«Правосудия нет». Глава из книги Анастасии Шевченко «Нежелательная»
Новый проспект
Мнения

«Правосудия нет». Глава из книги Анастасии Шевченко «Нежелательная»

Прочитано: 891

Фото: Оля Вирич

Соратница Михаила Ходорковского Анастасия Шевченко, которую в начале 2021 года осудили за членство в «нежелательной организации» (4 года условно), снова признана виновной. Жительницу Ростова-на-Дону оштрафовали за то, что она не подала вовремя отчёт о своём руководстве региональным отделением политической партии «Гражданская инициатива». Казус в том, что Шевченко юридически не могла подать тот самый отчёт, находясь под подписками следствия, которые запрещали ей покидать квартиру и пользоваться почтовыми услугами. «Новый проспект» публикует главу из книги Анастасия Шевченко «Нежелательная», которая, по словам автора, весьма созвучна с новостями нынешней осени. Новостями, которые всё чаще касаются любых форм независимости и свободы.

От автора:

«Эта глава — воспоминания из октября 2019 года. Тогда меня едва не арестовали за отсутствие примерно такого же отчета. И я пишу здесь о Мордасове и Сидорове (двое активистов из Ростова-на-Дону, которые были осуждены по статье «организация массовых беспорядков» после проведения пикета. — Прим. «НП»), которые в начале ноября, то есть совсем скоро, выйдут на свободу из тюрьмы. Им Навальный свою премию имени Немцова отдал. И ещё в этой главе я пишу про племянницу Полину, которая тяжело болела. На днях стало известно, что она полностью излечилась от рака. Помогли люди, которые поддерживали меня и жертвовали ей деньги», — пояснила «Новому проспекту» Анастасия.

Фото: Алена Салманова

«Нежелательная». Глава 10. 2019 год

Девятый месяц ареста начался с приговора ростовским мальчишкам Яну Сидорову и Владу Мордасову. Их обвинили в покушении на организацию и участие в массовых беспорядках: 5 ноября 2017 года они вышли на пикет на центральную площадь к правительству Ростовской области, взяв с собой плакаты, листовки и мегафон. После того как они развернули два плаката с надписями «Верните землю ростовским погорельцам» и «Правительство в отставку», их задержали полицейские. 10 ноября 2017 года Следственный комитет РФ возбудил уголовное дело о подготовке массовых беспорядков в Ростове-на-Дону. Доказательствами их вины стала переписка в телеграме. Под пытками полицейские выбили у них признательные показания.

На судебные заседания поддержать ребят и их мам вместо меня ходила Влада. Ей эта история тоже непросто далась, 15 лет ребенку все-таки, но она настаивала, что хочет быть в зале во время оглашения приговора. Влада очень жалела мам ребят, больше даже, чем самих заключенных. Рассказывала, как Марина Мордасова три с половиной часа слушала приговор, не шелохнувшись, не отводя взгляда от сына, как он зачитывал последнее слово, неотрывно глядя на мать. Ребята всегда держались достойно, улыбались в клетке. Конечно, не было никакого преступления, никаких массовых беспорядков. Парням дали 4 года колонии. За два плаката.

Моя мама, узнав о приговоре мальчишкам, сразу загрустила: для нее это означало, что и мне дадут реальный срок. Правосудия нет.

Расслабляться и унывать в начале месяца мне не давал итоговый финансовый отчет кандидата, который предстояло сдать, но банк не хотел закрывать избирательный счет в мое отсутствие. В случае непредоставления отчета грозил штраф до 25 тысяч рублей. Без справки из банка о закрытии счета отчет у моего адвоката, по совместительству доверенного лица, не принимали. В последний день срока сдачи мы сидели вдвоем у меня дома на диване и продумывали в панике варианты. А вариант один — просить у следователя разрешение пойти в банк лично, закрыть счет и получить эту злосчастную справку, но шанс на благополучный исход минимальный. Но следователь неожиданно взял и разрешил, услышав про потенциальное административное дело. Даже не знаю, по какой причине случился такой порыв доброты.

Собравшись за минуту, вооружившись нитками, дыроколом, клеем и вязальным крючком вместо шила, мы помчались в банк. Не без проволочек получили справку и там же на месте сшили финансовый отчет. Адвокат Ковалевич на своем ярко-зеленом мопеде поспешил в избирком сдавать отчет, оставив меня дожидаться новостей на тот случай, если документы опять не примут и нужно будет что-то исправить. Отчет приняли без замечаний.

Мне, как Золушке, нужно было вернуться домой, пока часы не пробьют 17, ну то есть почти как Золушке. Я решила немного пройтись по улице, прежде чем вызывать такси домой. Вызывала я его с телефона мамы, который взяла с собой. Браслет ФСИН я спрятала под узкими джинсами, и ничто не выдавало во мне арестантку — я смешалась с толпой. Стояла замечательная ростовская осень, резко «похолодало» до +16, половина ростовчан всё еще ходила в футболках, другая половина куталась в пальто и шарфы, некоторые дамы уже выгуливали шубки. Я рассматривала деревья: они еще были зеленые, но уже темнели, тускнели, кое-где проступали желтые проплешины. За мной приехал таксист с молодым лицом, седыми волосами и приятной улыбкой. Он почти сразу предложил мне записать его телефон и впредь везде ездить только с ним. Я отказалась, и он перестал улыбаться. Может, стоило ему объяснить, что год назад я бы его номер обязательно сохранила и, возможно, даже позвонила, но сегодня у меня нет телефона, мне нельзя звонить, запрещено выходить из дома? Промолчала: зачем ему чужие проблемы. Мы обсудили погоду, а потом он неожиданно начал петь какую-то жуткую песню про любовь, и эта его открытость, жизнелюбие и отсутствие скованности заставили меня улыбнуться. Я откинула голову на спинку сиденья и даже была счастлива.

Начало октября выдалось для меня не вполне арестным: я пару раз ходила знакомиться с заключениями экспертов, ездила в суд. Решено было в очередной раз подстричься, уж слишком отросли волосы. Неудобно стричь себя сзади, но в этот раз получилось неплохо.

Я очень люблю осень: это время спокойствия, тишины и гармонии. Поэтому, а еще по причине коротких прогулок было как-то хорошо на душе. Я даже разучила «лунную походку», или, как ее называют в профессиональной среде, глайд назад. У следователей в октябре тоже было хорошее настроение: Толмачев, который раньше отводил при встрече глаза, теперь вдруг вежливо со мной болтал, интересовался, как дети. Это было короткое теплое и солнечное бабье лето моего ареста.

13 октября я узнала о том, что моя двухлетняя племянница Полинка, дочь двоюродной сестры Ксении, больна раком. Надо было как-то помогать, собирать деньги, утешать тетю и сестру, но я связана по рукам и ногам. Накатила беспомощность и слабость, как после удара. Три дня я не могла заставить себя встать с дивана, просто не было сил, интереса к жизни. Провожала детей в школу и помогала им с уроками на автомате. Я даже немного испугалась, что это и есть депрессия, догнала меня спустя девять месяцев, а я не знаю, как с ней бороться. Полинке надо было помогать, у нее обнаружили саркому, это поважнее всего остального, поэтому с дивана я себя за уши вытащила. Открыли карту для сбора денег на имя моей мамы, Влада распространяла информацию в соцсетях, я контролировала, чтобы она ежедневно отправляла моей сестре отчеты о поступлении денег. Сбор шел медленно, но количество переводов не уменьшалось, что внушало оптимизм. Моя семья и все наши родственники, конечно, переводили по максимуму, потому что во что бы то ни стало надо спасти кроху.

Суд о продлении меры пресечения на этом фоне прошел для меня незаметно. Второй раз подряд заседание вела судья Снежана Федорова, женщина, от которой веет холодом. Запомнилось только, как уверенно следователь Кучин, а за ним и прокурор, и судья произнесли фразу «Я не считаю необходимым разрешать участковому врачу посещать несовершеннолетних детей Шевченко». Такое можно сказать, только вообще не имея сердца. Эти люди в погонах и мантиях напоминают мне хомячков, которые бегут в своем колесе, не замечая никого и ничего вокруг, жуют заслуженные зернышки, а потом снова в колесо и перебирать лапками. Арест продлили до 20 декабря, то есть до 11 месяцев.

На заседание пришли мои друзья. Говорить с ними нельзя, но просто стоять рядом без слов так уютно. Они болтают о всяких новостях, о фильмах, вроде бы между собой, но я-то понимаю, что это всё для меня.

Судебное заседание у меня, как и раньше, проходило в один день с продлением меры пресечения у замгубернатора Сидаша, обвиняемого в хищении средств из бюджета. Но кое-что поменялось: чиновнику разрешили прогуляться в суд самому, пешком, без инспектора. А меня доставили на служебной машине ФСИН. Это вызвало недоумение даже у сотрудников ФСИН, а мне оставалось только улыбаться.

Мне исполнилось сорок. Я не очень люблю свой день рождения. Просыпаешься утром, и вроде обычный день, но семья спросонья спешит тебя поздравить, и всем становится как-то неловко. А тут еще и сорок, и под арестом. Мне хотелось, чтобы этот день прошел как можно незаметнее, но не вышло. Друзья устроили флешмоб с поздравлениями в фейсбуке, Влада мне весь день их умиленно читала. Конечно, приехала Наталья Крайнова с подарками и цветами, записавшая для меня еще поздравлений на видео. Леша Прянишников прислал букет из Томска, незнакомые ребята из Питера прислали торт, вечером Коля Шатунов привез испеченные им самим пирожные, а напротив моего окна появился плакат «С днем рождения! Мы с тобой!» Я не могла никого поблагодарить, ответить, поэтому казалось, что я умерла и молча наблюдаю за всем со стороны.

Вечером мы узнали, что на счет клиники в Израиле, в которой лечится от рака моя племянница Полинка, поступило $ 30 тыс. от пожелавшего остаться неизвестным человека. Я прекрасно понимаю, кто этот человек, и буду благодарна ему всю жизнь. Лишь бы только Полина смогла жить.

25 октября состоялось заседание по апелляционной жалобе на продление домашнего ареста. Перед выходом из квартиры я обнаружила, что моего паспорта нет на привычном месте. Впопыхах схватила права. Мы смеялись с Владой, мол, как можно потерять что-то, не выходя из дома. Судили меня снова в один день с заместителем губернатора, на этот раз даже в одном зале и в одно время по расписанию. А сразу после нас продлевали меру пресечения бывшему мэру города Зверево, где находится интернат моей Алины, Зюзину.

В этот раз мою судьбу решала Мельникова Александра Николаевна, женщина в годах, с пучком на затылке, без грамма косметики. Я поняла, почему мне не нравится, когда меня судят женщины: они зачем-то с большим участием расспрашивают меня о семье и проблемах, делают вид, что им не всё равно, кивают в ответ или с сочувствием покачивают головой, дают надежду, а потом сухо зачитывают решение отказать, жалобу оставить без удовлетворения. Так и в этот раз. Очередной неприятный суд, снова ощущение, что ты испачкалась, и огромное желание убежать домой и спрятаться. Судьи мужчины не разыгрывают для меня драматических спектаклей, просто отказывают, не изображая сочувствия. Мне так легче.

Через пару дней Влада улетела в Москву: ее пригласили в Сахаровский центр на круглый стол ко Дню памяти жертв политических репрессий. Она очень боялась выступать, несмотря на то что уже читала речь в Бонне, а публики в этот раз было меньше и всё не так официально, но страх было не унять. Я переживала за нее. Ради этого мероприятия пришлось отменить ее поездку с классом в Адыгею. Мы с ней поговорили и решили, что московский круглый стол важнее. В итоге Влада, как всегда, справилась на отлично, волнение чувствовалось, но это не мешало, речь звучала искренне и трогательно. Эта поездка каким-то образом нас сблизила, мы стали еще роднее, еще бережнее друг к другу. С сыном Мишкой наоборот: он стремительно взрослеет, задает абсолютно взрослые вопросы, ставя меня в тупик, больше не достает игрушки, реже обнимается со мной, иногда забывает сказать свое «особенное спокойной ночи». Но меня это совершенно не огорчает: он и так слишком сильно ко мне привязан, и пора взрослеть. Так ему легче будет пережить долгую разлуку со мной.

обратите внимание!
оппозиция арест книги
Читайте также по теме
Басманный суд Москвы вечером 22 апреля заключил под стражу оппозиционного политика Владимира Кара-Мурзу по подозрению в распространении заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил РФ. Об этом в пятницу сообщает корреспондент Интерфакса из зала суда.
20 апреля будет оглашен приговор по делу оппозиционера Максима Резника. Из-за этого уголовного дела политик сначала не смог принять участие в выборах, а теперь может оказаться в колонии-поселении на год.
19.04.2022
Лидер псковского «Яблока» Лев Шлосберг получил штраф в 32 тысячи рублей по статье 20.3.3 КоАП РФ («Публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ…»). Его супруга получила наказание в виде 30 тысяч штрафа за фотографии в украинской вышиванке.
18.04.2022

В Петербурге СК возбудил уголовное дело из-за видео в заблокированной соцсети. На кадрах двое целуются на фоне храма
26.04.2022
Нидерланды прекратили выдавать россиянам туристические визы
26.04.2022
Смольный выбрал день, когда по Неве пройдет корабль с красными парусами
26.04.2022
Путин встретился с генсеком ООН за тем же длинным столом, что и с Макроном
26.04.2022
Россия прекратила поставки газа в Польшу
26.04.2022
Президенты Молдовы и Приднестровья не сошлись в оценке природы взрывов двух вышек
26.04.2022
HeadHunter: у 14% сотрудников из петербургских компаний до конца года уменьшатся зарплаты
26.04.2022
Гей-пропаганда обошлась TikTok в 2 млн рублей
26.04.2022
Россию лишили права принять чемпионат мира по хоккею 2023 года
26.04.2022
В России завели первое уголовное дело на депутатов из-за "фейков" о войне
26.04.2022
Польша отказалась платить за российский газ в рублях
26.04.2022
Суд назначил первый штраф за неудаление информации на "Википедии" о действиях российских военных на Украине
26.04.2022
Все магазины OBI откроются до конца майских праздников
26.04.2022
Аналитики спрогнозировали восстановление экономики России после санкций за 10 лет
26.04.2022
Путин наградил званием "Героя России" депутата Делимханова
26.04.2022
Valio заявил о продаже российского производства. Покупатель специализируется на колбасе
26.04.2022
Петербург сохранил лидерство по числу выявленных случаев коронавируса за сутки. По стране резкий рост госпитализаций
26.04.2022
Еще два взрыва в Приднестровье. Взорваны антенны, которые транслировали российское радио
26.04.2022
В Москве обыски в муниципальном совете. Накануне там критиковали "спецоперацию"
26.04.2022
В России могут отменить прямые выборы губернаторов
26.04.2022
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки