Совладелец банка «Россия» Николай Шамалов продал свои сельскохозяйственные активы малоизвестному предпринимателю, связанному с акционерами ПАО «Светлана»
Поделитесь публикацией!

Совладелец банка «Россия» Николай Шамалов продал свои сельскохозяйственные активы малоизвестному предпринимателю, связанному с акционерами ПАО «Светлана»

Совладелец банка «Россия» Николай Шамалов продал свои сельскохозяйственные активы малоизвестному предпринимателю, связанному с акционерами ПАО «Светлана»
Совладелец банка «Россия» Николай Шамалов продал свои сельскохозяйственные активы малоизвестному предпринимателю, связанному с акционерами ПАО «Светлана». 
Николай Шамалов — совладелец банка «Россия» и экс-партнер президента РФ Владимира Путина по кооперативу «Озеро». В 2013–2015 годах он организовал на двух площадках в Ленобласти и Карелии производство мраморной говядины. ООО «Яровое» создано в 2013 году, расположено в Приозерском районе. Там содержится около 2,5 тыс. коров. Инвестиции в проект оценивались экспертами в 0,5 млрд рублей. В 2014 году стало известно, что второе хозяйство банкир создает в Лахденпохском районе Карелии под юрлицом «Новое». Туда планировалось вложить в общей сложности около 1,5 млрд рублей. Сейчас там содержится около 800 коров мясных пород, поголовье предполагалось довести до 3 тыс.

О смене владельца активов «НП» рассказали участника рынка. И, как подтверждают данные СПАРК, это произошло неделю назад. Вместо совладельца банка «Россия» теперь собственником предприятий является Сергей Ткачев.

«Производство оказалось убыточным и с большим кредитом перед Россельхозбанком. По моим данным, это 350 млн рублей», — сказал один собеседник «НП». «Сельским хозяйством нужно заниматься с утра до ночи, а не просто нанять управленца, который всё сделает вместо собственника», — говорит другой производитель.

Действительно, по данным СПАРК, убыток «Ярового» в 2017 году составил 18 млн рублей при обороте в 46 млн рублей, активы находятся в залоге у Россельхозбанка. Выручка «Нового» — 854 тыс. рублей и 1,4 млн рублей убыток, активы компании находятся в залоге у Сбербанка.

«Владельцы пытались создать интегрированный холдинг, но не справились с этим из-за большой финансовой нагрузки. «Яровое» постигла участь многих мясных предприятий страны. Скотоводство в России — очень сложный бизнес. Почти 40% предприятий, которые открывались в 2011–2013 годах, разорились», — говорит владелец КФХ «Москвин» Александр Москвин. 

Сумму сделки эксперты затруднились назвать, отметив лишь, что актив мог быть отдан в обмен на погашение кредитов. Гендиректор обеих компаний Андрей Кузьменков от комментариев отказался. 

Новый аграрий

По данным СПАРК, Сергей Ткачев владеет разными видами бизнеса. Например, ему принадлежит строительное ООО «Главэнергосоюз» с выручкой в 2017 году в 440 млн рублей. Он также тесно связан с ПАО «Светлана», которое подконтрольно совладельцам «ИК «Евроинвест» Андрею Березину и Юрию Васильеву, младшему партнеру Михаила Гуцериева Феликсу Длину, выходцу из топливного холдинга «Фаэтон» Игорю Цвирко, а также сыну авторитетного бизнесмена Владимира Голубева (партнер совладельцев холдинга «Адамант») Максиму Жукову.

По данным СПАРК, Сергей Ткачев возглавляет ООО «Крона», которое контролируется Феликсом Длином и Максимом Жуковым. Он также является совладельцем (30%) ООО «Перспектива». Эта компания зарегистрирована там же, где расположена «Светлана» (на пр. Энгельса, д. 27), занимается сдачей в аренду имущества и контролируется структурами Феликса Длина и Андрея Березина.

Однако основным партнером Сергея Ткачева, судя по всему, является именно Максим Жуков. Например, они вместе владеют Фондом развития бокса и спортивной борьбы Санкт-Петербурга. 

В ИК «Евроинвест» нам сообщили, что Сергей Ткачев не имеет отношения к структурам компании. У Максима Жукова комментарии получить не удалось.

«Я приобрел этот бизнес, чтобы его развивать. Мне интересно сельское хозяйство. Я сам вырос в деревне, знаю, что это такое», — сказал НП Сергей Ткачев. Планы на развитие предприятия он пока не раскрывает. «Проектом занимались люди, которые специализируются на молочных породах коров, а не мясных. Мы пригласили специалистов, которые будут развивать мясное племенное направление. Также мы планируем отдельно заниматься молочным животноводством и растениеводством», — добавил он.

Бизнесмен только отметил, что поголовье коров в «Яровом» планируется довести через 2 года до 5 тыс., а «Новое» перепрофилировать под молочное производство.

Такие сложные коровы

Опрошенные эксперты говорят, что производство говядины в России — крайне тяжелый бизнес. По данным ИМИТ, в январе-сентябре 2018 года в России было произведено 974,1 тыс. тонн этого мяса в убойном весе. Это на 2,5% больше, чем за тот же период в 2017 году. Около 42% производства приходится на крупные предприятия, 49% — на личные хозяйства, 9% дают фермеры.

Крупнейшие российские производители — «Мираторг» (поголовье — около 600 тыс. голов) и ООО «Заречное» (торговая марка «Праймбиф», 70 тыс. голов). В Ленобласти выращиванием бычков в промышленных объемах занимаются ООО «Спутник» (около 7 тыс. голов материнского стада, 3 тыс. голов — бычки), КФХ «Москвин». 

«В России никогда не было инфраструктуры для производства высококачественной и мраморной говядины. Все приходилось создавать с нуля, приглашать специалистов из Европы и США. Все это потребовало огромных инвестиций», — говорят  в ООО «Заречное».

«Для мясного скотоводства необходимы стабильные и предсказуемые правила игры, поскольку такие проекты имеют длительный срок окупаемости — более 12 лет. Этому должны способствовать стабильный уровень господдержки, низкая кредитная ставка», — считают в «Мираторге».

Для кого продукт

В ООО «Заречное» подсчитали, что доля высококачественной говядины на рынке составляет около 4%, мраморная занимает около 2%. Основные покупатели — сегмент HoReCa и единичные торговые сети. Вырезка из мраморной говядины может стоить 2,5–3 тыс. рублей за 1 кг. «Это сегмент узконаправленный — для ресторанов, где за блюдо могут платить высокую цену, и магазинов высокого класса», — отмечает Любовь Бурдиенко, коммерческий директор ИМИТ.

Например, «Заречное» работает с «Азбукой вкуса» и Metro для оптовых покупателей. «Мираторг» поставляет в рестораны и сетевой ретейл. Как отмечает Александр Москвин, рынок мраморной говядины формируют производители, которые могут организовать зерновой откорм с высокой жирностью («Мираторг», «Заречное»). «Между тем производство мяса зернового откорма в условиях Ленобласти организовать крайне трудно: у нас актуален травяной. Мясо получится хоть и высокого качества, но более жестким и постным», — говорит он.

Справка «Нового проспекта»:

Николай Шамалов — совладелец банка «Россия», экс-партнер президента РФ Владимира Путина по кооперативу «Озеро». СМИ сообщали, что его сын Кирилл был женат на младшей дочери Путина Катерине Тихоновой. Вместе с другим совладельцем банка «Россия» Юрием Ковальчуком Николай Шамалов фигурирует в санкционных списках США.

Кирилл Шамалов владеет 21,3% нефтехимической компании «Сибур» стоимостью 168 млрд рублей. Другой сын Николая Шамалова, Юрий, возглавляет один из крупнейших в России НПФ «Газфонд» с собственным имуществом 363 млрд рублей и пенсионными резервами 328 млрд рублей, входит в совет директоров «Сибура». Николай и Кирилл Шамаловы владеют 17,55% акций «Русской цементной компании», стоимость их пакета оценивается в 15 млрд рублей.

Зарубежный и российский опыт производства мраморной говядины. В США и Европе производство высококачественного мяса строится на том, что небольшие фермы выращивают молодняк, отдают его по хорошей цене на откормочники, которыми уже занимаются крупные компании. Откормом занимаются крупные компании, потому что в объеме откармливать выгоднее (например, два-три человека будут обслуживать 15 тыс. голов). В России же каждое хозяйство пытается реализовать полный цикл в рамках своего хозяйства — от выращивания молодняка до производства говядины. Но это утопичная модель, большинство предприятий с этим не справилось. Фермы не могут существовать, когда так «плавает» рынок. Кроме того, нет единого стандарта качества для мраморного мяса. Каждое предприятие брошено в рынок и каждый справляется как может, говорят эксперты.

Рынок говядины в России, по данным ИМИТ. В январе-сентябре 2018 года промышленное производство говядины в России увеличилось на 6,6% (+25 тыс. т) до 404,4 тыс. т по отношению к аналогичному периоду 2017 года. В хозяйствах населения произошло снижение на 1,8% (–8,6 тыс. т) до 477,6 тыс. т. В крестьянско-фермерских хозяйствах отмечается рост производственных показателей вместе с увеличением численности коров — на 8,3% (+7 тыс. т) до 92,1 тыс. т. 

На 1 октября 2018 года поголовье коров в России составило 19,3 млн голов, что на 0,6%, или на 109,6 тыс. голов меньше, чем на 1 октября 2017 года. В том числе поголовье коров снизилось на 1,0% (на 79,7 тыс. голов) до 8,2 млн голов.

Импорт говядины и субпродуктов в Россию из стран, не входящих в Таможенный союз, за 9 месяцев 2018 года составил 198,6 тыс. т. По отношению к аналогичному периоду прошлого года поставки снизились на 12,4%, или на 28 тыс. т. 

Импорт охлажденной говядины вырос на 17,1%, или на 0,14 тыс. т, до 0,97 тыс. т. Поставки замороженной говядины снизились на 16%, или на 26,7 тыс. т, до 139,6 тыс. т. Импорт говяжьих субпродуктов упал на 2,5%, или на 1,5 тыс. т, до 58 тыс. т.  

Неудачный опыт российских предпринимателей. Среди примеров производств, которые испытали трудности, — АПК «Русский мрамор» (проект владельцев «Эдельвейс-групп» братьев Хайруллиных, Республика Татарстан). Они выходили на рынок в 2012 году с планами построить производство высококачественной говядины на 6,2 тыс. голов из Венгрии, с проектной мощностью от 180 до 200 мясных коров в день. Инвестиции оценивались в 2 млрд рублей. В 2015 году предприятие обанкротилась из-за проблем с кредитованием Россльхозбанка — проект пришлось заморозить и пересчитать. Кое-как справившись с трудностями, компания так и не смогла выйти на проектную мощность. Инвестиции пришлось увеличить еще на 0,5 млрд рублей. Хайруллины мечтают поправить дела «Русского мрамора».

Комментарий эксперта. Владелец КФХ «Москвин» Александр Москвин: «У специалистов, которые занимаются откормом бычков, низкий уровень компетенций. Они просто не умеют это делать. Те же «Мираторг» и «Заречное» привлекали специалистов по откорму из США, здесь масса нюансов (в Америке много регионов, где растят кукурузу и там же создают базу для зернового откорма). Специфика небольших предприятий в том, что весь объем мраморной говядины, на который мы находим покупателей (как правило, рестораны), контрактуется заранее. То есть бычков кормят только под контракт». 

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ

Возврат к списку