Симфония власти и народа звучит глуше
Поделитесь публикацией!

Симфония власти и народа звучит глуше

Иван Сидоров 3 апреля 2019
Симфония власти и народа звучит глуше

Невероятно, но факт — единороссы не смогли победить во втором туре выборов губернаторов. В минувшие выходные в Хабаровске у Вячеслава Шпорта (ЕдРо) — 27,97%, у Сергея Фургала (ЛДПР) — 69,57%. Во Владимирской области Светлана Орлова (ЕдРо) набрала 37,46%, а Владимир Сипягин (ЛДПР) — 57,03%. Неделей раньше бомба взорвалась в Приморском крае, где единоросс Андрей Тарасенко не смог победить во втором туре кандидата от КПРФ Андрея Ищенко. Краевая власть по старой памяти попыталась было обеспечить результат вбросами и переписыванием протоколов во время подсчета, но была остановлена Центризбиркомом. Чтобы минимизировать скандал и не вытаскивать на свет организаторов нарушений, ЦИК решил попросту отменить выборы и назначить новые — на тот момент еще была уверенность в том, что в Приморье имеет место случайность, с которой как-нибудь разберутся.

Буквально через год выборы пройдут в Петербурге и Ленинградской области. И прямо сейчас потенциальным участникам нужно внимательно смотреть на то, как меняются правила привычной игры.

Во всех четырех регионах, где пришлось назначать второй тур, кандидаты от партии власти старались выбраться из тупика по-разному. В Приморье, как уже говорилось, в порядке форс-мажора попробовали «классические» приемы. В Хабаровском крае Вячеслав Шпорт публично предложил своему оппоненту должность своего первого заместителя — и тот, кстати, согласился, очевидно, выбрав синицу в руке. Во Владимирской области оппозиционному депутату Сипягину предлагали кресло вице-спикера, а Светлана Орлова пошла выбивать из избирателей слезу, записав видеообращение с раскаянием за совершенные ошибки. В Хакасии единоросс Зимин придумал создать должность председателя правительства республики, чтобы он разделял полномочия с губернатором.

Ничего не помогло. Зимину вообще пришлось сняться с выборов почти сразу после своей инициативы — видимо, верховная власть расценила ее как слишком паническую капитуляцию. Из-за этого второй тур в Хакасии пришлось отложить еще на неделю.

Причины поражения в целом принято объяснять социальной напряженностью из-за пенсионной реформы; кроме губернаторских, «Единая Россия» уступила КПРФ 9 сентября и на парламентских выборах в трех регионах, и еще на десятке выборов уровня городов и районов. И этот протест был как бы официально признан властью — его просто невозможно было объявить, как обычно, блажью маргиналов, падких на заморские подачки.

Никто не ждал, что концепция «честных выборов», с которой Кремль носился последние три года, окажется такой уязвимой.

Вся идея была в том, чтобы нежелательные кандидаты отсекались на стадии полностью управляемого муниципального фильтра. Тогда на выборы попадали бы только «претенденты номер один» и набор малоизвестных технических кандидатов, за которых, как предполагалось, решится проголосовать разве что особо свихнутый на политике избиратель. Протеста со стороны КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» не могло быть ввиду их полной лояльности к президенту и зависимости от Кремля.

Нужда в фальсификациях — по крайней мере, крупных — попросту отпадала. Но их роль явно недооценивалась. Мысль о том, что без них единоросс может проиграть даже техническому кандидату, никому не приходила в голову. Купировать негативный эффект от пенсионной реформы просто не успели.

Это, впрочем, не объясняет, почему никаких проблем не возникло в остальных регионах, где проходили выборы. Велик соблазн списать все на местный колорит и недоработки отдельных персонажей. Хотя ничего сверхъестественного они не начудили, вели себя по общему шаблону, но в этом, возможно, и было дело: не до конца, стало быть, шаблонной стала Россия, и это сюрприз.

Зубную пасту обратно в тюбик не засунешь — Кремль показал, что он не всесилен, его можно застать врасплох. Где еще не сработает шаблон, неизвестно, так что теперь для выборов нужно писать новые правила. Муниципальный фильтр, очевидно, нуждается в отмене либо пересмотре, раз он все равно не исполняет свою функцию и, более того, может привести к власти человека, прошедшего отрицательный отбор.

Условия договоров с партиями парламентского меньшинства также надо пересматривать. Непонятно, с кем и как договариваться, если контрагент может нарушить договор даже вопреки собственному желанию, как Сергей Фургал.

Возможно, будет достаточно ужесточить правила допуска во второй тур, может быть, даже вообще его отменить. Но любое подобное действие будет воспринято как паника, и к тому же не факт, что это поможет. В Хакасии и Хабаровском крае единороссы и в первом туре уступили.

Ключевой месседж, который нужно ждать от власти в ближайшие месяцы, — это ответ на вопрос, готова ли она в принципе по-настоящему поделиться властью, признать, что полномочия можно получить не только из рук Кремля.

В этом случае следует ждать перекройки политической системы, так как делиться полномочиями с сегодняшними големами власть вряд ли согласится. Но если уж открывать шлюзы, то лучше все-таки создать для них какой-то накопитель положительного отбора.

Неуправляемый регион, конфликтующий с центром, — это перечеркивание всех 18 лет Владимира Путина, но и конфликт центра с собственными гражданами — тоже. Симфония власти и народа уже нарушена, а на нее и была вся ставка.

Если в Кремле решат, что контроль над выборами нужно восстанавливать любой ценой, но без скандалов, нужно ждать другой реформы. Например, такой, после которой пост губернатора потеряет прежнее значение, как это было с мэрами городов; а реальные рычаги управления будут переданы каким-нибудь полпредам. Внутреннюю политику тогда придется еще сильнее консолидировать, и делать это быстро, пока массы не задали себе вопроса: если губернаторы и депутаты, оказывается, избирались лишь благодаря фальсификациям, то у нас что, вся власть... ненастоящая?

От новоизбранных «технических» губернаторов тоже ждут ответов. Кому они будут более лояльны: Москве или собственным избирателям? Опыт говорит, что Москве, но и выдвинуть другие условия для торга они тоже способны. С оскудением федерального бюджета истончается и привычный пряник. Что касается кнута, то и компенсация поражения вводом усиленного силового управления, и демонстративная покорность губернатора тоже могут вызвать лавину народного недовольства.

В любом случае через год власть к выборам будет подходить с большей опаской и тщательностью, а оппозиция — с большим воодушевлением.

Обозреватель «Делового Петербурга» — специально для «НП».

Возврат к списку