Отпустили! «Дело Голунова» — что это было и что теперь будет

Дело задержанного и отпущенного журналиста Ивана Голунова сейчас может стать мощным рычагом как для Кремля, так и для оппозиции. Кто сумеет им воспользоваться, еще неясно, но другого такого шанса не будет долго.

Уголовное дело в отношении журналиста «Медузы» Ивана Голунова прекращено, и это очень хорошая новость: кажется, впервые система разжала челюсти, Голунову удалось, как Орфею, вернуться оттуда, откуда обычно не возвращается никто и никогда. Всегда хорошо, когда невиновного человека отпускают, прекрасно, когда общество демонстрирует солидарность и упорство.

Сам министр Владимир Колокольцев вынужден делать заявление о прекращении дела «за недоказанностью» и ходатайствовать перед президентом об отставке генералов полиции Юрия Девяткина и Андрея Пучкова — один руководит (последние, видимо, часы) столичным управлением по борьбе с наркотиками, другой — УВД по ЗАО Москвы. Пятерых полицейских, занимавшихся «разработкой» Голунова, будут проверять следователи. «Оборотней в погонах» нашли на этот раз с поразительной, небывалой стремительностью!

Самое время подумать — что это было и что теперь будет?

Резонанс дела Голунова принял фантастический масштаб и, безусловно, сыграл решающую роль. Но никакие первые полосы ведущих газет страны и никакие митинги поддержки не помогли бы Ивану Голунову избежать своей «двушечки», если бы не откровенная нелепость самого дела и уникальное стечение обстоятельств — ПМЭФ и приближающаяся традиционная «прямая линия» Владимира Путина.

Была ли это действительно фатальная вера полицейских в свою безнаказанность? Или какая-то рискованная провокация с целью свалить с должности того или иного чина МВД? Такое вполне бывает. Или же таким странным способом власть захотела инициировать смягчение антинаркотического законодательства? Ведь четверть заключенных сидит именно за найденные «на кармане» дозы на грани допустимого объема — это проблема для государства, но нельзя же просто так взять и сказать, что наказание за наркотики отменяется.

А может быть, это такая спецоперация по подъему рейтинга Владимира Путина среди интеллигенции?

Наверняка ведь президент принимал окончательное решение, и скоро на «прямой линии» мы услышим тому подтверждение. Одна версия не исключает других. Бывает, что само дело возникает самостоятельно, а затем используется в политических целях, как «дело рядового Сычева», которое в 2007 году вышибло из президентской гонки вице-премьера Сергея Иванова, а заодно привело к отставкам Генпрокурора Устинова и Главного военного прокурора Савенкова.

Сейчас дело Голунова могло бы стать для Путина рычагом чрезвычайной мощности. Консенсус по этому поводу в обществе настолько велик (фракции сторонников его виновности, как, например, в «деле Дрейфуса», не сложилось), а МВД находится в таком глубоком нокауте, что прямо завтра можно затевать любую правоохранительную реформу, просто абсолютно любую, без риска наткнуться на сопротивление и с гарантированными аплодисментами.

Если такая реформа будет проведена, и если она не сведется, как обычно, к вялой перетасовке кадров и полномочий, а изменит систему к лучшему, то Иван Голунов не зря потерял несколько суток своей жизни и много нервных клеток в полиции и под домашним арестом. Если же нет — то такой реформы нужно будет требовать и добиваться всем тем, кто возмущался наркотиками, подброшенными Ивану Голунову. Потому что таких дел очень много, и потому что для оппозиции это дело — тоже мощный рычаг. Если его так никто и не использует, то другого такого шанса может не быть еще несколько лет — до тех пор, пока власть не допустит новой фатальной ошибки. Других поводов для реформ в России, видимо, быть не может.

Фото: Кристина Кормилицына/Коммерсантъ