Пять лет для «винтика». Депутат Нестерова получила реальный срок
Аватар пользователя Михаил Шевчук (shevchuk@newprospect.ru)
Михаил Шевчук
26.09.2018

Обозреватель "Делового Петербурга" — для "НП".  Экс-депутат Светлана Нестерова приговорена к пяти годам колонии за взятки, а по сути, за следование правилам российского политического общежития.

Бывший депутат Законодательного собрания Петербурга от «Единой России» Светлана Нестерова 25 сентября признана Красногвардейским районным судом виновной во взятке и приговорена к пяти годам колонии и штрафу в 6,1 млн рублей. Это больше, чем «нетрудовой доход», который она получила (4,8 млн рублей), но все-таки меньше, чем запрашивал прокурор. Гособвинитель настаивал на 10 млн рублей штрафа и 10 годах колонии.

Светлана Нестерова начала политическую карьеру с работы на депутата Александра Морозова и заняла его место в петербургском парламенте в 2005 году, после того как Морозов ушел в Госдуму. В следующем созыве Нестерова уже занимала пост председателя комиссии по социальным вопросам. В 2011 году снова переизбралась, хотя кресло пришлось уступить экс-вице-губернатору Людмиле Косткиной.

Переизбралась бы и в третий раз, но меньше, чем за год до выборов-2016 к помощницам Светланы Нестеровой пришли с обысками из УФСБ. Вопросы возникли к использованию так называемой «депутатской поправки» — куска бюджетного пирога, который достается почти каждому парламентарию для распределения по собственному усмотрению.

То есть это, конечно, не означает неких авторизованных фондов. Так было в 1990-х, когда «поправку» только придумали. Тогда депутаты даже в газетах печатали, сколько и куда направили. В наше время «поправка» маскируется, например, под предложения субсидировать то или иное муниципальное образование или организацию в районе, и аффилированность этой организации с депутатом еще нужно установить.

В общем, Светлана Нестерова помогала получать бюджетные субсидии на заботу о пожилых общественным организациям «Эдельвейс» и «Солнечный ветер». Всего получилось 28 млн рублей. Из них почти 5 млн позже передали Нестеровой. Это в итоге и квалифицировали как взятку. Сначала речь шла о мошенничестве. Защита пыталась доказать, что это было вознаграждение за применение административного ресурса, а не взятка, но безуспешно.

Помощницы депутата дали на нее показания, рассказав, что деньги предназначались «на выборы», и отделались условным наказанием.

Дело Нестеровой, впрочем, вряд ли способно в полной мере порадовать борцов с коррупцией. С точки зрения среднестатистического депутата ничего страшного она не совершила, и недаром даже спикер Вячеслав Макаров сначала делал вид, что все это какое-то недоразумение. Уже в разгар уголовного дела Светлана Нестерова не просто участвовала в праймериз «Единой России», но и выиграла их. Саму ее, впрочем, арестовали уже вскоре после праймериз. Но показателен тот факт, что никто в партии не допускал даже мысли о том, что дело может принять такой оборот.

По большому счету это действительно лицемерие. Можно подумать, кто-то в России собирает деньги на выборы как-то по-другому, прозрачно и честно. Нет, даже «Единая Россия», которой вроде бы нечего стесняться, стесняется и скрывает большую (и, видимо, основную) часть своих спонсоров за вывесками региональных фондов поддержки. И из бизнеса, как правило, клещами не вытянешь признание в финансировании политических партий, даже вполне легальных.

Если парламентариям дают «депутатскую поправку», то опять же все прекрасно знают, зачем и для чего это делается. Это ведь только показаться может, что в России вертикаль власти работает только от удара кулаком по столу, а на самом деле всем ее участникам за лояльность что-то должно полагаться. И для этого придумываются в том числе вот такие механизмы. Ради этого, между прочим, многие и идут в депутаты и в партию власти. Это всем известные правила игры.

Ликвидировать эти правила и механизмы — светлая, но совсем другая по масштабу задача, требующая кардинальной перестройки принципов существования государства.

Светлана Нестерова ведь не то чтобы сама придумала какой-то хитроумный способ вытягивания денег из бюджета. Нет, она пользовалась тем инструментом, который до нее долгие годы применяли десятки вполне уважаемых в обществе людей. С негласного одобрения всех, кто мог это пресечь. Она — так считают все наблюдавшие за этой историей — угодила под пресс конфликта между администрацией губернатора и спикером Макаровым, боровшимися за контроль над приближающимися выборами в ЗакС. Если эта история и доказывает что-то, так только то, что система может в любой момент оказаться лицемерной по отношению не только к «чужим», но и к своим.

Обозреватель «Делового Петербурга» специально для «НП»

С точки зрения среднестатистического депутата ничего страшного Светлана Нестерова не совершила. Но оказалось, что игра по неписанным правилам не избавляет от уголовной ответственности.

Фото: Александр Коряков/Коммерсантъ