Вячеслав Засухин: «Нельзя относиться к заводу, как к жене»
Поделитесь публикацией!

Вячеслав Засухин: «Нельзя относиться к заводу, как к жене»

Райт Реммель 20 декабря 2018
Вячеслав Засухин: «Нельзя относиться к заводу, как к жене»

Уходящий год на региональном рынке железобетона оказался богат событиями. На многих заводах сменилось руководство. В том числе на днях «Муринский строительный комбинат» покинул его глава Арсений Васильев. Мощности многих заводов оказались сданы в аренду. Например, компания «Виакон» взяла в управление (а по сути — арендовала) завод «Финнград». На днях появилась информация, что завод «СМУ ЭлектронСтрой-Эталон», входящий в ГК «Эталон», также ведет переговоры о сдаче своего имущества в чужие руки.

Что же заставляет владельцев заводов ЖБИ менять стратегии и избавляться от производственных активов?

Тут надо вспомнить, что любая покупка или запуск нового завода в регионе обычно происходили на фоне громких заявлений о планах по строительству сотен тысяч квадратных метров жилья по сборной и более экономичной технологии, чьи очевидные преимущества сулили строителям увеличение маржи. И на рынке даже есть пример успешной реализации такого сценария — это ДСК «Блок» от «Группы ЛСР» Андрея Молчанова. Почему же получилось у ЛСР и не получилось у других?

Основных причин три: сценарная, фундаментальная и тривиальная.

Первая связана с неправильным розыгрышем бизнес-сценария. Когда я работал в продажах (реализовывал стеновые панели), всегда подчеркивал, что с момента первого разговора об идее проекта жилого дома в сборном железобетоне до момента поставки первой панели проходит не менее двух лет. Это связано с циклами проектирования, прохождения разрешительных процедур и подготовки строительной площадки. Ну а за сколько можно построить завод и ввести его в эксплуатацию? Меньше чем за год!

То есть, если процессы по строительству завода ЖБИ и проектированию жилья запустить одновременно, завод в ожидании заказа будет простаивать целый год.

Причем жизнь показала, что на момент запуска некоторых заводов ЖБИ, которые должны были идти в связке с девелопментом, проектирование жилья в партнерских проектах даже не началось. И собственникам заводов приходилось месяцами уговаривать владельцев строительных компаний все-таки начать стройку из панели. А те еще раздумывали, искали альтернативы. Кстати, у всех неудачных бизнес-проектов генеральные директора в среднем работали меньше двух лет (а это средний срок реализации проектной продажи). Упомянутой «Группе ЛСР» удалось избежать этих неприятностей, поскольку запуск производства был завязан на реализацию конкретных строек компании с прицелом на полную загрузку производства.

Вторая причина неудач — фундаментальная. Можно заметить, что истории большинства ДСК проходят через такой цикл: выход на рынок — деградация — смена собственника — модернизация — выход на рынок. И далее по кругу до ухода с рынка. Почему происходит деградация?

Есть такой экономический закон Коперника-Грешема, относящийся к деньгам. Но его можно применить и к товарному рынку: «Несправедливо установленная цена на товар ведет к замене качественного товара на некачественный». Что такое справедливая цена? Видимо, это тот случай, когда цена на товар соответствующего качества устраивает покупателя, продавца, инвестора, извлекающего доход от продажи, и общество, извлекающего налоги из дохода инвестора.

В связке застройщик-производитель первый (если он же и инвестор ДСК) зачастую устанавливает для завода цену ниже рынка.

Иначе зачем нужен свой завод, если панели можно купить и на рынке? То есть изначально цена в такой схеме несправедливая. Чтобы удержать ее на заданном уровне, менеджмент завода вначале пытается экономить на материалах и рабочей силе. И если при производстве простых ЖБИ это еще как-то удается сделать, то при выпуске сложных стеновых панелей не получается в принципе — изделие превращается в брак. Тогда менеджмент начинает экономить на амортизации и обслуживании оборудования. И начинается процесс деградации завода, который, в зависимости от состояния железа, может длиться годами незаметно для собственника. Но все тайное рано или поздно становится явным. Обычно это происходит при смене директората предприятия, когда новое руководство после ревизии оборудования идет к собственнику и требует денег на модернизацию.

И вот тут возникает тривиальная денежная проблема, связанная с платежной дисциплиной. Вот вы за секс жене платите? Нет. Так и собственник завода относится к предприятию, как к любимой жене. А это значит, что деньги заводу перепадают только после какой-нибудь «получки» в последнюю очередь. А в первую очередь они уходят на поддержание оборотов стройки.

Так и выходит, что тривиальные ошибки в стратегическом планировании при запуске завода, отсутствие наблюдения за техническим состоянием предприятия и плохая платежная дисциплина со стороны собственника — все эти три причины — приводят к демотивации и ослаблению менеджмента, дезорганизации управления, деградации завода и в конечном итоге — уходу его с рынка. Круг замкнулся. Занавес!

Возврат к списку