«Пока что вариант мягкий»
Новый проспект
Мнения

«Пока что вариант мягкий»

Прочитано: 319
«Пока что вариант мягкий»

Контролируемое банкротство на протяжении всего существования института несостоятельности в России было практически нормой и такое положение дел значительно искажало сам смысл этого института – вместо конкурентного распределения дефицитных активов мы видели их вывод в пользу контролируемых самим же должником лиц. Поэтому последние тренды применения к аффилированным кредиторам повышенных требований при доказывании обоснованности долга («субординация» в узком смысле) свидетельствуют о смене парадигмы, но, как и любая новация, создают порой весьма неприятные правовые ситуации.

Субординация появилась в российской правоприменительной практике как весьма гибкий инструмент противодействия недобросовестным кредиторам, а для ее применения не потребовались даже изменения законодательства – все нужные нормы нашлись в Законе о банкротстве и Гражданском кодексе.

Я понимаю субординацию в широком смысле и вижу, что суды сейчас применяют две ее разновидности. Собственно, субординация, когда суд признает обстоятельства образования долга мнимыми, прикрывающими корпоративные отношения, и исключает кредитора из очереди. А также некая квазисубординация, когда кредитор лишается права заявлять СРО и выдвигать арбитражного управляющего без понижения его требований в очереди. 

Кроме того, в появившемся в сети проекте Обзора практики ВС РФ, применительно к требованиям контролирующих лиц используются формулировки «не подлежат включению в реестр» и «понижаются в очередности» (без, кажется, разъяснения различий), что позволяет предположить о наличии такой (неизвестной пока практике) разновидности субординации, когда требование аффилированного кредитора понижается в очереди только по отношению к аналогичным требованиям независимых кредиторов с помещением его между основным долгом и неустойками.

Упомянутая гибкость этого инструмента сегодня является одновременно и его достоинством, и его недостатком.

Очевидно, что все проявления контролируемого банкротства в самых недобросовестных его проявлениях заслуживают безоговорочного купирования. Но мы видим также и ситуации, когда владелец бизнеса не скрывал свое участие, предпринимал попытки санации, о которых было известно кредиторам, но не смог реализовать план выхода из кризиса по объективным причинам – причины для понижения его в очередности, на мой взгляд, здесь не так очевидны, либо вовсе отсутствуют.

Здесь стоит вспомнить про две модели субординации, о применении одной из которых в России сейчас ведется активная полемика. Сторонники жесткой модели считают, что при любом обоснованном подозрении в связанности кредитора с должником следует признавать требования корпоративными, не оценивая условия, мотивы и цели такой связанности. Мягкая модель подразумевает исследование обстоятельств образования долга и допускает возможность его конкуренции с независимыми кредиторами при отсутствии недобросовестности.

На мой взгляд, из двух сценариев применения этого инструмента суды чаще склоняются к мягкой модели, для которой характерен справедливый и избирательный подход, учет всех обстоятельств появления долга и его конкурентоспособности по отношению к другим требованиям. Польза от такого подхода налицо: он дает собственникам понять, что их денежные вливания в собственный бизнес с реальной целью его санации все-таки имеют шанс на возврат в случае банкротства этого бизнеса. Соответственно, этот подход стимулирует бенефициаров компаний к таким санирующим вмешательствам. 

Однако, в сообществе обсуждается проблема такого подхода, которая заключается в сложности определения критериев субординации.

Коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ, очевидный трендсеттер, пока не сформировала единого подхода к применению субординации, выражаемого какой-либо определенной формулой. Всем известна полярная практика 2015-2019 годов, когда в делах Обществ «Агентство Норильск Авиа Сервис» и «Анкор-Девелопмент» коллегия критикует нижестоящие суды, субординировавшие долг, а в делах «Нефтегазмаш-Технологии» и банка «БФГ-Кредит», напротив, видит признаки субординации.

Окружной арбитражный суд Северо-Западного региона также не занимает категоричную позицию в этом вопросе. В октябре 2019 в деле о банкротстве Общества «АП «Гранит» кассационный суд пришел к выводу, что аффилированный кредитор не обосновал разумность своих действий, передав связанному с ним должнику в аренду земельный участок, потребность в использовании которого последним не была очевидна (должник занимался оптовой торговлей), а также не предприняв попыток взыскать арендную плату до начала процедуры банкротства.

Месяц спустя, в ноябре, в деле о банкротстве Общества «Юлмарт» тем же судебным составом кассации требование акционера Дмитрия Костыгина, исполнившего часть обязательств должника перед банком, было включено в реестр, потому что исполнение было произведено за счет его собственных средств, источником которых не являлась принадлежащая ему компания, при этом, обладая 25% компании, заявитель не имел над ней единоличного контроля. 

По всей видимости, единственным критерием, который сейчас используется судами, выступает рациональное ожидаемое поведение осмотрительного участника гражданского оборота, учитывающего права другой стороны (пункты 3 и 4 ГК РФ, пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 №25). Такая оценка, без сомнений, доступна каждому профессиональному участнику этих отношений – любой из присутствующих здесь, основываясь на своем опыте и известной практике, может безошибочно определить кредитора, как (не-) добросовестного. Если к такому подходу добавить повышенный стандарт доказывания при опровержении предполагаемой недобросовестности связанного кредитора, то, вроде бы, формула субординации приобретает очертания.

Этой формуле в разных случаях будут присущи ключевые слова и фразы, которые мы видим в тексте каждого из упомянутых судебных актов («экономически оправданная цель предоставления займа», «совершение сделки без учета интересов кредиторов», «организация искусственного оборота денежных средств», «наличие разумных сомнений в наличии или размере долга» и так далее), но все они характеризуют отклонение или, напротив, соответствие стандартам оборота и разумному поведению. 

В завершение и в защиту мягкой модели предположу, что субординация - это некая форма ответственности за недобросовестность, а значит, ее применение должно быть обусловлено наличием в действиях кредитора признаков неправомерности, негативных последствий таких действий и связи между ними.

Мне кажется, Высший арбитражный суд РФ успел вселить в систему экономического правосудия смелость в правоприменении и толковании норм, поэтому судье, на мой взгляд, не нужен некий стандартный, по Дугласу Адамсу, ответ на «главный вопрос жизни, вселенной и вообще», чтобы объективно оценить действия участников отношений несостоятельности.

Сбербанк банкротство субординация аффилированный кредитор Олег Самсонов
Обсудить
Другие статьи авторов Читайте также по теме
Машиностроительный завод «Арсенал» не оставляет надежду обанкротить предприятие «Пелла». Новые требования кредитора к судостроителю составляют 241,6 млн рублей.
Крупнейший российский рыбопромышленный холдинг «Норебо» ведет переговоры о покупке судостроительного завода «Пелла» в Ленобласти. Сделка, скорее всего, будет безденежная.
Молочные хозяйства Ленобласти, ранее принадлежавшие холдингу «Фаэтон», выходят из банкротства. После освобождения от долгов собственник опять попытается продать активы, считают эксперты.

На строительство нового терминала в Пулково привлекут более 40 млрд рублей
16.10.2021
Всех, кто приезжает в Финляндию, будут тестировать на ковид дважды
16.10.2021
Электросамокаты и гироскутеры поедут по новым правилам
16.10.2021
Ночью на МКС из-за сбоя в системе сработала сирена. Киноэкипаж вернется на Землю завтра
16.10.2021
С 16 октября Тунис отменяет карантин для туристов
15.10.2021
ЦДС построит 77 тыс. м2 жилья в Мурино
15.10.2021
У представителей бизнеса спрос на отели в Петербурге почти вернулся на уровень 2019 года
15.10.2021
В реестре иноагентов Минюста появились юрлица-издатели Росбалта* и Репаблик*
15.10.2021
Италия может признать российскую вакцину от ковида
15.10.2021
IKEA предупредила о дефиците продукции
15.10.2021
Где в Москве арендовать самое дешевое жилье
15.10.2021
Патриот-реконструктор Бараненко арестован: ему грозит до шести лет лишения свободы
15.10.2021
Герой «Фото недели» Александра Петросяна камерунец Зомо пропал на белорусско-польской границе
15.10.2021
В Петербурге добровольцы получили первую дозу новой вакцины от коронавируса "Бетувакс"
15.10.2021
Яндекс начал маркировать сообщения СМИ, признанных иностранными агентами
15.10.2021
Федеральные компании заняли свою нишу на машиностроительном рынке Татарстана
15.10.2021
Табачный гигант "Филип Моррис" закрывает фабрику в Краснодаре
15.10.2021
Биткойн-биржа Coinbase создает NFT-маркетплейс
15.10.2021
Члены СПЧ предлагают изменения в закон об иностранных агентах
15.10.2021
В Петербурге отменили культурный форум
15.10.2021
Консорциум «ОБЪЕДИНЕННЫЙ ПРОМЫШЛЕННЫЙ КОМПЛЕКС» подписал соглашение о партнерстве с АО «Центр технологий судостроения и судоремонта»
15.10.2021
Водэн
VEREN
RBI
Строительный трест
InveStoreClub
РосСтройИнвест
РКС
Решение
Прайм Эдвайс
Питер
Петрополь
Петромир
Pen&Paper
Neva Coffee
Первая мебельная
Пепелаев
RRT
Colliers
Ильюшихин
Илоранта
Календарь событий

Метки