Вирусная забота. Иноагентам и митингующим прописали изоляцию
Поделитесь публикацией!

Вирусная забота. Иноагентам и митингующим прописали изоляцию

Михаил Шевчук 18 ноября 2020
Вирусная забота. Иноагентам и митингующим прописали изоляцию
До выборов в Госдуму остается меньше года, а значит, пора возводить баррикады, защищающие их от возможных посягательств. Точнее, возведены-то они уже давно, но никогда ведь не вредно надстроить еще один этаж. Чем законодатели и принялись заниматься с большим энтузиазмом, призвав на помощь коронавирус.

Есть в Совете федерации такой интересный орган — временная комиссия по защите суверенитета от воздействия извне, созданный три года назад для того, чтобы не одни только американцы нас обвиняли во вмешательстве в свои выборы, но и мы тоже могли что-то бросить в лицо обвинителям. 

Раз в год комиссия составляет доклад. В отличие от американских коллег, наши сенаторы ориентированы сугубо на внутреннюю аудиторию и сосредоточены в основном на поисках неприятных публикаций в зарубежных СМИ, авторы которых позволяют себе откровенно клеветнические измышления вроде того, что результат голосования по поправкам в Конституцию был-де заранее предопределен, а главной поправкой якобы стало обнуление президентских сроков Владимира Путина. 

Деятельность разнообразных зарубежных фондов тоже, конечно, без внимания не остается: фонды эти, как их ни души, всё равно продолжают финансировать размещение в интернете видеороликов с критикой Путина и разные провокации, направленные на создание образа «русского народа, страдающего под  кремлевским диктатом». Имеются, в общем, «достоверные сведения», что подстрекательства будут продолжаться и дальше. И поэтому, хотя все эти зарубежные кампании неизменно проваливаются, натыкаясь на патриотизм и гражданскую зрелость россиян, верных своему лидеру, мы должны быть еще лучше готовы противостоять антироссийским планам. Надо законопатить любую щель. Для этого комиссия подготовила целый пакет поправок в законодательство об иностранных агентах. В обновленной Конституции сказано ведь, что Россия противостоит попыткам вмешательства в свои внутренние дела — значит, надо противостоять. 

Иноагентами предлагается признавать теперь НКО и без юридической регистрации, которые получают зарубежное финансирование, а также отдельных граждан, то есть физических лиц, занимающихся  при том же условии политической деятельностью, и при их намерении участвовать в выборах без сомнений ставить официальное клеймо «кандидата-иноагента». Имеется в виду не только получение денег или иной материальной выгоды, но и организационно-методической помощи.

И даже друзья и знакомые такого человека должны пострадать — возглавляющий комиссию сенатор Андрей Климов предлагает ввести еще и понятие «кандидат, аффилированный с лицом, выполняющим функции иностранного агента». А то вот в сентябре пара сторонников Алексея Навального прошли в горсоветы Новосибирска и Томска — по явному недосмотру, конечно. Попал в списки «Умного голосования», сходил на обучающий семинар «Открытой России» — вот тебе и аффилированность, подставляй лоб для клейма.

Хочется, чтобы этот полет мысли не заканчивался на полуслове. Раз уж взят курс на борьбу с порочащими иностранными связями, отчего бы не внедрить в законодательство, например, понятие «сенатор, аффилированный с лицом, обладающим зарубежной недвижимостью и оффшорными компаниями»? Народу наверняка придется по душе. 

Вот еще одна интересная идея Климова со товарищи — увольнять педагогов «в случае использования ими образовательной или просветительской деятельности для разжигания социальной, расовой или религиозной розни, а также побуждения к иным действиям, противоречащим Конституции России». 

Понятно, призрак Белоруссии продолжает маячить неподалеку. Мало ли что. Бдеть, бдеть и бдеть. Майк и Ник не дремлют. 

И преподавателям запретим подстрекать, и студентам тоже достанется: в Горном университете их попросили подписать письменное обязательство не создавать и не принимать участия в деятельности организаций и политических партий, «деятельность которых направлена на подрыв конституционного строя Российской Федерации», сообщает Telegram-канал «Ротонда».

Особо примечательной в таких случаях бывает мотивация: приводить студентов к присяге, как выясняется, нужно на самом деле не для того, чтобы они не занимались подрывной деятельностью, а для того, чтобы они, внимание, не участвовали в митингах, так как могут подхватить там коронавирус.

Странная застенчивость. Почему нужно по всем каналам агитировать против иностранцев и их попыток разрушить нашу хрупкую государственность, но когда практические шаги становится публичными, вдруг оказывается, что сплотиться надо ради противостояния никаким не американцам, а вирусу? 

Вот и Валентина Матвиенко, рассуждая о том, как теперь в нашей новой конституционной реальности укрепляется доверие между государством и обществом (конечно, «кандидаты-иноагенты» для пущего доверия и нужны — должно же быть четко понятно, кому в стране доверять разрешено, а кому нет), тоже почему-то заключает, что «сплоченность наших граждан, понимание того, что от действий каждого зависит наше общее будущее, помогают при всех сложностях, которые есть, достойно противостоять вирусу». 

Опять вирус. При чем здесь он? Нет, в принципе, такое византийство, где вещи ни в коем случае нельзя называть своими именами, российской политике свойственно, но выглядит всё так, как будто защита конституционного строя — это что-то постыдное и требующее дипломатического прикрытия. 

В петербургское кафе Zoom приходят по заявлению национал-патриотических активистов полицейские и опечатывают заведение; активистам показалось, что там будет проходить ЛГБТ-фестиваль, но полицейские начинают строго проверять кафе на соблюдение коронавирусных мер. Как бы они о здоровье посетителей заботятся, а не о том, чтобы не допустить политически неблагонадежных сборищ. 

Оборона приобретает глубоко эшелонированный характер. Если вопросы к политике Кремля возникают у россиян, то им объясняют, что все дело исключительно в происках коварной заграницы и их продажных агентов. Если же на это реагирует заграница, то оказывается, что все дело в банальном коронавирусе. Трехдневное голосование, к примеру, мы разве для того ввели, чтобы кандидаты от власти получили больше голосов? Нет, конечно, для защиты от эпидемии — мало ли сколько она продлится! 

Не все, конечно, такие деликатные. Вот депутат Госдумы Дмитрий Вяткин, допустим, ничего не говорит о коронавирусе. Он просто предлагает признать очереди на одиночный пикет (пока еще разрешенный) публичным мероприятием. А заодно и вообще любое «массовое пребывание или передвижение людей, направленное на выражение и формирование мнений, выдвижение требований по различным вопросам политической, экономической, социальной и культурной жизни страны и вопросам внешней политики». Ну и до кучи финансировать акции только с определенного счета, на который нельзя перечислять средства ни иностранцам, ни анонимам. 

Мы же говорим о доверии, правда? А раз так, всё должно быть прозрачно. У оппозиции, естественно, если она хочет заслужить право на доверие. И никаких «народных сходов», «встреч с депутатами», «кормления голубей», как в Хабаровске, и прочих эвфемизмов. 

В стремлении к всеобщему доверию гайки крутятся до упора. Тем, кто не хочет всецело доверять власти, положена порка. Только что Госдума приняла в целом закон об ответственности за призывы к отчуждению российской территории. Сначала штраф (до 100 тыс. рублей для физлиц), а при рецидиве и уголовная ответственность от 6 до 10 лет. Никаких больше «двушечек», всё серьезно, конституционный строй нуждается в защите. 

За Конституцию, наверное, можно после таких мер не переживать, а вот за выборы становится тревожно. Практика показывает, что когда власти начинают загодя предупреждать о том, что вот-вот сейчас их начнут критиковать за нарушения и готовиться пресекать протест, это почему-то всегда значит, что повод для протеста точно появится.

Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ


К списку новостей