Егор Крапивин, Апелляционный центр
Егор Крапивин
А никто ведь не запрещает судиться в Латвии!
Егор Крапивин, «Апелляционный центр»
Аватар пользователя Читатель
11.10.2019

Партнер фирмы «Апелляционный центр» Егор Крапивин на конференции «НП» "Куда пойти судиться?" рассказал о незаслуженно забытой альтернативе российским третейским судам, оставшимся после реформы 2017 года — коммерческих арбитражах «ближнего зарубежья». Коллеги Егора учредили такой суд в Риге, и уже два года успешно возят туда дела своих клиентов. 

Для начала, хотел бы в целом высказать свое отношение к третейской реформе. Почему это важно для меня? Главным образом потому, что я являюсь практикующим юристом, основной специализацией которого длительное время являлись третейские споры. Доводилось представлять интересы истцов и ответчиков в самых разных третейских судах: известных и мало известных. Конечно же, с большим трепетом следил за ходом всех этапов третейской реформы. И на пике реформы вынужден был опубликовать сообразный протест и небольшую статью под заголовком «Смерть карманных арбитражей». Статья не научная, скорей эмоциональная, но в целом хорошо отражает мое негодование тогдашнее и теперешнее. 

Мысль статьи сводилась к тому, что на пике третейской реформы инициативная сторона вооружилась термином «карманный третейский суд» и начала его словно копье метать, в принципе, в любой третейский суд, который существовал на тот момент, желая его уничтожить.

Проблема в том, что более или менее крупные и результативные третейские суды той эпохи тоже фактически являлись в той или иной мере зависимыми, поскольку обеспечивали себе валовый поток дел, благодаря включению своей оговорки в соглашения крупных клиентов.

Таким образом, после метания копий не выжил никто.

Что же касается «фейковых» третейских судов, откровенно мошенников, о которых так любят говорить коллеги? Мошенники - они на то и мошенники, чтобы в каждом конкретном случае придумать какие-то подходящие схемы. С ними можно было успешно бороться и тогда, и сейчас: при наличии хорошего специалиста, в особо сложных случаях - следователя. Ничего с этой точки зрения не изменилось.

Полагаю, что, борясь за «авторитетность, независимость и беспристрастность», законодатель заодно уничтожил главный, на мой взгляд, принцип альтернативного разрешения споров – диспозитивности. Вот нельзя вам больше идти в тот третейский суд, п.ч. он не ПДАУ, следовательно, карманный и ненадежный!

Что касается возможности все же реализовать диспозитивность – т.е. право сторон самим решить, где будет рассмотрен спор, а не там, где им указали, могу предложить простой и доступный механизм – рассмотрение спора в иностранном третейском суде (ИТС). ИТС буду рассматривать на примере «Балтийского третейского суда Объединения профессиональных арбитров Европейских стран» (Латвия, Рига), с которым уже успел поработать.

В рассматриваемом мной в качестве примера иностранном третейском суде достаточно простая оговорка: «споры разрешаются в письменном процессе, без вызова сторон, судом будут применяться нормы законодательства РФ, решение будет окончательным». Оговорка может быть и другая, но это, на мой взгляд, наиболее оптимальная: никто вас не заставит ехать на заседание заграницу, если вы сами не определите иначе.

Что касается способа обращения в ИТС, то здесь для любого юриста, хоть сколько-нибудь знакомого с третейскими судами, нет ничего нового, - включение/заключение оговорки, подача иска, обмен документами, получение решения.

В АПК есть две соседствующие главы - 30 и 31. При том, что 30 главу достаточно серьёзно переработали в связи с введением в действие нового закона об Арбитраже, 31 глава - приведение в исполнение иностранных решений, осталась в старой редакции. Таким образом, механизму приведения в исполнение решение ИТС уже 17 лет.

Проанализировав разницу между порядком приведения в исполнение решения ИТС (31 главой АПК) и порядком получения листа на решение российского третейского суда (30 главой АПК), мы не увидим принципиальных отличий.

Подача заявления в арбитражный суд с приложением третейской оговорки и доказательств надлежащего уведомления иной стороны. Перечень оснований для отказа - исчерпывающий. Срок рассмотрения - один месяц.

Если порядок третейского разбирательства в наших третейских судах и ИТС столь похож, почему иностранные суды не столь популярны? По результатам опросов коллег и клиентов могу выделить ряд тезисов, которые иначе как мифами назвать нельзя, и сразу же попробую их развеять.

«ИТС - это незаконно». Деятельность ИТС регламентирована локальным законодательством страны, в которой ИТС зарегистрирован. ИТС в своей работе руководствуется международными нормами о третейских судах. Приведение решения в исполнение регламентируется  в соответствии с законодательством страны, где решение будет исполняться, в нашем случае это 31 АПК и 45 ГПК. Таким образом, каждый этап третейского судопроизводства в ИТС законодательно урегулирован.   

«ИТС - это неисполнимо на территории РФ». Решение ИТС исполнимо в той же степени, в коей исполнимы решения ПДАУ. Здесь также важно понимать, что какие бы нормы ни применял ИТС при разрешении спора, ИТС никогда не вынесет решение, которое невозможно привести в исполнение на территории, где такое решение будет признаваться. Принцип исполнимости третейского решения является своеобразным якорем в вопросе применения третейским судьей различных норм права, в том числе международных. Как я ранее говорил, нормы приведения в исполнение решения у ИТС и ПДАУ очень похожи.

«ИТС - это дорого». Сравним размер сбора приведенного мной в качестве примера ИТС и нормы о госпошлине в государственном арбитраже РФ. При цене иска в 8 млн. мы получаем практически одинаковые суммы пошлины – 70 т.р. в ИТС против 63 т.р. в российском арбитраже. Не смотря на то, что сумма сбора в ИТС немного выше, интересно, что сумма придельного сбора существенно ниже. Предельная сумма госпошлины в арбитраже составляет 200 т.р., тогда как в ИТС предельная пошлина - это 107 т.р. То есть при высокой сумме иска никто вас не заставит вкладываться в экономику иностранного государства, оплачивая огромный сбор.

«ИТС - это долго». Здесь также ничего не нужно придумывать. Сравнил три однотипных по времени рассмотрения дела из своей практики, от даты предъявления иска до даты выдачи исполнительного листа, и вот что получилось. Недавний спор в ИТС занял 125 дней, дело в АС СПб и ЛО (обращаю внимание, что в нем не было апелляции), заняло 130 дней, а аналогичное дело, рассмотренное третейским судом до реформы заняло 116 дней.

В заключение хотелось бы отметить, что на пепелище третейской реформы, в условиях ограниченной диспозитивности, и не слишком широкого выбора, - обращение в иностранный арбитраж, это незаслуженно забытый и недооцененный, но вполне рабочий и эффективный механизм альтернативного разрешения споров.

Фоторепортаж и репортаж с конференции можно увидеть здесь.

Следующая конференция - "Работник и работодатель" состоится 31 октября 2019 года.

Конференция "Банкротство-2019" состоится 21 ноября 2019 года.