Он падает. Президентский рейтинг нечем удержать

Новые исторические минимумы рейтинга Владимира Путина в январе еще удивляли. Сейчас они воспринимаются как такой же привычный атрибут повестки дня, каким когда-то были рапорты о небывалом росте того же рейтинга. И действительно, чему же здесь удивляться? «Взяли» Крым — рейтинг вырос, а с тех пор больше ничего не взяли, вот он и падает.

На конец мая рейтинг доверия Владимиру Путину составил, по данным ВЦИОМ, 31,7%. Всего год назад, для сравнения, было 47,4%. Социологи выкручиваются, подсовывая зрителю другие цифры — вот посмотрите, говорит директор ВЦИОМ Валерий Федоров, зато одобрять Путина стали 65,3%, а еще в январе был 61%, то есть, на самом деле, все нормально и даже хорошо. Точно так же приходится кувыркаться и статистикам — Росстат расшибается в лепешку ради благополучных цифр, но его регулярно уличают в манипуляциях.

Люди, одобряющие деятельность президента, но при этом не доверяющие ему, могут выглядеть немного странно, но здесь дело может быть в разнице подхода: вопрос об одобрении социологи задают прямо, на него можно ответить «да» или «нет», а с доверием не так, там нужно называть фамилии, то есть кого-то еще, кроме Путина.

Крым Крымом, а от экономики никуда не денешься. Ведь и сам президент уже все понимает, и не зря осенью прошлого года назад принялся требовать от подчиненных «реальных, а не на бумажке» улучшений жизни россиян.

Проблема, похоже, в том, что никто из непосредственных подчиненных Путина не представляет себе толком, как выглядит повседневная жизнь россиян, а следовательно, не знает, как ее можно улучшить, кроме как раздать еще немного каких-нибудь денег.

В другие разделы рейтингов ВЦИОМ, не посвященные президенту, они заглядывают реже, а там тоже интересно. Например, год назад количество людей, не одобряющих внутреннюю и социальную политику страны, впервые превысило количество одобряющих, и кривые с каждым месяцем расходятся все дальше. Год назад — это как раз время первых известий о повышении пенсионного возраста.  Кажется, эта история стала все-таки серьезным ударом для власти; трещины от нее побежали в Приморье, Хакасию, Архангельскую область и неизвестно, куда побегут дальше.

Природозащитники, протестующие против строительства мусорного полигона в Шиесе, записали в разгар противостояния смелое видеообращение к Путину, завершающееся словами «...и никакая Росгвардия в лесу не поможет». Это прямой вызов, на который Кремлю ответить нечем. Этот вызов можно противопоставить другому знаменитому видеообращению — в 2011 году рабочие «Уралвагонзавода» предложили Путину свою помощь в разгоне оппозиционных демонстраций в Москве. Теперь ситуация такова, что красногвардейцам «Уралвагонзавода» нужно ехать разгонять таких же точно рабочих, которые и сами про себя говорят: «Мы не московские студенты на Болотной площади, а суровые поморские мужики».

Но никто никуда не едет, смущенно молчит «Уралвагонзавод», Путину приходится сдавать назад и просить учесть мнение жителей. Поверят ли ему в очередной раз?

Константой остается только внешняя политика, она для россиян все еще священна, как Корсунь. Но ее уже очевидно не хватает: россияне, судя по результатам опросов, начинают связывать ухудшение своего положения с президентом, его «тефлоновость» страдает, так как истончается прокладка в виде «плохих бояр». Вообще, это довольно логичное развитие событий — если «боярам» отказано в праве иметь собственный рейтинг, президенту рано или поздно приходится расплачиваться своим. Другого в стране нет, это издержки вертикали власти. Да впрочем, по ВЦИОМу выходит, что популярность Сергея Шойгу и Сергея Лаврова сокращается теми же темпами.

Что с этим делать, совершенно непонятно: «самотеком» страна больше не развивается,  ресурсов для обещанного «прорыва» не наблюдается, а переложить ответственность не на кого — рейтинг Дмитрия Медведева меньше нуля быть все равно не сможет, имитационные механизмы в виде «Народного фронта» так и не заработали, политическая система не приспособлена к перестроению на марше. Единственное, что спасает ситуацию — большая инерция, ведь рейтинги конвертируются в электоральные демарши далеко не сразу. «Точку невозврата», как всегда, все заметят только задним числом.

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ

Болконский, фамильный дом, старт продаж