Татьяна Романова: «Ни одна собака не будет убита»

В Оренбургской области пойманных бездомных собак, согласно новому закону, теперь должны убивать на 11-й день пребывания в приюте, если их никто не заберет. Первый контракт на отлов с убийством выиграла организация «Мы нашли вам друга». Ее сотрудники решили сохранить жизни всем животным вопреки узаконенной возможности дополнительно заработать на смерти. «Новый проспект» выяснил детали истории у основателя и руководителя организации Татьяны Романовой. 

Депутаты парламента Оренбургской области в марте 2024 года утвердили порядок обращения с бездомными животными, который включает в себя применение эвтаназии. Закон был принят с отсроченным действием, до 1 июля. Как отмечает «Коммерсант», депутаты заявляли, что так проблему бродячих собак в регионе удастся решить за 2 года. А вице-спикер областного парламента Александр Куниловский даже назвал закон «единственным способом решения проблемы». В качестве аргумента он приводил историю с гибелью ребенка в Оренбурге от бродячих животных весной прошлого года.
Несмотря на аргументы слуг народа, часть местного населения приняла новый закон в штыки. А зоозащитники и активисты даже подали против него коллективный иск, под которым подписалось более 400 человек. Но это не остановило власти. Они провели тендер, чтобы выбрать подрядчика для отлова животных по новым правилам. По условиям контракта стоимостью 600 тыс. рублей, он должен до 8 августа отловить более 70 собак, отправить видео отлова, а после видео «пристроя» животного или его усыпления. Возвращать собак на прежние места обитания запрещено. 
Автономная некоммерческая организация «Мы нашли вам друга» получила первый госконтракт. Но убивать животных не собирается. Татьяна Романова, основатель и руководитель «Мы нашли вам друга», уверена, что при помощи организаций «Филимоша» («Сердца в унисон») и «Я живой» удастся спасти и пристроить всех животных. 
Татьяна, как вы приняли решение поучаствовать в борьбе за контракт по отлову бездомных животных? 
— Мы до последнего не знали, сколько дней будет дано для поиска бездомным животным хозяев или приюта. Мы писали письма властям. Просили дать не 10 дней на поиск хозяина, а хотя бы месяц или даже 22 дня, как было в программе ОСВВ (способ обращения с бездомными собаками «Отлов — Стерилизация — Вакцинация — Возврат»). Но нас правительство не услышало. Дали 10 дней, да еще и снизили стоимость работы: если по ОСВВ стерилизация бездомного животного стоила 3200 рублей, то сейчас ее цена — 2800 рублей. 
Когда в итоге приняли этот закон, мы написали властям письмо, что отказываемся проводить усыпление животных, и сделали так, чтоб никто больше не вышел на тендер. Но несколько дней назад ситуация поменялась — в проект решил зайти подрядчик из другого города. Мы поняли, что, если он придет и заберет собак, у нас не будет возможности их спасти. Даже если домашнее животное убежит и его выловят, то увезут за 635 километров в другой город — не думаю, что каждый человек сможет позволить себе поехать за собакой так далеко. После этой информации мы совместно, союзом волонтерских организаций приняли решение, что мы этот контракт заберем, чтобы не дать возможность получить его кому-то еще. И мы его забрали. По контракту — отлов 72 собак со стерилизацией. Мы решили, что мы это потянем. И в итоге всех этих собак пристроим, чтобы не убивать. Контракт нас не обязывает убивать даже агрессивных особей, мы их всегда можем оставить в приюте. Всегда есть выход!

Что вы придумали, чтобы не умерщвлять животных? Как за 10 дней подыскать хозяина каждой собаке?
— Отозвались почти все наши приюты. Они дали нам возможность пристроить сразу кто пять, кто десять собак. Все вместе они могут забрать до 50 собак. Сейчас строятся вольеры для них. Так что это было совместное решение. У нас очень большая организация: несколько ветеринарных центров в области, во всех крупных и средних городах есть свое волонтерское движение более 4 лет. Пока мы ждем решения Конституционного суда по этому закону, ждем обеспечительных мер и реакции прокуратуры, мы сделаем так, что ни одна собака не будет убита в Оренбурге.
Была ли обратная связь от властей по поводу этой ситуации?
— До этого мы 3 года работали по программе ОСВВ в городе Оренбурге. И до принятия закона мы очень много программ писали сами, как зооволонтерская организация, которая имеет свои практики и готовые разумные предложения. Но все 3 года нас посылали куда подальше. Из Минсельхоза писали, что мы классные, но ни одну нашу программу не приняли, не профинансировали и даже не пригласили нас на разговор. В Оренбургской области очень много зоозащитных организаций. У нас очень развито это направление, много частных приютов, причем довольно крупных. Мы много раз пытались попасть хоть к кому-то из власть имущих, кто принимает решения, чтобы нас хотя бы послушали. Но нас откровенно игнорировали и регулярно устраивали разные проверки. 
Очень много предложений мы отправляли в правительство региона по поводу льготной стерилизации животных из малоимущих семей. Наша область на 70% — это частный сектор. Мы не Москва, не Питер, мы — деревня. И в каждом домовладении есть собака. Не каждый человек может себе позволить отдать 7−9 тыс. рублей за ее стерилизацию. Поэтому собаки плодятся. Этот поток нескончаем. Нужны серьезные меры. Программа ОСВВ оказалась бесполезна, усыпление тоже бесполезно. Этой жестокостью проблему не решить. 
А общественность в дискуссии себя как-то проявила? 
— Меня начали гнобить. Появлялись очень жесткие оскорбительные посты даже с призывами к насилию. А адекватные люди звонили и радовались, что мы нашли пусть временный, но выход. Многие присоединились, поддержали. С этими людьми идет диалог, идет работа. Но грамоту мне, конечно, никто не вручил. 

Можете рассказать об экономике контракта? Возможно ли остаться в его рамках без убийства животных? Или вам для этого потребуются дополнительные средства? 
— В контракте есть отлов животных, он обязателен, и есть обязательное их содержание в течение 10 дней. Нам это оплатят. А дальше, если собака не нужна никому, мы должны ее усыпить, и это стоит 1200 рублей. Если находится хозяин, но просит животное стерилизовать, нам добавят еще 2800 рублей на эту процедуру. Обязанности убивать собак в контракте нет. Мы не имеем права выпустить их на улицу — это да, но есть другие варианты развития событий: у себя оставим, пристроим в семью или в приют. 
Раньше у нас отлов собаки по ОСВВ стоил 12 600 рублей, а сейчас самый лучший вариант со стерилизацией будет стоить 8 300 рублей (без стерилизации — 6 300 рублей). То есть у нас ровно в 2 раза упал ценник, и время работы с каждым животным сократили вдвое.
Есть ли решение проблемы бездомных животных? 
— Чтобы решить этот вопрос, нужен комплексный подход. В Оренбургской области нужна льготная стерилизация. Нужно выделять деньги на бесплатную «стерилку», причем всем клиникам, чтобы человек мог пойти и сделать бесплатную операцию своему животному там, где ему удобно. Это первое. 
Второе — нужен запрет «плодильни». В Европе вы не можете взять кошку, чтобы плодить от нее котят и через «Авито» пристраивать их в добрые руки. В Америке это тоже запрещено. А у нас — пожалуйста. Пока это происходит в нашей стране, поток появления бездомных животных не остановится. 
В Петербурге, кстати, никогда не было программы ОСВВ. Начальник городского ветеринарного управления сразу начал решать вопросы по-другому. Он выбил деньги на бесплатную стерилизацию всех собак города. И уже стерилизовано 70% собак Петербурга! А еще он дает гранты местным приютам, и люди на местах всё решают. Это я к тому, что, когда власть хочет решать вопрос, она это делает. 
Почему вы помогаете животным, спасаете их? 
— Я много лет занималась животными одна. Дома организовывала передержку. Потом это переросло в какую-то организацию. Возникли три центра, группа, которой помогают тысячи человек. Сейчас наша организация выполняет многомиллионные контракты, зарабатывает деньги и всё тратит на свою уставную деятельность. У нас АНО, мы можем зарабатывать сколько угодно. Но я, простите, даже себе на трусы рубля не могу снять. Весь доход идет в работу. Мы сделали ангар, приют и всю прибыль направляем на развитие нашей организации. Это мое дело жизни. Оно мне нравится. И душа просит еще.

Актуально сегодня