Ирина Оникиенко. Фото: Валентин Беликов
Ирина Оникиенко. Фото: Валентин Беликов
Параллельные миры

Партнер Capital Legal Services Ирина Оникиенко на второй конференции «НП» и СПбГУ по уголовно-правовой защите бизнеса рассказала, как материалы уголовных дел используются в арбитражных спорах и наоборот — решения арбитражных судов применятся в уголовном процессе.

Наша фирма консультирует российские компании и иностранные компании, ведущие бизнес в России. Среди наших клиентов много скандинавских, многие из которых, к сожалению, сегодня уходят из России. И немалую роль в этом тренде играет политика государства в отношении бизнеса. Когда шанс избежать уголовной ответственности или быть к ней привлеченным составляет 50 на 50 (как в том анекдоте про слона на улице), независимо от наличия или отсутствия вины бизнес-климат становится токсичным, а предпринимательская деятельность высоко рискованной.

Сопровождение коммерческих споров уголовными делами стало нормой, уголовные адвокаты разбираются в тонкостях бизнеса, а цивилисты вынуждены вникать в уголовный процесс. Два, казалось бы, параллельных мира все чаще пересекаются. Неизбежно возникает вопрос о том каким образом использовать материалы уголовных дел в гражданских/арбитражных процессах и наоборот: могут ли материалы гражданских дел быть приниматься во внимание в уголовных делах. Мы задумались, как регулируются эти вопросы и как формируется практика.

Сразу скажу: регулируются эти вопросы формально, а на практике – мешанина.

Четких критериев, какие документы следует принимать, а какие отклонять, не установлены в законодательстве, и единообразно не выработаны на практике.

Мы проанализировали с какой целью стороны используют материалы уголовных дел в гражданских процессах и выделили три основания: средство давления (самый больной вопрос), представление доказательств и средство защиты.

Коррумпированность наших органов давно приобрела масштаб национального бедствия, инициировать «внимание» к добросовестному бизнесмену ничего не стоит. То есть, это стоит каких-то денег, но они совершенно несоразмерны возможным негативным последствиям для бизнеса. Использование уголовных дел как способа давления в гражданско-правовых спорах, к сожалению, тренд сегодняшнего дня.

Мы попытались систематизировать как используются материалы уголовных дел в арбитражных судах. Бесспорно принимаются вступившие в силу приговоры суда, а вот в отношении других материалов — протоколов допросов, заключений экспертов — единого подхода нет. Например, могут ли исследоваться в арбитражном суде материалы предварительного расследования уголовных дел, которые вообще не дошли до суда, а были прекращены/приостановлены на этапе следствия. На каком-то этапе, казалось, что подход был предложен Высшим Арбитражным судом РФ и подкреплен Конституционным Судом РФ в деле «Северного рейда». Там гендиректор перечислил деньги на счет другой компании за невыполненные работы. Когда его попытались привлечь к уголовной ответственности за причинение ущерба и хищение дело было прекращено, в связи с истечением срока давности. Однако, в материалах предварительного следствия были показания самого директора, который признал вину: «действительно работы выполнены не были, а я дал указание деньги отправить». Арбитражный суд первой инстанции приобщил эти признательные протоколы к материалам своего дела и взыскал с бывшего директора сумму ущерба. Но вышестоящие суды апелляция и кассация с решением суда первой инстанции не согласились, сказали, что поскольку дело прекращено, приговора нет, значит приобщать такие материалы к делу нельзя. В итоге спор дошел до Высшего арбитражного суда, который заключил, что с таким подходом нельзя согласиться, поскольку в постановлении о прекращении дела были установлены обстоятельства, которые были должны были быть учтены судом.

Казалось бы, прецедент создан, но практика разделилась, одни арбитражные суды принимают только приговоры, вступившие в силу, другие принимают и материалы уголовных дел, если они относимы и допустимы, а установленные ими факты подтверждаются и другими обстоятельствами, которые есть в материалах арбитражного дела. Таким образом единства в судебной практике мы не видим и сейчас.

Мы сами считаем, что использовать материалы уголовного дела, не дошедшего до суда, возможно только в случае, если установленные в них факты подтверждаются иными материалами гражданского дела. Признание фактов, установленных, например, постановлением об отказе в возбуждении дела, если они не подтверждаются иными доказательствами, в гражданских/арбитражных делах недопустимо.

В каких случаях арбитражные суды отказывают в принятии материалов уголовных дел? Во-первых, если уголовное дело является закрытым, и со сторон процесса берутся расписки о неразглашении. В этом случае очевидно, что никакие материалы уголовного дела не могут быть предоставлены в арбитражный суд без согласия следователя.

Если в арбитражных делах еще можно найти какое-то объяснение логике суда, то в судах общей юрисдикции неразберихе больше. Исходя из дел, с которыми мы знакомились, более-менее единая позиция в одном:

приговоры принимаются судами в гражданских процессах только если они вынесены в отношении конкретного лица по конкретным обстоятельствам, которые являются предметом рассмотрения.

Зачастую суды отказываются принимать приговоры в качестве доказательства по причине их недопустимости и неотносимости.

Однозначно, обстоятельства, установленные вступившим в силу приговором суда по делу, рассмотренному в особом порядке, не должны обладать преюдициальной силой при рассмотрении гражданских споров. Потому что суд в таких делах не исследует доказательства.

Есть ли обратная ситуация? Можно ли защититься в уголовном деле, сославшись на обстоятельства, подтвержденные вступившими в силу решениями арбитражных судов? К сожалению, наличие решения арбитражного суда в пользу подозреваемого/обвиняемого/подсудимого скорее всего никак не повлияет на позицию следствия. Наших клиентов к уголовной ответственности, слава Богу, не привлекали, но, будучи экспертом в ЦОП «Бизнес против коррупции», мы часто анализируем заявления из разных регионов и видим, что часто корпоративные споры, которые рассматриваются в арбитражных судах, где дается оценка действиям всех лиц, игнорируются следственными органами, которые приходят к прямо противоположным выводам.

Очевидно, что средств получения и проверки информации у следственных органов значительно больше, арбитражные суды с формально-документальным подходом далеко не всегда могут установить фактические обстоятельства и бывают ситуации, когда материалы уголовных могут здорово помочь стороне спора. Повторюсь, использовать такие доказательства можно лишь в случае, если они подтверждаются иными материалами дела.