Суровые коды приходят. QR-коды начинают вторжение
Новый проспект
Мнения

Суровые коды приходят. QR-коды начинают вторжение

Прочитано: 340

Фото: кадр из рождественского рекламного ролика, выпущенного в минувшую субботу крупным транснациональным ретейлером Tesco

Казалось, вся эта история с антиковидными ограничениями временная; еще немного, и она закончится: накопится критическая масса вакцинированных, темпы роста заболеваемости пойдут на снижение, жизнь вернется в привычное русло. Эти иллюзии быстро развеяло правительство, подготовив законопроекты о внедрении режимов QR-кодов. До 1 февраля следующего года еще будет засчитываться ПЦР-тест, после — только вакцинация либо медотвод.

Планы по достижению коллективного иммунитета к этой осени провалились. Хотя уровень вакцинации вроде бы вырос, но всё ещё недостаточно: всего лишь приблизились к 50%, а надо 80%. Снижение заболеваемости, по словам вице-премьера Татьяны Голиковой, наблюдается всего в шести регионах страны. Смертность перевалила за тысячу случаев в день и продолжает пока оставаться на этом уровне.

Власти не видят иного выхода, кроме как усиливать «позитивную дискриминацию», и делается это так же резко, как повышение пенсионного возраста, в надежде на «понимание». Законопроекты собираются принять за неделю. Предполагается, что с 1 февраля QR-код понадобится для посещения общественных мест, а также для покупки билетов на поезда и самолеты. Регионы уже сейчас вводят новые правила, требуя предъявлять QR-коды на входе в торговые центры и даже обычный городской транспорт.

Предполагается, что режим продлится до 1 июня. Возможно, к этому сроку власти надеются достичь надежных показателей. Так ведь и 80% не гарантия: в Великобритании, где кампанию вакцинации развернули сразу с большим энтузиазмом, этого уровня достигли, но стоило снять ограничения, как последовала вспышка заболевания новым штаммом. Отсюда вывод: режим имеет шансы быть продлённым надолго. Возможно, это наша новая реальность.

«Сертификат прививки от коронавируса должен стать таким же важным документом в жизни наших граждан, как паспорт», — говорит Татьяна Голикова. Да тут как будто получается, что ещё даже более важным. Паспорт, означая гражданство, подтверждает возможность для человека автоматически претендовать на конституционные права. «Второй паспорт», в данном случае сертификат о вакцинации, ограничивает первый, директивно устанавливая дополнительное условие для пользования благами.

QR-код задумывался как более удобный формат гиперссылки, ведущей человека к какой-то дополнительной информации. Внезапно он оказывается инструментом лишения человека доступа к тому, что он уже имел. Право на свободу передвижения не отнимается — ты просто не можешь купить билет. Не отнимается и право на труд — ты просто не можешь приходить на работу без кода. Человеку без кода оставляется минимальное пространство для существования — продуктовый магазин и аптека, а обладатель кода начинает жить в стране контрольно-пропускных пунктов.

Не факт, что процесс остановится на борьбе с COVID-19: в Свердловской области, например, уже готовы обсуждать продажу алкоголя по QR-кодам. Развернутый во всю ширь страны дорогостоящий механизм глупо будет сворачивать из-за какого-то снижения заболеваемости.

Позитивная дискриминация всё равно остаётся дискриминацией. Дело даже не в вакцинации, а в том, что даже для вакцинированных постоянно доказывать свою «нормальность» — ненормально. Это сродни тому, как если бы всех граждан заставили регулярно отмечаться в инспекции ФСИН, как отмечаются пребывающие на условном сроке. Ну, просто на всякий случай, ради общей безопасности. Мы все как бы под подозрением, и это неприятно. Тезис «а ты покажи код, и проблем не будет» похож на филистерские рассуждения вроде «а ты не ходи на митинги, и тебя не побьют, не пиши в интернете лишнего, и тебя не посадят».

Проблема имеет, естественно, мировой масштаб. То же самое, что в России, происходит и в других странах, многие из которых сейчас находятся в процессе внедрения электронных вакцинных паспортов. Однако огромное количество людей на планете не имеет никаких QR-кодов хотя бы потому, что у них нет или мало вакцины. Развитым странам остаётся лишь изолироваться от них. Впрочем, практика штурмов границ нелегальными мигрантами, вот как хотя бы сейчас на польско-белорусской границе, показывает, что отсутствие QR-кода их не остановит. Это не говоря о сложностях с взаимным непризнанием вакцин: чем дальше, тем больше похоже на то, что по политическим соображениям.

Механизм управления новыми ограничениями непрозрачен. В минувшую пятницу, например, все привитые вакциной «Спутник лайт» обнаружили, что их QR-коды заморожены на 3 недели. Это произошло моментально, без предварительных объявлений и после неоднократных заверений в том, что «Лайт» — такая же полноценная вакцина. Никто не может поручиться, что это не повторится. Почему, собственно, вакцина должна действовать год? Тот, кто это установил, завтра может прийти к выводу, что это много. Неделю назад с таким уже многие столкнулись, тогда это объяснили «техническим сбоем». Вчера у человека было право пойти в театр, а сегодня уже нет, и кто так решил, непонятно, и жаловаться тоже некому, разве что в колл-центр: «Все операторы заняты, спасибо за ваш звонок».

Возможны технические проблемы: разряженный смартфон, внезапно упавший интернет, очередная хакерская атака. А где-то в отдалении от мегаполисов интернета и смартфонов и вовсе может не быть. Тем более, кажется, никого пока что не обязывали регистрироваться на «Госуслугах». Но неформально, выходит, в нашей жизни появились новые обязательства. Обратной стороной удобства выступает зависимость от внешних факторов, которые в данном случае оказываются жизненно важными.

Рушатся планы людей, страдает и так избитый пандемией бизнес. В авиакомпаниях уже спрогнозировали падение пассажиропотока вдвое (если проверять QR-код во время покупки билета, его гораздо сложнее приобретать заранее). Не ждут ничего хорошего рестораторы, владельцы кинотеатров и фитнес-центров. Возможно, всё было бы проще, если бы сама вакцинация была организована лучше, но вот сейчас, в нерабочие дни, в Петербурге на прививку записывали на 2-3 недели вперед.

Нет, мы, конечно, привыкнем, как привыкли, например, снимать обувь при досмотре в аэропортах (нет такой жертвы, которую нельзя было бы принести ради безопасности, понадобится — будем летать и голыми). Борьба с коронавирусом, кажется, стала только мощным трамплином для форсированного внедрения технологий. Цифровые паспорта, сначала вакцинные, потом общие — это то, что, очевидно, придет в нашу жизнь в ближайшее время, хотим мы этого или нет. Бизнесу придется адаптироваться, перейти на удаленную работу с клиентами, хотя в результате этой адаптации, конечно, потеряется многое. Однако перемены происходят слишком быстро, стремительная цифровизация способна также углубить неравенство, и она, к сожалению, пока игнорирует этические проблемы.

QR-коды COVID-19 права человека
Другие статьи автора Читайте также по теме
Влияние силовых структур в российском обществе растет, но общение россиян с представителями правоохранительных органов зачастую заканчивается плачевно. Художник Вячеслав Шилов отмечает, что силовики прекрасно знают свои права и тщательно их охраняют, чего не скажешь о правах остальных граждан.
Художницу Александру Скочиленко на этой неделе приговорили к 7 годам лишения свободы за перформанс с ценниками. О цене, которую ей пришлось заплатить за творческое высказывание, размышляет художник «Нового проспекта».
В мире снова растет заболеваемость ковидом. ВОЗ требует усилить защиту. Но все страны реагируют на этот призыв по-своему, опасаясь новых глобальных проблем в экономике. Даже Китай, который продолжает сажать на карантин целые мегаполисы, задумался об эффективности этих мер. С обзором мировых СМИ Дмитрий Наварра.

Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки