Новый проспект
Мнения

Сто дней от приказа

Прочитано: 268

Ровно сто дней прошло с того дня, когда вооруженные силы России по сигналу Кремля перешли на территорию Украины. Вероятно, самым обескураживающим результатом спецоперации стало то, что к ней оказалось возможно привыкнуть.

Боевые действия всё это время не затихали, и сейчас они сосредоточены на западе Луганской области (или народной республики, как говорят в самом Луганске и Москве), где российские войска прогрызают путь сквозь оборону украинцев.

Военная спецоперация, объявленная Владимиром Путиным, продолжается уже больше трех месяцев. Соответствует ли это изначальным планам российского командования, неизвестно: союзник России, президент Белоруссии Александр Лукашенко вслух удивлялся, что спецоперация «затянулась», в Кремле и Минобороны в то же время уверяют, что всё идет по плану и все цели будут достигнуты.

О потерях российской армии Минобороны сообщало в последний раз еще в конце марта. На тот момент насчитывалось официально 1351 погибших и 3825 раненых (количество «пропавших без вести» не называлось ни разу, также неясно, включены ли в статистику потери Росгвардии). С тех пор данных о потерях нет, есть только фотографии с кладбищ российских городов, чего, конечно, недостаточно для оценок масштаба.

Цели, которые предстоит обязательно выполнить, остаются размытыми. По сути, их было названо три: военные утверждали, что главной целью является освобождение Донбасса, Путин еще в самом начале назвал целью «демилитаризацию и денацификацию всей Украины», и есть еще цель, обозначенная главой МИД Сергеем Лавровым, она состоит в изменении существующего миропорядка. Вот три цели разного уровня, и неясно, будет ли засчитано как победа достижение всех трех, или только одной, или двух. Что, к примеру, произойдет, если Киев сдастся, а миропорядок от этого вовсе и не изменится?

В каком-то смысле баланс сил, впрочем, уже начал меняться: традиционно нейтральные Финляндия и Швеция, насмотревшись на происходящее, подали заявления на вступление в НАТО. Теперь альянс подступает непосредственно к границам России, хотя идея, кажется, была как раз в том, чтобы этого не допустить. Москве остается надеяться только на Реджепа Эрдогана, пока что блокирующего прием в НАТО двух северных стран, но, кажется, турецкий лидер просто, как всегда, торгуется.

Так же нечетко выглядят и планы России относительно самой Украины. Россия не собирается оккупировать территорию Украины, не раз говорил Владимир Путин, но это входит в явное противоречие с открытым, никем не скрываемым процессом присоединения Херсонской области и части Запорожской к России. «Судьбу Украины будет определять народ, проживающий на ее территории. Хотел бы напомнить, что наша страна никогда не распоряжалась судьбами суверенных держав», — заявил в недавнем интервью секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев, и на фоне перевода занятых земель в российскую юрисдикцию это на первый взгляд выглядит издевкой, но дело, возможно, объясняется тем, что в Кремле просто не считают Украину суверенной державой.

Означают ли формулировки секретаря Совбеза, что само существование суверенной Украины с точки зрения России все-таки предполагается? Звучит как «да», но в виду вполне может иметься и ее демонтаж «по воле народа».

Если под «изменением миропорядка» понимать процесс изолирования России от Запада, то здесь с обеих сторон действительно были предприняты серьезные усилия. Запад практически опустил железный занавес, прекратив поставки многих товаров, закрыв для российских (чуть ранее и белорусских, пусть по иной причине) самолетов европейское небо, а также прекратив прием российских банковских карт международных платежных систем. Большинство иностранных компаний остановили работу в России — не сразу, в марте все еще говорили о «приостановке» в надежде на быструю развязку, но в мае всё уже стало понятно.

Отрезанной от Запада оказалась таким образом и вестернизированная часть россиян. Россия почти мгновенно подверглась отлучению от международных спортивных состязаний и культурных мероприятий, но ответила примерно тем же; сотрудничество с Западом остановлено по всем направлениям, включая научное, и этот процесс кажется синхронным с обеих сторон. Санкции продолжаются до сих пор: российские банки отключают от платежной системы SWIFT, санкционные списки расширяются.

В выступлениях российских руководителей по этому поводу сквозит какое-то злорадство. Любые санкции считаются подтверждением ненависти ко всему русскому, а это, в свою очередь, дает властям основание для усиления репрессий, и так по кругу. «Хватит миндальничать!» — кричит замглавы Совбеза Дмитрий Медведев, призывая еще строже карать иноагентов; давление, существующее сейчас, кажется ему «довольно формальным». Роскомнадзор оперативно заблокировал Facebook и Twitter, а YouTube пока держится, есть версия, лишь благодаря женам чиновников Роскомнадзора, которым надо включать детям мультики.

Внутренняя оппозиция в стране оказалась разгромлена еще загодя, но власть продолжает давление, методично вписывая все новые СМИ, НКО и отдельных активистов и журналистов в реестры иноагентов, а также заочно вынося приговоры соратникам Алексея Навального — самому ему предъявили новое уголовное дело. Возмущаться спецоперацией, по сути, запретили под страхом преследования, но тысячи людей выразили протест, спешно покинув страну.

Оставшиеся притихли. Государство оказалось более не сковано ничем и взялось за рычаг идеологического пресса. Россиянам пообещали восстановить аналог пионерии, автомобильный бренд «Москвич» и советскую систему высшего образования (правда, здесь Минпросвещения тут же заюлило: будет, дескать, не возврат к советской системе, а нечто новое, гибридное). Депутаты и вовсе обрадовались и кинулись предлагать и послевузовское распределение, и красный флаг в качестве государственного, и смертную казнь — в общем, всё, хоть немного напоминающее СССР.

При этом влияние санкций непосредственно на жизнь обывателя пока что внешне малоощутимо. Фактически остановилось производство легковых автомобилей; то здесь, то там раздается приглушенное кряхтение бизнеса: то упаковки перестало хватать, то каких-то ингредиентов для продуктов, то подшипников для вагонов, то запчастей для самолетов, но государство с бодрым видом уверяет, что всё обязательно как-нибудь утрясется. В магазинах же радикального дефицита всё еще не наблюдается. Говорят, продолжаем жить на старых запасах.

По плану не пошло всё: Кремлю не удалось с ходу взять под контроль Украину; Западу не удалось так же с ходу разломать российскую экономику; вопреки ожиданиям скептиков, Россию не захлестнула волна безработицы и гиперинфляции; однако и раскола европейского единства тоже не случилось, хотя некоторые трения по поводу санкций и наблюдались, и цены на газ выросли. Массовых уличных протестов против власти пока не произошло ни там, ни здесь.

«Пока» — ключевое слово сегодня. Пока держатся и одни, и другие. Пока есть запасы, деньги, силы, работа. Есть еще время для проверки самых мрачных прогнозов с обеих сторон. В России ждут скорого наступления в Европе натурального голода, за рубежом точно так же ждут краха российской экономики; только что ради этого утвердили проект нефтяного эмбарго. Может быть, именно сейчас, в начале лета, наступает переломный момент перехода к затяжному конфликту на истощение. Но есть вариант, что не будет ничего из того, что прогнозируют, а то, что будет, снова не совпадёт ни с какими прогнозами.

Вероятно, самым обескураживающим результатом спецоперации стало то, что к ней оказалось возможно привыкнуть. Естественно, для тех, кто проживал и проживает на самой территории боевых действий, последствия оказались катастрофическими, но в крупных российских мегаполисах можно продолжать жить так, как будто ничего принципиально нового не случилось, не замечая трупов и разрушений. Да, власть продолжает закручивать гайки, но она занималась этим и раньше, и цены тоже постепенно росли. А отключение от Netflix или Spotify — явно не то, что подвигнет кого-то бунтовать. Россияне с готовностью возвращаются на 20 лет назад, к гаражным автосервисам, пиратскому софту и поиску контрабанды.

Зато финал Кубка России по футболу собрал полные «Лужники», и это был настоящий праздник. Показавшийся, как ни странно, вполне уместным.

Многолетняя возгонка милитаристских и даже апокалиптических настроений, похоже, дала эффект: для большинства людей жизнь в условиях вооруженного противостояния оказалась тем, чего подсознательно ожидали. Спецоперация стала как бы логичным венцом всего, что происходило в стране на протяжении 10 лет. Кампания по дискредитации и ликвидации гражданских политических институтов привела к тому, что даже если какие-то люди сталкиваются с проблемами, они оказываются разобщенными и незамеченными, в свою очередь не замечая проблем других. Их беды не могут сложиться в общую картину и выглядят слишком хрупким аргументом против милитаризма.

А двухлетняя пандемия оказалась отличным подготовительным этапом: за это время мы незаметно привыкли и к международной изоляции, и к ограничениям в жизни. Уже она, в принципе, показала, что болевой порог россиян как общества очень высок.

Квиетизм стал способом психологического укрытия от слишком крутых перемен, а властям того и надо. В результате общественность в широком смысле оказалась вовсе не вовлечена в процесс перестройки. Власть перекраивает внутреннюю и внешнюю политику по своему усмотрению, но уже не считает нужным привлекать к этому граждан. Граждане выдали власти карт-бланш, проголосовав за поправки в Конституцию, и на этом их роль оказалась окончена.

Даже патриотические движения оказались ни для чего не нужны и не подают голоса: какие-то скромные волонтерские акции существуют, однако сбор гуманитарной помощи и близко не приобрел того размаха, что был в 2014—2015 годах, когда ее собирали на каждом углу. Всем занимается только государство, не допуская самодеятельности.

Положение России сейчас похоже на положение человека, вышедшего на крышу с зажмуренными глазами. Возможно, он через пять минут качнется и упадет, но пока продолжает на глазах у всех упорно идти, пускай не очень представляя, в какой точке окажется в конце пути.

спецоперация Украина санкции
Другие статьи авторов Читайте также по теме
Компромисс между Москвой, Вильнюсом и Брюсселем по проблеме транзита российских грузов железнодорожным транспортом через Литву в Калининград может быть достигнут до 10 июля.
30.06.2022
На любой, даже самой страшной трагедии, кто-то зарабатывает: одни льют слезы, а другие — золото в личные закрома. И беда в том, что пока дары в роге изобилия для избранных не закончатся, свет в конце туннеля для большинства не замаячит, напоминает художник Виктор Богорад.

Наталья Дятлова, партнёр, руководитель группы по международным проектам Maxima Legal, рассказала «Новому проспекту» какие преференции дает бизнесу схема работы через офшоры и почему многие из этих выгод в последнее время потеряли свою привлекательность.


Правительство отменило НДС для туристических объектов на пять лет
02.07.2022
Газ в Европе дорожает третью неделю подряд
02.07.2022
В Италии готовятся к тяжелой зиме при остановке поставок газа из РФ
02.07.2022
PostEurop приостановила членство "Почты России" и "Белпочты"
02.07.2022
В Россию разрешили вернуться 47 тысячам граждан Киргизии, совершившим правонарушения
02.07.2022
Bloomberg: цены на нефть могут достичь $380 за баррель
02.07.2022
Стало известно, какие российские товары не попали под повышенные пошлины США
02.07.2022
Умер создатель образа Чебурашки, Леонид Шварцман. Мультипликатору был 101 год
02.07.2022
ВОЗ предупредила о возможном росте заболеваемости COVID-19 в России летом
02.07.2022
Президент Кипра: санкции против РФ нанесли удар по туризму
02.07.2022
Президент Болгарии выступил против закрытия посольства РФ
02.07.2022
Более 70% американцев высказались против нового президентского срока Байдена
02.07.2022
В Петербурге открыли памятную табличку погибшему главе МЧС России Евгению Зиничеву
02.07.2022
В Петербурге заработала новая смотровая площадка в центре города
02.07.2022
В "Петергофе" после реставрации открыли павильон Катальной горки
02.07.2022
Запуск первого арктического маршрута в Петербурге приурочили к 350-летию Петра I
02.07.2022
Пожарно-спасательный гарнизон Петербурга получил18 новых машин
02.07.2022
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки