года премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил постановление о подписном капитале «ВЭБ.РФ», которое позволяет госкорпорации получить до 300 млрд рублей для финансирования новых проектов. Кроме того, Правительство РФ объявило о предоставлении «ВЭБ.РФ» 600 млрд рублей в виде имущественных взносов для погашения внешнего долга. А в апреле 2019 года «ВЭБ.РФ» получил новый источник длинных денег — правительство разрешило корпорации привлекать депозиты бюджета не на год, а на пять лет.

Если ВЭБу все-таки удастся получить статус продавца госимущества, возникнет парадоксальная ситуация: Правительство РФ в лице Росимущества будет привлекать к продаже федеральных активов самого себя (в лице «ВЭБ.РФ»). Оно же будет оплачивать из бюджета услуги продавца, а затем, по итогам торгов, выдавать победителю деньги из федеральной казны на покупку выигранного имущества (как того требует устав ВЭБа).

Поверить в то, что Росимущество как-то сможет влиять на этот процесс, очень трудно: вряд ли оно будет отдавать поручения и контролировать структуру, во главе которой стоит председатель правительства РФ. То есть вместо привлечения дополнительных средств в бюджет за счет продажи государственного имущества (а в этом и есть основная цель приватизации), мы будем наблюдать круговорот бюджетных денег.

 «Очевидно, что тема с продажей федерального имущества — это инициатива  ВЭБа, а не правительства. Каждый тянет на себя одеяло, и у кого будет перевес, тот и выиграет», —говорит эксперт по международному праву, кандидат юридических наук, доцент ВАВТ, специалист по комплаенсу Денис Примаков. Он отметил, что при Игоре Шувалове ВЭБ начал по-другому действовать, чем при прежнем руководстве. «ВЭБ стал выступать больше как инвестор, хотя и не может действовать на внутреннем рынке в этом статусе», — отмечает Денис Примаков.

 В пресс-службе «ВЭБ.РФ» на официальный запрос «НП» о позиции ВЭБа по ситуации с изменением законодательства ответили так: «на текущий момент мы не видим указанных поправок».

«Пока для наделения спорными полномочиями «ВЭБ.РФ» недостаточно оснований. Ведь уже есть Росимущество с идентичными полномочиями и институциональным статусом. Если и у ВЭБа они появятся, неминуемо произойдет неразбериха между этими структурами», — заключает юрист FMG Group Данил Пашуткин.