В темном-темном Киеве. Можно ли сочувствовать оставшимся без света украинцам
Новый проспект
Мнения

В темном-темном Киеве. Можно ли сочувствовать оставшимся без света украинцам

Прочитано: 2341

Слово минувшей недели — «темнота». Темнота, в которую погрузились украинские города после очередных ракетных ударов по объектам энергосистемы Украины. Миллионы людей сидят без света, тепла и воды; в российских СМИ и телеграм-каналах по этому поводу наблюдается плохо сдерживаемое злорадство: эксперты и анонимные активисты с разной степенью эмоциональности описывают, как вскоре остановится вся промышленность Украины, встанет транспорт, исчезнет интернет и мобильная связь, и вообще страна вернется в средневековье.

Российские спикеры безмятежны. Киев «имеет все возможности урегулировать ситуацию таким образом, чтобы выполнить требования российской стороны и прекратить все возможные страдания местного населения», — разводит руками Дмитрий Песков. Примерно к этому тезису сводятся выступления каждого более-менее высокопоставленного лица. Открытым текстом сказано: пусть Зеленский сдастся на наших условиях, и мы сразу перестанем причинять страдания.

Официально всё объясняется проще некуда: Россия всего лишь уничтожает объекты, помогающие поддерживать обороноспособность Украины. Как сказал на днях в интервью посол России в Великобритании Андрей Келин, отвечая на вопрос об ударах по энергосистеме, «это на языке НАТО инфраструктура командования, контроля и коммуникаций, и то, что делают наши военные, — разрушают системы командования, управления и связи».

Он же пояснил, что «с украинским народом у нас проблем нет, есть проблема только с националистическим правительством в Киеве». Вопрос, таким образом, представляется как сугубо технический, а страдания украинцев — как побочный эффект, к которому нужно относиться с безразличием.

Заявления спикеров задают тон для всех остальных: проявлять сочувствие украинцам становится неприемлемым, во всяком случае публично. Вероятно, кто-то может думать по-другому даже во властных кругах, но вслух об этом не говорят. Если во всем виновата несговорчивость украинского президента, то ракеты становятся просто слепым орудием судьбы, а не материальным предметом, летящим в цель по воле конкретных людей. А к ударам судьбы полагается — и предлагается — относиться стоически.

Такой подход позволяет распространять безразличие и дальше. Если подстанции — в первую очередь военный объект, то и люди тоже. Почти каждый человек потенциально способен носить оружие, а значит, их гибель — тоже всего лишь ослабление обороноспособности государства, а не человеческая трагедия.

Постпред РФ в ООН Василий Небензя упрощает еще сильнее. «Мы наносим удары по инфраструктурным объектам на Украине в ответ на накачку этой страны западным оружием и безрассудные призывы Киева одержать военную победу над Россией», — говорит он. То есть ответственность за страдания возлагается еще и на Запад.

Стало быть, если Запад перестанет поставлять оружие, то воевать Украине будет нечем, и не останется ничего, кроме как сдаться. Логично излагает, без противоречий. Просто что же поделать, если армия пользуется тем же электричеством, что и мирное население? Если разрушить жилые дома, то потенциальным новым солдатам будет негде жить, а если бы все украинцы вообще так или иначе погибли, то националистическому правительству вовсе неоткуда было бы брать пополнение. Ничего личного, все претензии только к правительству.

И вроде бы всё ясно: нельзя ведь сочувствовать врагу. Вопрос только в том, когда украинское население превратилось во врага. Такого никто никогда не говорил и вряд ли скажет. К врагу есть хоть какое-то отношение, ненависть например. А здесь отношения нет вообще никакого. Людей как бы не замечают. Возможно, это даже хуже, чем быть врагом.

С другой стороны, не похожим ли образом относится к россиянам Запад, блокируя российские банковские карты, включая санкции и закрывая границы для всех? Разве что нас, по крайней мере, не бомбят.

Мы, кажется, пропустили тот момент, когда смысл спецоперации незаметно изменился. Вначале она декларировалась именно как спецоперация — не против народа, но против режима. «Мы всегда с уважением и теплотой относились и относимся к украинскому народу. Так было и есть, несмотря на сегодняшнее трагическое противостояние», — говорил Владимир Путин. Объявляя о начале спецоперации, он призывал украинцев к «взаимодействию», с тем чтобы «вместе двигаться вперед» и «укрепляться как единое целое», а украинскую армию — «не исполнять преступных приказов» власти, «немедленно сложить оружие и идти домой». Украинский народ при этом объявлялся «первой и главной жертвой намеренной возгонки ненависти к русским».

Формально эта идея сохраняется и сейчас, но на практике становится непонятно, где, собственно, находится тот народ, к которому мы относимся с теплотой. Остался ли он где-нибудь? Отсутствие сопереживания опровергает идею о «едином целом». Остается неясным, вот эти люди, которые сейчас мерзнут в Киеве, это свои, или все-таки чужие, или вообще никто? Требуется ли от них, а не от правительства, выполнить какое-либо условие России для прекращения страданий? Может быть, полюбить Россию всем сердцем? Но ведь к ним никаких условий не выдвигалось.

Кажется, теплота начинается ровно в тот момент, когда та или иная территория переходит под российский контроль и все недовольные ее покидают либо хотя бы затыкаются и не отсвечивают.


Украина спецоперация
Другие статьи автора Читайте также по теме
Banksy выставил на продажу 50 отпечатков своей картины, чтобы собрать деньги для помощи Украине. На картине изображена крыса, характерная для творчества уличного художника. Отпечатки пронумерованы и подписаны, стоимость каждого — £5000
10.12.2022
Губернатор Орловской области Андрей Клычков сообщил, что беспилотный летательный аппарат, предположительно, «осуществил подрыв» нефтебазы в поселке Стальной Конь, пострадавших нет.
16.11.2022
Британский стрит-арт художник Бэнкси подтвердил изданию The Art Newspaper, что нарисовал семь граффити в Киеве, Ирпене и Бородянке. Среди новых работ Бэнкси – гимнастка на разрушенном доме в Бородянке, фотография которой стала первым фото художника, которое он опубликовал в 2022 году.
15.11.2022

Сергей Фургал признан виновным в организации покушения на убийство
02.02.2023
Россия опустилась на 146-е место в рейтинге демократий
02.02.2023
В МОК пока не приняли решения о допуске российских и белорусских спортсменов на Олимпиаду
02.02.2023
На Дальнем Востоке запустили первый дата-центр уровня Tier III
02.02.2023
Бывший завод Ford в Ленобласти отдадут под лесопереработку
02.02.2023
Десятый пакет санкций ЕС намерен принять к годовщине спецоперации
02.02.2023
Экспорт из Германии в Россию сократился в декабре почти на 60%
02.02.2023
В Петербурге выставляют на торги офисный бизнес рядом с "Невской ратушей"
02.02.2023
В России прекратился прием заявок на загранпаспорта нового образца
02.02.2023
Индекс промпроизводства в Петербурге вырос по итогам 2022 года
02.02.2023
Сергей Лавров: "Следующей Украиной" станет Молдавия
02.02.2023
Большинство российских компаний заменили западное оборудование китайским
02.02.2023
Роструд назвал самые доходные профессии в России
02.02.2023
Сын министра финансов возглавил департамент в "Аэрофлоте"
02.02.2023
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки