Сокращение строптивых. Для чего нам нужно уменьшить количество чиновников
Поделитесь публикацией!

Сокращение строптивых. Для чего нам нужно уменьшить количество чиновников

Татьяна Ларина 26 сентября 2019
Сокращение строптивых. Для чего нам нужно уменьшить количество чиновников

Примерно раз в пять лет правительство, торжественно засучив рукава, объявляет об этом. Но все равно большое дело! Сокращение количества чиновников — идея, которая в России традиционно очень популярна. Если провести опрос на тему «как нам обустроить Россию», то на первых строчках самых распространенных ответов обязательно будет: «сократить чиновников». С царских времен в массах считается, что стряпчие и подьячие суть дармоеды на народном хребте; из них из всех нужно оставить только одного Путина, потому что Путин, как рассказывает нам телепропаганда, все равно сам все вопросы решает.

Правда, в окружении премьер-министра Медведева тут же пояснили, что это все еще вилами на воде писано: надо еще выбрать концепцию и обсудить все на совещаниях. Не исключено, что целевые показатели в итоге сократятся на пару процентов.

Впрочем, это без разницы. Такие задачи обычно решаются бескровными методами: например, часть ставок освобождающихся после выхода сотрудников на пенсию какое-то время не замещаются, а в целом часть сотрудников просто переводят в какие-нибудь унитарные предприятия, что позволяет просто не считать их чиновниками. Конкретно работающих людей при этом меньше не становится, зато оставшимся с чистой совестью можно и нужно увеличить зарплаты. В крайнем случае, под сокращение попадают третьестепенные части материального обеспечения.

По данным Росстата за 2018 год, к примеру, сейчас в региональных органах исполнительной власти и муниципалитетах трудится 2,1 млн человек, а служащих из них — меньше половины, в общей сложности 992 тысячи. В центральных аппаратах работет всего-то 38,3 тысячи госслужащих, и это две трети от общего количества сотрудников.

Не самые внушительные цифры. Собственно чиновников в России меньше миллиона. Еще интереснее, что по данным того же Росстата, абсолютно нигде штат не укомплектован до конца. Укомплектованность может в ряде регионов, в основном, на Кавказе, приближаться к 99%, может быть в районе 85-90%, но никогда не бывает 100%. В центральных аппаратах этот показатель составляет и вовсе 84,7%. В администрации президента и то недобор — там, оказывается, занято всего 74,6% имеющихся должностей.

В общем, что-то подсказывает, что простым путем вычеркивания незанятых ставок искомое сокращение будет получить довольно просто. Просто уволить столько народу сразу государство не может — оно обязано бороться с безработицей, а не наоборот.

На самом деле технически процесс выглядит не фантастическим. Получается же, например, у Сбербанка — по сути своей такой же госструктуры — в последние годы за счет внедрения новых технологий вполне успешно сокращать количество сотрудников на 10-20 тысяч человек в год. Высвобождающаяся рабочая сила может выучиться на программистов, чтобы создавать для тех же госструктур эти самые новые технологии и сервисы. Это тоже стоит бюджетных денег, так что не факт, что на круг выйдет дешевле, особенно, если новым программистам  придется пойти работать в госкорпорации, но клиентам по крайней мере станет удобнее.

Вот глава Сбербанка Герман Греф так и прогнозирует — нас ждет революция в госуправлении. Все, говорит Греф, нужно переводить в «цифру», а старые системы ломать. Чтобы в государственных органах сидели инноваторы, которых сейчас нет, и «каждый день думали, как построить новую модель государственного управления». Все правильно, надо только не забыть разобраться — будут ли эти инноваторы тоже госслужащими или нет.

и каждый день думали, как построить новую модель государственного управления

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/society/25/09/2019/5d8b31fa9a7947c721902c91

Сейчас российские чиновники, вопреки стереотипам, работают достаточно много, и — если верить тому же Росстату — за не такие уж большие деньги. Вот где у них все в порядке, так это в Туркменистане: там недавно страна шесть дней отмечала выход новой книги президента Гурбангулы Бердымухамедова о породе собак «туркменский алабай». На протяжении этого времени шли торжественные презентации с участием членов  правительства, сотрудников министерств и ведомств, региональных и районных чиновников, депутатов и прочих уважаемых людей. Что говорит, во-первых, о том, что у туркменского президента есть куча свободного времени для творчества — а он выпустил уже около 50 книг, помимо того, что занимается и другими увлекательными вещами вроде сочинения рэпа и сборкой гоночных автомобилей — а во-вторых, о том, что у всех его подчиненных есть время для того, чтобы это творчество внимательно изучать (без этого госслужащему в Туркменистане, думается, не обойтись).

Наш президент пока что не выпустил ни одной книги и не написал ни одной песни — и несомненно, как раз из-за того, что слишком много работает. А вот когда всех чиновников заменят цифровые сервисы, он наконец сможет тоже что-нибудь сочинить. Госаппарату же останется это событие праздновать, и шести дней тут, конечно, будет мало.

 

Возврат к списку