Виталий Архангельский
Виталий Архангельский
«Студенты, дети и пенсионеры». Виталий Архангельский об эвакуации россиян частными бизнес-джетами

Генеральный директор французской чартерной компании Aviav TM (Cofrance SARL) Виталий Архангельский, скандально известный бывший петербургский, а теперь европейский, предприниматель, рассказал «НП», как устроен его бизнес во Франции. 

По данным отечественного МИД о возвращении на родину мечтают около 26 тысяч россиян. Процесс эвакуации займет еще несколько месяцев. Виталий, что вы на этот счет думаете? Как так получилось, что не все россияне еще эвакуированы?

— Европейцы и американцы вопрос с вывозом своих туристов закрыли несколько недель назад. Русские — точнее русскоговорящие туристы — отличаются большой выдержкой и еще большим желанием сэкономить. Они наивно полагали, что их будут эвакуировать за счет государства. Подчеркну, любого государства: у многих ведь паспорта и виды на жительства не только в европейских, но и в тропических странах. Но улететь за чужой счет у туристов (некоторые приехали уже после объявления карантина) не получилось. Авиаперевозчики всех стран, выполняющие эвакуационные рейсы, за свои услуги требуют оплаты.  А турист без денег — пусть у него будет несколько паспортов — никому не нужен.

Ваши пассажиры приходят к вам по направлению консульств или напрямую?

— У русских туристов есть несколько вариантов: обращаться в МИД и ждать очереди на вылет. Или идти напрямую к авиаперевозчику. Очень многие обратились напрямую: реклама есть и на сайте, и в соцсетях, не исключаю, что сработало и «сарафанное радио». Мы и до этого летали в Россию. А сейчас просто расширили географию пассажирских перевозок: летаем не только в обе столицы — в Москву и Санкт-Петербург, а также в Самару, Саратов, Ростов, Нижний Новгород. Среди клиентов появились дальневосточники, а это значит, что совершаем вылеты в Хабаровск, Якутск, Петропавловск-Камчатский и Владивосток. До эвакуации это направление было нами не разработано.

По официальной информации МИД билет на возвратный рейс среднемагистрального перелета стоит 200 евро, на дальнемагистральный — 400 евро. А вашим клиентам во сколько обходится билет?

— У нас нет единой цены нет: она формируется для каждого пассажира индивидуально. На цену влияет не только дальность перелета, но и востребованность маршрута, тип самолета, учитывается также количество человек и багажа, наличие животных, особых грузов. По очень грубым подсчетам, чтобы улететь, например, из Нью-Йорка в Петербург бортом на 15 человек, потребуется 150 тысяч евро. Пассажиры летят в складчину: стоимость перелета они делят между собой.

То есть сейчас один билет обойдется в сумму больше 10 тысяч евро? 

— Может быть и так. Но перелет этим же бортом из Барселоны в Петербург обойдется дешевле — в 50 тысяч евро на всех 15 пассажиров. В парке есть самолеты на пять пассажиров, а есть на 170, тогда перелет в расчете на одного пассажира может быть еще дешевле. В среднем мы организуем по 5-10 вылетов в день. Уже выполнены рейсы из Барселоны, Рима, Ниццы. Вывозили русскоговорящих туристов из Мальдив. Были желающие уехать из Швейцарии.

Каков социальный статус ваших клиентов? Кто сейчас может позволить себе перелет через океан за 10 тысяч евро?

— Сейчас наши клиенты — это в основном студенты, дети и пенсионеры. Есть мамы с младенцами, которые прилетали в Америку родить ребенка.

А кто платит за этих студентов и пенсионеров? Ваши пассажиры — родственники российских чиновников? Или успешных бизнесменов?

— Среди пассажиров есть и те, и другие. Но имена тех, кто оплачивает и тех, кто летит, могут не совпадать. По нашим правилам пассажиры оплачивают не билет, а аренду всего самолета. И де факто для нас не важно, кто летит в салоне и на каких основаниях. Мы даже не знаем, компенсируют ли остальные пассажиры свою долю основному, заплатившему за перелет.

Есть гарантия, что если пассажир отдаст вам деньги, то он точно попадет домой?

— Нет. Гарантий нет. Сейчас введены дополнительные ограничения на перелет: авиакомпании в нынешних условиях вынуждены получать индивидуальные разрешения на каждый рейс. Если авиационные власти страны не выдали разрешение на конкретный маршрут, то наша авиакомпания его не выполняет. В таком случае мы или переносим вылет и вновь просим разрешение, или возвращаем деньги пассажирам. С русскими чиновниками действует одно правило: правил нет, и ничего не понятно до последнего момента. Не так давно нам пришлось менять маршрут: чтобы попасть в Саратов пришлось осуществить посадку в Москве для прохождения формальностей и только после этого продолжить движение в Саратов. То есть гарантировать вылет мы можем только в том случае, если в переговорный процесс вмешивается коррупция.

О коррупции хочется поговорить отдельно. Вы в июне 2009 года бежали из России. Руководство банка «Санкт-Петербург» обвиняет вас в создании «финансовой пирамиды». А вы банкиров — в организации рейдерского захвата вашего бизнеса: компании «Осло Марин» (Oslo Marine Group, OMG). Дело рассматривает Высокий суд правосудия в Лондоне. Точка в этой судебной тяжбе поставлена?

— Судебный процесс не закончился до сих пор. В 2018 году судья Хильдиярд решил, что доказательств мошенничества со стороны банка «Санкт-Петербург» недостаточно. Мы подали апелляцию, и теперь Апелляционный Суд отменил решение по этому пункту и отправил дело на повторное рассмотрение другим судьей. Мы готовимся к повторному рассмотрению дела в Высоком Суде, но пока все задерживается из-за коронавируса.

Суммы претензий не изменились? Вы по-прежнему хотите взыскать с банка $500 млн в качестве компенсации за потерю бизнеса. А банк «Санкт-Петербург» настаивает на взыскании с вас — 1,8 млрд рублей?

Да. Решение по моему встречному иску было сначала вынесено отрицательное, но его отменил Апелляционный Суд. Теперь мой иск рассмотрят заново. Решение по иску банка о взыскании долгов тоже приостановлено Апелляционным Судом — до окончания повторного рассмотрения моего встречного иска.

Россия также требовала вашей экстрадиции…

Этот вопрос закрыт. В 2011 году Франция меня признала политическим беженцем и отказала России в экстрадиции. Я теперь нахожусь под защитой президента Франции.

Вы уехали в 2009 году и, получается, построили свой бизнес с нуля в чужой стране? Трудно было адаптироваться?

— В чужой стране сложно с нуля выйти в лидеры рынка. Мне потребовалось несколько лет, чтобы просто получить разрешение на работу, параллельно я подтверждал дипломы о полученном в России образовании, и одновременно получал дополнительное образование — необходимо было выучить язык и законы страны. Еще шли суды: это — круглосуточная работа.

Мою компанию Cofrance SARL я создал уже во Франции. Мы предоставляли самые разные услуги для эмигрантов, постепенно расширяли перечень, адаптируясь под потребности рынка и ситуации. Например, одно время обслуживали дачников. Сейчас занимаюсь частной деловой авиацией— это принципиально новый вид бизнеса. В настоящий момент мы предлагаем клиентам более пяти тысяч самолётов, различной вместимости и с любым уровнем комфортности. Летаем в любую точку мира (вплоть до Арктики): главный офис расположен в Ницце, но есть офисы в Москве, Санкт-Петербурге, Алма-Ате, Киеве. Развиваем бизнес-авиацию в Таджикистане. Среди наших клиентов жители стран бывшего СССР, а также США, Великобритании и Канады, Китая и Израиля. Сейчас основные направления деятельности компании Cofrance SARL — это покупка и аренда воздушных судов, доставка грузов и все сопроводительные услуги.

Но эти самолеты не в собственности компании?

- Компания не владеет авиапарком, а организует перелеты. Cofrance SARL — авиационный брокер. Мы выкупаем у авиакомпании рейс и перевозим на нем наших пассажиров. Если еще больше упростить, то компания торгует полётным временем самолетов на специальной профессиональной бирже. В мире больше 1500 авиакомпаний и 5000 самолетов — все они нами продаются в чартеры. Мы не просто предлагаем самолеты (чаще всего арендуют стандартный бизнес-джет на 6-12 пассажиров), мы решаем весь комплекс сопутствующих задач — организуем питание, трансферы, подбираем отели, оформляем визы, страховки и так далее

Цели у клиентов самые разные, и мы не всегда про них знаем, но самый распространенный вариант — это деловые поездки. Среди наших клиентов есть творческие люди, спортсмены, научные деятели. Есть, например, один клиент в Грузии, который два раза в месяц из Тбилиси в Израиль летает в командировки. Он заключил договор сразу на год, мы только уточняем только день и час вылета.  А в России компания выполняет заказы даже на региональные перелеты. Например, из Калининграда в Ростов-на-Дону можно добраться с пересадкой в Москве: наши клиенты арендуют самолет и летят напрямую. 

Насколько острая конкуренция на этом рынке?

— Во Франции у нас нет конкурентов: AVIAV TM (Cofrance SARL) — единственный брокер в Евросоюзе и СНГ, включенный в список WYVERN — международной системы безопасности полетов. Рынок России — один из образцов дикого рынка, где игроки переименовываются, исчезают и появляются вновь, сотрудники постоянно мигрируют между компаниями, а офисы переезжают. Но это нельзя назвать конкуренцией в чистом виде. Мы по факту монополисты! И специально шли к этому. Это было целью. Сотрудники компании и я учились, ездили на семинары, конференции, выставки. Пришлось сдать проверку по стандартам безопасности полетов — это очень жесткие стандарты. Чтобы занять нынешнее положение пришлось инвестировать не только деньги, но и время. В итоге, нам удалось завоевать даже рынок Америки, а это 70% рынка деловой авиации.

Эвакуационные перелеты — выгодный бизнес?

— Сейчас на земле находится 90% самолетов всех авиакомпаний мира. Число вылетов сократилось в десятки раз, а требования к авиаперевозчикам — ужесточились многократно. Весь последний месяц выполняются только эвакуационные рейсы, а они очень сложные, сумбурные и каждый раз необычные. На борт поднимается новая клиентура — многие из них в первый и, боюсь, в последний раз в жизни летят на частном самолёте.

Но мы все понимаем, что эвакуацию — пусть и за оплату — нельзя назвать бизнесом. Потому что каждый перелет — это вечные накладки, вечные срывы и сплошные нервотрепки. О рентабельности говорить сложно. По цифрам мы работаем в минус, но есть надежда, что спасенные к нам обязательно вернутся в постпандемическом периоде. Сколько продлится этот период? Не знаю. Но по рынку авиаперевозок уже нанесен удар.

Справка «Нового проспекта»:
Виталий Архангельский
в 1999 году учредил компанию «Осло Марин» (Oslo Marine Group, OMG) ― она занималась страхованием, портовым обслуживанием и экспедированием грузов. OMG имела представительства зарубежом, в том числе в Лондоне и Хиросиме. В России Виталий Архангельский владел крупными недвижимыми активами, включая Выборгский порт и Западный терминал в порту Санкт-Петербурга. Бизнесмен покинул родину после того, как был обвинен в экономических преступлениях. Согласно материалам суда, в 2008 году OMG привлекла от банка «Санкт-Петербург» заемные средства на общую сумму в 3,7 млрд рублей для развития судоходного и портового бизнеса. В том же году банк подписал с заемщиком меморандум, согласно которому при пролонгации кредита OMG дополнительным обеспечением сделки становились в виде акции портового комплекса «Западный терминал» и страховой компании «Скандинавия», входивших в состав группы. После того, как в 2009 году OMG перестала обслуживать кредит, банк «Санкт-Петербург» получил контроль над активами заемщика и осуществил их продажу. В кредитной организации утверждали, что из компании выводились значительные средства. В деле упоминается также Валентина Матвиенко, на тот момент губернатор Петербурга, и Владислав Пиотровский, возглавлявший ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Судебная тяжба между предпринимателем и банком не закончена до сих пор. Бизнесмен получил политическое убежище и проживает во Франции.

Читайте на эту тему:

Стоять дешевле, чем летать. Что будет с авиацией после коронавируса