Почему в Петербурге аэроэкспресса нет, а патриотизм есть
Doc Play Chart Chat

Аэроэкспресса в Петербурге всё-таки не будет ещё долго. В Смольном снова решили, что он не нужен. Всё потому что власть и горожане принципиально по-разному понимают термин «проблема».

На встрече с группой оппозиционных депутатов, состоявшейся накануне на Елагином острове, и.о. губернатора Петербурга Александр Беглов сообщил, что аэроэкспресс, то есть электричка в аэропорт «Пулково» из города, ­— слишком дорогой для бюджета проект. Приблизительно он оценен в 10 млрд рублей. На взгляд Беглова, пересказал «Фонтанке» слова градоначальника депутат Алексей Ковалёв, перспективнее развивать транспортное сообщение до районов жилой застройки, а «Пулково» в нём может быть лишь транзитной точкой. Вместо электрички Смольный планирует пустить до аэропорта дополнительные автобусы-шаттлы.

Аэроэкспресс в Петербурге — проект из разряда вечных.

Его предлагали запустить к станции метро «Московская», в Купчино, к Витебскому или Балтийскому вокзалу,  а то и к самому Московскому вокзалу, в виде скоростного трамвая. Вот уже лет 15 каждый новый руководитель города считает своим долгом ещё раз внимательно изучить целесообразность этого проекта. Всякий раз чиновники приходят к выводу, что целесообразности не наблюдается, но их преемники все равно перепроверяют — вдруг предшественники чего-нибудь не учли, плохо посчитали.

Потому что трудно вот так взять и согласиться с тем, что аэроэкспресс Петербургу не нужен. Который год не могут этого понять и горожане. Как же так может быть, когда вот, в Москве есть аэроэкспресс, и он там почему-то нужен, целесообразен и даже, кажется, выгоден, так почему же петербургские власти не способы соорудить подобное?
Но подход к развитию города у власти и горожан различается так же кардинально, как у мужчин и женщин подход к шопингу. Горожане хотят просто того, чего у них сейчас нет.  Власть решает конкретные проблемы. Для горожан проблема — это неудобство. Для власти — то, что вызывает недовольство и чревато опасными последствиями. Угрожает стабильности. А то, что кажется проблемой людям, потому что им в чем-то некомфортно, власть зачастую за таковую не считает.

Несчастные велодорожки власть не строит не из вредности, а потому что для исполнительной власти велосипедисты — не проблема. В проблему ситуация превратится, когда велосипедистов станет столько, что они будут многими десятками заполнять целые полосы движения, ухудшая и без того напряженный трафик и создавая риск массовых ДТП со смертельным исходом. Тогда стабильность нарушится, и создавать велоинфраструктуру придётся, но не раньше.

С этой точки зрения отсутствие аэроэкспресса тоже не является проблемой. В Москве аэропорт Шереметьево отделяет от ближайшей станции метро 15 километров, и это по прямой, а на самом деле, если ехать по запутанным автострадам, расстояние гораздо больше. Домодедово от «Домодедовской» отделяют 25 километров. Пулково от «Московской» — менее 7 км, по прямому шоссе. Да и народу в Пулково куда меньше. Нет сообщений о каких-то постоянных безумных пробках или толпах пассажиров, часами неспособных выбраться из аэропорта и призывающих поэтому линчевать губернатора. Если бы так было — аэроэкспресс появился бы.

Строить его просто потому, что это современно и красиво, власть не будет.

Поэтому, например, отсутствие инвестора для разваливающегося Конюшенного ведомства для власти не проблема. По этой же причине в Петербурге год за годом всё так печально с уборкой снега. Это для отдельного горожанина ковылять между сугробов с коляской или лечить сотряение мозга после падения на льду — проблема. Для власти снег сам по себе не составляет проблемы. Проблему составляет переизбыток недовольных горожан, которые, как в определённый момент начинает подозревать власть, могут вдруг как-нибудь не так проголосовать именно из-за плохой уборки. Решается здесь и сейчас,  проблема недовольных граждан, а не общая проблема снега. Если снег лежит, но протестов нет, то всё в порядке.

Напротив, власть часто начинает вкладывать много сил и ресурсов в решение собственных проблем, которые многим не кажутся таковыми. Допустим, в продвижение своих кандидатов на муниципальных выборах, при том что большинству горожан, в общем, довольно параллельно, кто у них заседает в местных советах. Или в возгонку патриотических настроений в обществе, от которой можно прийти в легкое недоумение: непонятно, чего ещё хотят власти от избирателей, вроде бы вполне солидарных с властью по основным вопросам. Но для власти проблему представляет отсутствие полного единодушия не только по основным, но и по дополнительным вопросам.

Ей, власти, так кажется, и она эту проблему решает как может.

Власть может внезапно прийти к выводу, что проблемами являются отсутствие в Петербурге настоящего небоскреба в центре города или неправильная принадлежность крупнейшего собора. На решение этих проблем бросаются все наличные силы. Когда власть выдыхается и сдаётся, вдруг оказывается, что никаких  проблем здесь и не было. А вот попытка их решить как раз настоящей проблемой и стала. Кстати, с аэроэкспрессом, скорее всего, получилось бы примерно так же — когда оказалось бы, что для его прокладки нужно снести пару кварталов и вырубить один-другой парк.

Фото: Петр Кассин/Коммерсантъ