Производители впечатлений. Какие карьерные навыки пригодятся в 2030 году

Независимый карьерный консультант Петр Липов рассуждает о том, какие трудовые навыки пригодятся к 2030 году и почему не стоит доверять всем прогнозам модных футурологов.

«Не люблю я точные науки — точно сам не знаю, почему.  Сшей мне, мама, клетчатые брюки, а я в них по улице пойду...» Что-то эдакое пел в начале 90-х один ныне заслуженный и народный артист. Эти настроения, впрочем, оказались со временем близки не только группам пролетарского гнева из ближайшего Подмосковья, но и вполне респектабельным представителям загадочной сферы мысли — футурологии.

Недавно в РБК появился текст персонажа из «топ-100 влиятельных европейцев» примерно с таким смыслом:

  • Не учитесь вы на этом МВА. Лучше путешествуйте!
  • А чему вас там научат, в ваших вузах? Физике? Математике? Да ну, бросьте. Робот справится лучше вас. Точные науки изучать бессмысленно
  • Никто не знает, как изменится мир через 10-20 лет. Напирайте на развитие эмоционального интеллекта. Остальное само приложится. Как-нибудь.

Отвлечемся от оголтелого левацкого популизма и подумаем: а может, и правда, не надо вот этих мучений? Многие функции мозга мы уже передали на аутсорсинг роботам. С точными науками, да и с любыми другими, где хорошо работают алгоритмы, можно проделать то же самое. Конечно, если мы примем тот простой факт, что любое упрощение функциональности системы неизбежно ведет к отмиранию освободившихся от загрузки структур. Или — при определенном стечении обстоятельств — система может загрузить их новыми задачами, попроще. Например, просмотром передачи «Камеди Клаб» вместо изучения химии углеродов.

Я не призываю быть луддитом и полностью игнорировать прогресс. Но давайте сами немного побудем футурологами.

Наступил, скажем, 2030 год. Позабыты хлопоты, остановлен бег, вкалывают роботы, а не человек. Каждый первый стал биохакером. Под напором блокчейна госструктуры и банки вымерли как динозавры. Мы звоним друг другу по квантовым телефонам. Понятие «карьера» ушло в небытие — ее некогда и незачем строить, ибо все заняты собственными впечатлениями. Без впечатлений остаться страшно. А вдруг нечего будет вспомнить? Это примерно как древняя фобия «стакан воды подать будет некому».

И над всем этим великолепием висит жесткий кризис человеческого капитала.

Кстати, на российском рынке труда уже и сейчас крайне мало тех, кто способен совершать открытия и самостоятельно создавать полноценный продукт, и слишком много тех, кто способен лишь тупо функционировать по простейшим алгоритмам. И заметьте — чтобы считаться интеллектуалом, уже не надо доказывать недоказуемые теоремы, расщеплять атом, писать сложные романы для подготовленной публики.

А что же тогда вообще понадобится сегодняшним школьникам, чтобы попасть в эту лучшую и меньшую креативную часть человечества?

Во-первых, обладать метакомпетенцией системного мышления. То есть — способностью рассматривать процессы, объекты, феномены как совокупность элементов, находящихся в постоянной динамике и органически связанных с элементами других процессов, объектов и феноменов. Способностью к параллельному синтезу и анализу, способностью делать выводы и строить прогнозы, исходя из состояния системы.

Во-вторых — мыслить шире своей предметной области. Тут нашему потомку придется особенно трудно — по той простой причине, что ЕГЭ способствует тому, чтобы вырастить из человека туповатую трудовую пчелу с конкретным узким функционалом. Катастрофическая дебилизация началась еще в нулевых, ну а во что это выльется к 2030 году — нетрудно представить. Вы сегодня, в июле 2019-го года, выйдите на улицу, остановите 5-6 представителей поколения Y и задайте им несколько простых, по вашему мнению, вопросов. Например: «Из-за чего бывают лунные затмения? Что такое H2SO4? Кто такой Ленин? Почему умер Пушкин?» Будете удивлены и, скорее всего, не очень приятно.

В-третьих — потомкам нужно будет обладать развитыми навыками нетворкинга. Вот здесь-то как раз пригодится эмоциональный интеллект, но понятно, что им одним не обойдешься. Причем интересно, что оффлайн- и онлайн-форматы все сильнее смешиваются. Современные технологии, вроде Фейсбука, позволяют подружиться с людьми, которых при отсутствии соцсетей вы, скорее всего, вообще никогда бы не увидели. При некоторой сноровке из фейсбучного профиля можно сделать торговую площадку, социальный лифт и точку развития личного бренда одновременно.

А еще потомкам очень пригодится университет. Я на этом прямо настаиваю.

Оно, конечно, да. Микроленинг, удаленные форматы — все это имеет право быть. Но десяток узкоспециальных курсов никогда не заменят фундаментального образования. С легкой руки инфоцыган-мракобесов (из Куеды, например) «вышку» все чаще называют просто потерей времени и денег, и широкие массы легковерных граждан склонны с этим согласиться. Их можно понять: вокруг полно примеров из разряда «отучился, забыл, как страшный сон, работаю консультантом в салоне МТС». Да и вообще, в такой учебе фана маловато, одно занудство. Но давайте вспомним:

  • вуз — это тусовка, социальная среда и правильная «банка с огурцами». Не спорьте. Просто поступайте в нормальное заведение, и будет вам счастье;
  • образование — это не обучение. Это обучение плюс воспитание средой (см. пункт 1), в результате которого с молодого специалиста спадает налёт доморощенности, а лоск, наоборот, появляется;
  • серьезные работодатели почему-то хотят кандидатов с профильным («красным») дипломом и совсем не в восторге от «креативных» юных дарований с фрагментарным набором информации в голове, функциональной безграмотностью и отсутствием мотивации.

В общем, рецепт успеха в прекрасном далёко до банального прост и скучен. Грызите гранит науки. Читайте классическую литературу. Трудитесь и расширяйте круг своих связей. Тщательно соблюдайте информационную гигиену.  И тогда сами собой появятся и впечатления, и деньги, и личный бренд.

Фото: Александр Чиженок/Коммерсантъ

Болконский, фамильный дом, старт продаж