Новый проспект
Мнения

«Трактор» Минюста

Прочитано: 1825

Фото: Эмин Джафаров / Коммерсантъ

Включение в список СМИ-иностранных агентов телеканала «Дождь» оказалось относительно более дискуссионным событием, нежели предшествующие случаи, но и оно стало лишь одним из прочих. Если на самом первом этапе под недопустимость «иноагентства» ещё пытались подводить какую-то базу, то сейчас в этом уже нет надобности.

Государство в последнее время щедро раздает клейма, но «Дождь», во-первых, телеканал, причем единственный оппозиционный в стране, а во-вторых, очень уж демонстративным оказалось его падение; кажется, совсем недавно Дмитрий Медведев вдруг позвал «Дождь» на традиционное итоговое телеинтервью вместе с главными телеканалами страны, на «Дождь» стали приходить чиновники, и все думали, что вот она начинается, свобода, которая лучше, чем несвобода, частный проект, а надо же, взлетел, совсем как государственный.

Но на самом деле это было уже больше 10 лет назад, а потом у «Дождя» начались проблемы, и стало понятно, что никакой оттепели не будет, и вот закономерный финал. Ну, просто так в России устроено телевидение: или тебе благоволит президент, и тогда у тебя всё получается, или не благоволит, а бизнес тут, в общем, ни при чем.

Именно ситуация с «Дождем» стала предметом специальной дискуссии на встрече членов президентского Совета по правам человека с представителями Минюста, и министерство даже выпустило потом разъяснение, чего обычно не делает. Оказалось, дело в том, что телеканал получил финансирование от ЕС в рамках проекта об исторической цивилизационной близости России и Европы, а во-вторых, позволял себе цитировать нелояльные СМИ, которые ранее уже были признаны иноагентами.

Сложив два и два, Минюст получил искомый результат. Хотя тезис о том, что Россия есть часть европейской цивилизации, не раз отстаивал, например, Владимир Путин, и по-хорошему это российский бюджет должен был выделять на это грант для Первого канала, но, конечно же, не выделил. Мало ли, что там Путин говорит, мы же знаем, какая из сторон «раздвоения личности» у него настоящая и что на самом деле полагается думать и говорить о европейских ценностях. Вторая часть претензий здесь явно важнее, чем первая.

Иноагентов с каждым днем всё больше: одновременно с «Дождем» этот статус получили «Важные истории», а сразу после — НКО из Перми «Четвертый сектор», которая критиковала власть, да ещё и защищала права ЛГБТ, но один из её проектов оказался в коллаборации с международной организацией.

Всё это уже напоминает детский мультфильм про «синий трактор»: в бесконечном, как буддистская мантра, ролике к зрителю постоянно едет трактор изменяющегося цвета, в прицепе которого обязательно сидит какое-то животное, ребенку предлагается отгадать, какое именно. Сюжет мучительно повторяется и повторяется, и понятно, что в конце концов там обязательно постепенно окажутся все звери, сколько их есть в природе. Роскомнадзор и Минюст с такой же монотонностью везут зрителям прицепы с медиа: «А ну попробуй отгадай, кто же сегодня будет признан иноагентом! А вот кто!» Трактор работает круглосуточно, пустым прицеп не приедет никогда, кто-то в нём обязательно окажется, а тот, кому повезло сегодня, сядет в него завтра.

Если на самом первом этапе под недопустимость «иноагентства» еще пытались подводить какую-то базу хотя бы для приличия, то сейчас это уже отринуто. Агент, по смыслу, это тот, кто исполняет чью-то директиву, а случаи «Дождя» или «Четвертого сектора» показывают, что «агентством» теперь называют сотрудничество, даже минимальное; это лишь топорный формальный повод попытаться запретить инакомыслие.

Существует довольно распространенное мнение о том, что окончательно ликвидировать независимые прессу и НКО вредно для самой власти, потому что тогда ей неоткуда будет узнавать о коррупции, но это скорее самоутешение. В былинные времена так говорили о газете «Коммерсантъ», мол, ей многое позволяется, потому что чиновникам и самим ведь нужно что-то читать, но вот «Коммерсант» давно уже привели к общему знаменателю, и ничего не произошло.

О коррупции в своих рядах власти, как правило, и так хорошо известно: всякий начальник более-менее представляет, кто из подчиненных на чём имеет гешефт. Весь смысл в том, что начальство оставляет за собой право эту коррупцию регулировать и использовать для контроля над вассалами. Оно даже само с удовольствием расскажет об обнаруженной коррупции в формате пресс-релиза Следственного комитета, но не заинтересовано в дополнительном контролёре в виде общественности.

Согласно другому популярному предсказанию, власть вынуждена постоянно искать врагов, и логика репрессий обязательно приведет к тому, что после расправы над настоящими оппонентами возьмутся уже за нейтральные СМИ, а потом и за лояльные. Однако всё-таки репрессии со временем заканчиваются, например с возникновением условного «большого гостелерадио», занятого производством духовно-нравственного контента на бюджетные деньги. В его рамках медиасистема начинает регулировать сама себя и уже не допускает поводов к репрессиям, за исключением разве что единичных и незаметных снаружи выдавливаний спонтанных диссидентов.

Практика показывает, что в таком режиме можно существовать не одно десятилетие. Конечно, это будет скучная эпоха, но потреблять медиа будут и в таком виде, потому что какая беда в том, чтобы питаться суррогатом? Половина страны сейчас вынуждена перейти на менее качественные продукты из-за роста цен, это ведь не вызывает возмущения, и, честно говоря, мало кто вообще замечает, что еда становится какой-то не такой. Поэтому и разгром независимых СМИ остается, по большому счету, внутренним горем сравнительно небольшой части общества, для масс сравнимым с закрытием ресторана.

Риски, конечно, все равно есть: качественные СМИ сообщают о той же коррупции, по крайней мере соблюдая профессиональные стандарты, и пишут о том, что имеет место быть. Уничтожая их, власть отменяет границы допустимого и делает возможным появление любых, даже самых невероятных слухов на свой счет, которые уже не будут поддаваться ни проверке, ни опровержениям. Однако она убеждена, что, не получив широкого распространения, слух не станет угрозой для неё.

Пока что власть старается учитывать ошибки предшественников и в основном не запрещает оппозиционную прессу, а лишь сильно усложняет ей жизнь, не убивает, а доводит до самоубийства, однако, удостоверившись, что это не помогает (а с другой стороны — что сопротивления нет), наверняка сделает следующий шаг. Это был долгий путь — не сразу пойти по пути запретов, а сделать так, чтобы ни один политик не мог воспользоваться плодами работы журналистов и конвертировать их в общественный запрос, то есть обессмыслив журналистику и одновременно лишив ее защиты; общество, устав ждать от разоблачений в прессе реальных изменений в своей жизни, выбрало 10 тыс. рублей от Путина. Долгий путь, но у Кремля было время. Загипнотизированному бесконечностью зрителю в какой-то момент становится уже всё равно, кто там в следующем прицепе, и выключить ролик не хватает сил.

свобода слова Михаил Шевчук
Другие статьи автора Читайте также по теме
Борьба с Навальным и его проектами стала главным сюжетом завершающейся кампании даже при том, что сам он в выборах не участвует. Оппозиционер оказался чем-то вроде олицетворяющей зарубежное зло куклы вуду, в которую Кремль демонстративно втыкал иголки.
Сегодня, 8 сентября, в Международный день журналистской солидарности, мы хотим поддержать наших коллег, которые получили статус «иностранного агента». Это означает только то, что они делали свою работу качественно, профессионально и честно, и за это их теперь преследует государство.
Редакция 08.09.2021
Уходящий из петербургского парламента спикер Вячеслав Макаров, лидер городских единороссов, похоже, собрался создать для Смольного проблемы на предстоящих выборах.

H&M изучает возможность запуска производства в России
28.09.2021
Ученые СПбГУ создали сорбент, который поможет очищать сточные воды от антибиотиков
28.09.2021
В список СМИ-иноагентов внесли издание "Важные иноагенты"*
28.09.2021
Зону платной парковки в историческом центре Петербурга расширят в декабре
28.09.2021
Компании не будут платить повышенный налог на прибыль, если раскошелятся на дивиденды
28.09.2021
Компания "Свеза" начала ребрендинг, чтобы подчеркнуть трансформацию бизнеса
28.09.2021
"Он играет!". Виолончелист Ролдугин похвалил Путина за исполнение прелюдии Баха
28.09.2021
Путин пообещал дополнительную финансовую поддержку военным, силовикам и семьям с детьми
28.09.2021
Навального и его соратников обвинили в создании экстремистского сообщества
28.09.2021
Первый китайский супермаркет займет площади бывшего клуба "Метро" в Петербурге
28.09.2021
Гонконг признал российские сертификаты о прививках вакциной "Спутник V"
28.09.2021
Талибы* запретили женщинам преподавать и учиться в Кабульском университете
28.09.2021
Водителям с судимостью за тяжкие преступления запретят заниматься перевозкой пассажиров
28.09.2021
С начала года инвесторы вложили в коммерческую недвижимость Петербурга 86 млрд рублей
28.09.2021
Минздрава: расходы на борьбу с ковидом в этом году составят около 1 трлн рублей
28.09.2021
Петербургский нефтяной терминал купил медоборудование для Елизаветинской больницы
28.09.2021
Илон Маск опять самый богатый в мире
28.09.2021
Экс-декан журфака СПбГУ Марина Шишкина может стать вице-спикером городского ЗакСа
28.09.2021
В топ-20 лучших городов мира попали Москва и Петербург
28.09.2021
Рособрнадзор сообщил, что вчерашнее поручение Путина о контрольных работах в школах выполнено еще в августе
28.09.2021
Медведев о сомнениях Запада в законности российских выборов: "Собака лает, караван - идет"
28.09.2021
Петербург восстановил прямое авиасообщение с курортами Египта, прерванное 6 лет назад из-за теракта
28.09.2021
Главным тренером сборной России по хоккею стал Алексей Жамнов
28.09.2021
С начала года цена на газ в Европе выросла примерно в четыре раза
28.09.2021
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки