Старая система для новых людей. Реформа Конституции как повод для чистки

Карусель закрутилась стремительно. Прошло всего несколько дней после того, как Владимир Путин в ежегодном послании объявил о старте большой политической реформы, а своих постов один за другим начали лишаться люди, которые составляли, казалось, неотъемлемую часть властного монолита.

Сначала, буквально сразу после послания, в отставку подал непотопляемый, казалось, премьер-министр Дмитрий Медведев со всем правительством. Чтобы принять все решения по обновлению политической системы, президент «должен быть абсолютно свободен», невинно пояснил Медведев. То есть получается, что кабинет министров ему, президенту, в чем-то мог помешать. И счел за счастье поскорее убраться с рельс перед мчащимся поездом.

Затем Путин отправил в отставку генпрокурора Юрия Чайку. Чайка, между прочим, занимал свою должность без малого 14 лет, с 2006 года, а до этого, с 1999 года, работал министром юстиции. То есть он в высших эшелонах власти еще с ельцинских времен, в наше время столько не живут, за исключением разве что Сергея Шойгу. За время работы Юрий Чайка пережил немало неприятных историй — и «дело о подмосковных казино», и «дело Цапков», и суровый наезд Алексея Навального, снявшего целый фильм о бизнесе генпрокурорских детей, да много чего еще, и все без ущерба для себя, а перед реформой не устоял.

И ведь это, кажется, только начало. Ведь даже недели еще не прошло. Всего за четыре дня «рабочая группа» по разработке поправок в Конституцию (в кавычках потому, что понятно — никакая это не рабочая группа, а наспех сколоченная ширма, вряд ли члены «рабочей группы» вообще видели эти поправки) все разработала и отправила президенту. Ну хотя бы для приличия можно было выдержать ну хоть неделю, что ли! Конституцию все-таки пишем, а не прейскурант в придорожном кафе.

И тут же — времени на раскачку нет! — Путин вносит проект поправок в Госдуму. Да прочитать-то успел ли, чего там «эксперты» понаписали? Там же спортсмены с музыкантами, мало ли чего сочинят. Тут бы смайлик поставить, только не до шуток — основной закон страны стригут ножницами, как овцу. В среду Госдума соберется на внеочередное заседание, получится, что за недельку все и обтяпают, будто не Конституция и была.

В Telegram-каналах и то едва успевают головой крутить. Депутаты все побросали, бегут срочно утверждать внесенное. Бегом, бегом, еще бегомее, как говорится в старой армейской шутке. Со всех сторон рвутся снаряды — отставка, еще отставка, разрывы ложатся все ближе, только успевай голову прикрывать.

Cовершенно бессмысленно сейчас рассуждать, у кого позиции усилятся, у кого влияния станет больше, у кого меньше. Да ни у кого они не усилятся. У одного президента они сейчас усилились.

Что в поправках? Как водится, все не так, как представлялось. В послании Путин говорил, например: «Предлагаю ... доверить Государственной думе не просто согласование, а утверждение кандидатуры председателя правительства. При этом президент будет обязан назначить их на должность, то есть будет не вправе отклонить утвержденные парламентом кандидатуры». На деле получилось следующее: «Президент назначает председателя правительства, кандидатура которого утверждена Государственной думой по представлению президента Российской Федерации».

Как выясняется, рано радовались те, кто разглядел в послании переход к парламентской республике. Госдума не сама будет утверждать премьер-министра, а по представлению президента. Конечно, он его потом назначит — сам же предлагал. «Утверждение» здесь ничем принципиально от «согласования» не отличается.

Только если сейчас президент отправляет министров в отставку по представлению премьера, то сейчас он будет, судя по тексту законопроекта, делать это самостоятельно. И сможет — через Совет Федерации — отправлять в отставку судей Конституционного и Верховного судов. Из разряда «мелочь, а приятно» — члены Совфеда наконец-то будут официально называться сенаторами.

Три главные новации послания — создание нового Госсовета, утверждение примата национального права над международным и объединение муниципальной власти с государственной в «единую систему публичной власти» остались пока скомканными. Про Госсовет никакой отдельной главы или статьи не появилось — его создание лишь оказалось упомянуто среди полномочий президента пунктом под номером ж1). Из этого пункта ясно пока только то, что формирует Госсовет президент и что отвечать эта структура будет за согласованную работу органов госвласти, определение основных направлений внутренней и внешней политики, а также социально-экономического развития.

Статус Госсовета окончательно предстоит оформить специальным законом, но пока он по функционалу напоминает больше администрацию президента, каковая, вероятно, в Госсовет незаметно и трансформируется; для веса туда, конечно, можно набить и губернаторов, как набивают тряпки в ящик с бутылками, чтобы не звенело. Если так, то Госсовет, по сути, зафиксирует принцип неформального управления государством параллельно формальному — ведь в статье 11-й, где сказано, что государственную власть в России осуществляют президент, правительство, Федеральное собрание и суды, Госсовет так и не появится, а значит, органом власти он не станет. В противном же случае судьба Госсовета — продолжать существовать в виде экспертно-совещательного органа.

Органам местного самоуправления предписано войти в «единую систему публичной власти» — более никаких подробностей не сообщается, так что и здесь, очевидно, стоит подождать новых федеральных законов. Что же до международного права, то здесь, на первый взгляд, гора родила мышь: в статью 79, которая и так гласит, что Россия может участвовать в международных договорах, если это это не противоречит основам ее конституционного строя, всего лишь добавляется фраза о том, что в этом случае решения, принятые на основе международных договоров, исполняться не будут. Что, опять же, у нас и так давно практикуется.

В общем и целом получилось, что новые полномочия добавляются только у президента, да и то в виде создания Госсовета; да еще на все высшие госдолжности нельзя будет назначать людей, когда-либо имевших иностранное гражданство или вид на жительство (распространяется и на депутатов) — странное положение, ведь для такого ограничения, в общем, изменения Конституции не требовалось. Все остальное — переложение старых норм на слегка подновленный лад. Ну, получит Конституционный суд право проверять законопроекты на конституционность по запросу, так он и сейчас это делает, разве что не до, а после подписания.

Теперь не вполне понятно, для чего вообще нужна такая спешка — объяснить ее можно разве что желанием создать ту самую атмосферу всеобщей лихорадки, в которой высокопоставленные чиновники не смогут чувствовать себя в безопасности. Поправки в Конституцию — предлог для тотальной чистки российской элиты; под этим предлогом обновления с должностями уже расстались премьер-министр и Генпрокурор, а в ближайшие год-полтора, видимо, расстанутся и многие другие.

После того как поправки были обнародованы, вся идея стала выглядеть как в первую очередь сводящаяся к кадровому вопросу. У нас появляется как бы новое правительство, как бы новые Госдума и Совфед, как бы новые Генпрокуратура и КС РФ — в том смысле, что формально у них новые полномочия и роль в политической системе. Понятно, что старым деятелям не место в дивном новом мире.

Ни один из современных представителей руководства страны, по идее, не должен в политическом смысле пережить Владимира Путина. Практически невозможно представить, что Путин уйдет, а Дмитрий Медведев, или Юрий Чайка, или Валентина Матвиенко, или Алексей Кудрин, или даже Владимир Жириновский останутся где-то на высоких постах. Это не просто по-человечески обидно — статус представителя «путинской элиты», аналогичный статусу «старого большевика», даст любому из них преимущество в дальнейшей карьере, а Путина невольным образом представит в виде проигравшего, не справившегося с конкуренцией. В то время как Путин, конечно же, проиграть не может, это мы все прекрасно понимаем. Он, может, и уйдет, но не позволит остаться никому, кто мог бы этим уходом воспользоваться.

Фото: Роман Яровицын/Коммерсантъ

Ранее на эту тему:

Разлука без печали. Борис Вишневский об отставке правительства