Новый проспект
Мнения

Телевизор в прицеле

Прочитано: 788

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

После душераздирающего сюжета об украинских биолабораториях, разрабатывающих оружие этнического поражения с помощью перелетных птиц, казалось, что ничего более коварного вообразить уже и нельзя. Но оказалось, что все-таки можно: Владимир Путин объявил о том, что готовилось покушение на убийство не кого-нибудь, а известного журналиста, имени которого президент, правда, не назвал, но это мгновенно сделала ФСБ. Покушаться собирались, как выяснилось, на Владимира Соловьева. Мало было негодяям лишения Соловьева знаменитой дачи на озере Комо и выпихивания его с Yoube!

Сразу же появились и подробности. Во-первых, злоумышленники были россиянами, во-вторых, принадлежали к ультраправым, в-третьих, дирижировала ими СБ Украины. Судя по списку найденного при обыске, Соловьева ждало нечто ужасное: нашли и самодельное взрывное устройство, и гранату, и обрез, и восемь «коктейлей Молотова», и несколько пистолетов с тысячей патронов.

Пули, вероятнее всего, были серебряными — и с выгравированной маленькой свастикой на каждой. Впрочем, о таких деталях не сообщалось. Зато, как всегда в таких случаях, обнаружили также «наркотические средства, поддельные украинские паспорта с фотографиями членов группы, националистическую литературу и атрибутику». Всё это продемонстрировали на видеозаписи обысков.

Хотя самым любопытным эпизодом оперативной съемки стоит, наверное, считать показания одного из задержанных, который признаётся в том, что он «в период с января по март 2022 года приезжал на квартиру, где обсуждались поджоги машин с символикой поддержки спецоперации, а также военкоматов». Слово «январь» он произносит вполне отчетливо, и было бы, конечно, интересно выяснить, кто же тогда на конспиративных квартирах был в курсе спецоперации, начавшейся лишь 24 февраля, и ее символики.

Ну и дальше выяснилось, что собирались убить не только Соловьева, но и Маргариту Симоньян, и Ольгу Скабееву, и Дмитрия Киселева. В общем, планировали выкосить поголовно если не весь пропагандистский орден, то самый его цвет. Один Дмитрий Губерниев, видимо, уцелел бы.

И это как раз показательно. Не генералов или губернаторов стремились уничтожить, как террористы столетней давности, а именно пропагандистов. Насколько реальной была угроза, неизвестно, но главное, тот, кто сочинял план сюжета, очень хорошо понимал, на чём стоит современная власть и в чём ее стержень.

Министр обороны Сергей Шойгу может исчезнуть с экранов на месяц или два, и ничего не произойдет. Но не Владимир Соловьев со товарищи! Их проповеди куда важнее, чем доклады Шойгу. Даже по официальным данным, российская армия потеряла во время спецоперации не одного генерала, но опасность потерять Соловьева пугает больше.

Это, похоже, понимает и сам Путин, и то, что он счел нужным лично, по своей инициативе, объявить о покушении, тоже о многом говорит. Президент никогда так не возмущался ни угрозами в адрес оппозиционных журналистов, ни нападениями на них, ни даже их смертями. Даже когда в Нижнем Новгороде Ирина Славина покончила с собой после обысков и об этом рассказали Путину, он всего лишь пробормотал, что не понимает, в чём тут дело. И когда еще в 2006-м застрелили Анну Политковскую, он не забрался на трибуну, как сейчас, чтобы возмутиться «террором против наших журналистов», а сказал: «Для действующих властей <…> убийство Политковской нанесло гораздо больший ущерб, чем ее публикации».

Можно ли было бы перефразировать эти слова в отношении Соловьева и Симоньян? Мол, их убийства нанесли бы Западу больше вреда, чем их работа в кадре? Наверное, нет, потому что эта их работа действительно очень важна для Кремля. Сменяющие друг друга, идущие часами телевизионные ток-шоу на центральных каналах являются тем видом гипноза, благодаря которому власть делает обывателя податливым, размягчает его до такой степени, что обыватель готов согласиться на всё, что предложит ему власть, примиряется с бессмысленностью возражения. Ведь на этих ток-шоу убедительно показывают, что бывает с теми, кто возражает: их осмеивают, затыкают, оскорбляют и прогоняют.

Что именно говорить — неважно, гибкость здесь невероятная. Вчера освистывали тех, кто верит в возможность нападения на соседнюю страну, а сегодня, без подготовки, уже тех, кто ее не поддерживает. Это и есть постоянная демонстрация «силы большинства», наглядное доказательство сплочения народа вокруг лидера.

В июле 2021 года белорусский коллега Путина Александр Лукашенко похожим образом с трибуны рассказывал о попытке убийства журналиста СТВ Григория Азаренка, одного из самых знатных телепропагандистов Белоруссии. Лукашенко более артистичен, поэтому его рассказ получился настоящим хоррором: журналиста будто бы собирались заставить отрезать самому себе язык, а если не получится — застрелить. И снова концы, по версии президента, вели на Украину.

В этом рассказе имелись свои нестыковки, но дело не в этом, а в очевидной ценности таких персонажей для власти. Авторитарное государство невозможно удержать одной лишь только силой. Репрессии в отношении меньшинства нуждаются в разъяснении мотивации для масс, чтобы заставить их соглашаться с ними. Без такого согласия власть теряет легитимность. Поэтому государственные пропагандисты — важные фигуры, угрозу для которых государство понимает как первоочередную угрозу для себя и показывает: несогласие будет караться.

Владимир Путин Владимир Соловьев
Другие статьи автора Читайте также по теме
Прямая линия Владимира Путина на этой неделе не принесла сенсаций. Все участники старательно делали вид, что никаких политических событий в стране нет, да и быть не может. Художник «Нового проспекта» задумался о том, почему журналисты больше не задают острых вопросов.
Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков регулярно вынужден опровергать фейки о состоянии здоровья своего шефа. Вот и на этой неделе он назвал «очевидной уткой» информацию зарубежных СМИ о том, что у Путина якобы проблемы с сердцем, а в Кремле вместо него работает двойник. «Ничего, кроме улыбки, это не вызывает», — заявил Песков. С ним согласен художник «Нового проспекта».
Резидент телепроекта Comedy Club Гарик Харламов спел песню про доллар по 100 рублей, но пропагандист Владимир Соловьев не понял юмора и потребовал отправить юмористов на фронт. Художник Виктор Богорад рассудил, что, поскольку сам Соловьев не рубль и не страна, остается шутить только про него.

Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки