Сергей Федоринов: «Мы вступаем в эпоху глобального расSHARения»
Поделитесь публикацией!

Сергей Федоринов: «Мы вступаем в эпоху глобального расSHARения»

Сергей Федоринов: «Мы вступаем в эпоху глобального расSHARения»

В основе шеринг-модели — потребление без единоличного владения, доступ к товарам и ресурсам без права частной собственности на них. По прогнозам аналитиков, уже к 2025 году она будет приносить глобальный доход до 335 млрд. долларов США. Начало новой эры положило развитие интернет-технологий, социальных сетей и платформ для общения. Вместо продавцов и покупателей — поставщики и пользователи, вместо рынков — сети, вместо владения — доступ, вместо гипер-потребления — рациональное использования и экономия. Совместное потребление исходит из того, что лучше платить за временный доступ к благам, чем владеть ими. Специальные он-лайн площадки соединяют тех, кто владеет ресурсом, с теми, кто в нем нуждается. Это модель «P2P» — от человека к человеку.

Шеринг — это не новая история. Те же библиотеки, когда-то популярный прокат коньков, комиссионки и коммунальная кухня имеют много общего с философией шеринга. Пойдем  еще дольше — в каменный век, где тоже можно найти про-основу шеринового взаимодействия — коллективное пользование орудиями труда. Современные этапы шеринг-экономики — это second hand и буккроссинг, torrent sharing (шеринг фильмов, музыки и любых файлов), Uber (объединение онлайн и офлайн: шеринг домов, офисов и транспорта), social sharing (обмен социальными статусами: владение дорогой машиной и домом перестает быть жизненной целью, а комфорт можно взять в аренду нажатием  кнопки в мобильном приложении). Сейчас наступила эра Сonscious sharing, когда происходит размывание социальных статусов и ценностных ориентиров, что влечет трансформацию сознания — мы выбираем модель потребления, где осознанно исключаются посредники, B2C вместо C2C.

Вещизму нет, мобильности да

В Uber посчитали, что при покупке автомобиля — одного из самых дорогих приобретений в жизни среднестатистического пользователя — эффективность использования низкая: только 4% времени, а все остальное — простой. К тому же владелец несет постоянные расходы на страховку, бензин, техобслуживание, ремонт, хранение, парковку. Возникает вопрос: зачем владеть автомобилем, если можно доехать на нем в пункт назначения за разумные деньги, не тратя на покупку миллионы? Стремление подчеркнуть дорогостоящей покупкой статус уступает место рациональности и мобильности. Новое поколение лучше считает деньги и не зациклено на вещах.  Они понимают, что владение привязывает и ограничивает, а потребление дает свободу и доступ к тем же самым благам.  За небольшие деньги.  Здесь и сейчас. Без пожизненного накопления и долгого ожидания.

И такой подход во всем — от покупки недвижимости до работы и зарабатывания на жизнь. Среди наиболее известных  платформ совместного потребления  Airbnb. Она становится крупнейшим  гостиничным  сервисом  в мире, даже не вкладывая в строительство зданий, в то время как модели Uber-типа заменяют традиционные услуги такси в городах по всему миру. Расширение сфер шеринг-экономики дало старт другим аналогичным платформам таким, как Couchsurfing, Lyft, TaskRabbit, LiquidSpace и Rent the Runway. Например, на платформе Feastly гурманы могут отведать авторские блюда от известных шеф-поваров, которые готовят их вне ресторанов в качестве хобби, а EatWith дает возможность пригласить других пользователей на ужин или пойти  к ним в гости самому. Китайская платформа Sharing E Umbrella  предлагает в поминутную аренду обычных зонтов, а немецкая Conjoule — излишки электроэнергии от собственников солнечных батарей и ветряков.

Дырка в стене или дрель?

Что дает шеринг? Во-первых, экономию денег. Стимулом для развития этого типа модели стал мировой финансовый  кризис 2008 года. По данным западных исследований,  население с низким уровнем дохода, особенно молодежь и пенсионеры, уже получило выгоду от более низких затрат на транспорт и гостиничный бизнес. Аналогичным образом Airbnb стимулировал расходы своих клиентов за пределами типичных гостиничных районов, что способствовало развитию туризма в новых локациях.

Во-вторых, возможность дополнительного заработка. Интересно, что изначально идея шеринга началась с элитного сегмента. Владельцы-новаторы дорогой недвижимости посчитали, что единолично владеть всем дорого и предложили сдавать в аренду. Так появился сервис JetSmarter, позволяющий снять на время частный самолет. Одним из инвесторов  платформы  стала  королевская семья Саудовской Аравии, которая инвестировала  в стартап около  $105 млн.  В среднем классе  пионером  шеринга стал  Airbnb. Платформа  начала со сдачи в аренду надувных  матрасов в съемной квартире в Сан-Франциско, чтобы компенсировать расходы на арендную плату. Спустя полтора года ее капитализация составила $1 млн и почти столько же пользователей.

В-третьих, ускорение и упрощение  процесса сделки, а также проявление заботы об экологии за счет сокращения объемов ненужных вещей на свалках, снижения вредных выбросов за счет отказа от покупки автомобиля в пользу аренды. По оценке РАЭК, только развитие шеринга велосипедов и самокатов в Москве сократит объем выбросов углекислого газа сразу на 40 тонн в год.

Шеринг по-русски: особенности национальной модели

В России идея шеринга хорошо легла на национальную почву, подготовленную «коммунальной» историей и традициями общинного уклада.  Прижились и получили наибольшее развитие, по данным РАЭК и ТИАР-Центра, такие виды  шеринговых платформ как продажи, аренда и обмен вещей (72% шеринг-рынка), онлайн-биржи фрилансеров (19%), сервисы совместных поездок (карпулинг) и каршеринг (совокупно 5%), а также краткосрочная аренда жилья (2%). А общая емкость российского сегмента достигла 511 млрд рублей.

Хорошей иллюстрацией готовности к шерингу стал арендный бум накануне Чемпионата мира по футболу, когда гостиничный сектор в Петербурге и Москве показал свою негибкость — сначала отели задрали цены, потом номера в гостиницах быстро закончились. И иностранцы массово селились через шеринговые платформы в обычных квартирах в спальных районах, получая бонусом погружение в российский быт и культуру. Сегодня в России с успехом работают такие сервисы  как BlaBlaCar, «Делимобиль», «Яндекс Такси», Uber, Avito, «Юла» и Rentomania, российский аналог сервиса заданий для пользователей SnapGoods — YouDo.

Основные стимулы развития шеринга в России — стремление россиян экономить и поиск дополнительного заработка. Что интересно, одно из основных опасений операторов шеринга в России — низкий уровень доверия — не оправдалось. Феноменально, но именно шеринговые сервисы  и развивают это самое доверие у нас.  По данным  российского отделения BlaBlaCar,  80% пользователей доверяют человеку с профайлом, у которого есть фотография,  биография и отзывы.  Платформа считает, что через 3-5 лет этот круг доверия расширится, а хорошая репутация станет залогом экономических выгод. Можно будет просто приезжать на место, с помощью смартфона открывать дверь, заходить и заселяться. Оплата будет сниматься с карты. Чем выше пользовательский рейтинг, тем больше будет начисляться вам скидка.

Сегодня пользователи шеринга всего мира понимают, что будущее уже наступило. И мы его сами создаем  через экономику доверия и взаимодействия.

Возврат к списку