Няньки и мамки: фигур на выборах в Петербурге становится всё больше
Поделитесь публикацией!

Няньки и мамки: фигур на выборах в Петербурге становится всё больше

Няньки и мамки: фигур на выборах в Петербурге становится всё больше

«Я готова участвовать в выборах, готова к честной конкурентной борьбе. У меня есть уверенность, что в случае победы я смогу эффективно руководить таким крупным мегаполисом. Даже в том чрезвычайно сложном состоянии, в котором город сейчас оказался», — говорится в заявлении политика.

В 2014 году Оксана Дмитриева уже пыталась составить конкуренцию на выборах главы города Георгию Полтавченко. Однако не получилось. Дмитриева не прошла муниципальный фильтр, собрав лишь 111 подписей из необходимых 156. По сценарию тех выборов Полтавченко избирался в окружении безопасных, «технических» кандидатов.

За пять лет изменилось всё. Оксана Дмитриева теперь не депутат Госдумы от «Справедливой России», а депутат ЗС Петербурга от «Партии роста»; руководит городом не Георгий Полтавченко, а Александр Беглов; среди муниципальных депутатов практически не осталось независимых от «Единой России».

Неизменной осталась претензия Дмитриевой на то, чтобы стать единым кандидатом от оппозиции: она утверждает, что именно у нее «по всем опросам самые высокие рейтинги и самые высокие шансы из представителей оппозиции на победу», и рассуждает о том, что оппозиция, если она хочет добиться реальной смены власти, должна ставить на самого сильного кандидата.

Объявление о выдвижении на этот раз выглядит не таким логичным, как в 2014 году.

С Александром Бегловым у Оксаны Дмитриевой сложились куда более рабочие отношения, чем с его предшественником. Дмитриеву регулярно приглашают на заседания городского правительства, выслушивают ее мнение. Градоначальник дарил ей цветы на день рождения и даже решил сделать экспертом по вопросам благоустройства. Депутат в свою очередь долго воздерживалась от критики Смольного за плохую уборку снега и отмежевалась от коллеги по фракции Максима Резника, когда он пошел судиться с Бегловым.

Примечательно, однако, что объявление о выдвижении Дмитриевой хронологически последовало после визита в Петербург начальника управления внутренней политики администрации президента РФ Андрея Ярина. В начале недели Ярин начал проводить встречи с главами петербургских районов и муниципалитетов — о чем конкретно шла речь в этих беседах, неизвестно, собеседуемые деталей не раскрывают, но в сеть попали указания, будто бы спущенные муниципалам через районные администрации. В них предписывалось доложить детали политической обстановки в округе и «политическую бухгалтерию». Во встречах также участвовали спикер ЗС Вячеслав Макаров и вице-губернатор Любовь Совершаева.

До этого в Петербурге несколько раз замечали коллегу Ярина, начальника управления АП по обеспечению деятельности Госсовета Александра Харичева, а также его зама Бориса Раппопорта. В этот же период в Петербурге развили бурную активность политтехнологи из структур, якобы связанных с предпринимателем неоднозначной репутации Евгением Пригожиным, с одной стороны; оппозиционеры — с другой стороны; и спикер ЗС, лидер «Единой России» в городе Вячеслав Макаров — с третьей. В Петербург даже прибыл начинать «муниципальную войну» Алексей Навальный (и тут же влип в неприятную историю, будучи заподозренным в переговорах как раз с Пригожиным), а депутат Максим Резник поставил в очень неудобное положение самого Беглова, заставив его бежать из Мариинского дворца. Градоначальник вообще начал попадать из одного медиаскандала в другой практически без пауз.

Сам по себе факт попыток чиновников управлять выборами мало кого может удивить.

Но большой резонанс вызвало личное участие столь высокопоставленных чиновников в выборах низового уровня.

Конечно, Андрей Ярин как экс-подчиненный Александра Беглова (он работал у него начальником аппарата в администрации президента, а затем заместителем по внутренней политике в полпредстве в ЦФО) мог просто принять близко к сердцу проблемы бывшего шефа и захотеть помочь. Но, учитывая уровень скандальности, который приобрела в Петербурге подготовка Беглова к выборам, такое вмешательство было расценено наблюдателями однозначно как желание Кремля вернуть в русло приличий вконец разболтавшуюся кампанию.

Поможет или нет — вопрос. И Ярина, и Харичева Кремль отправлял в помощь перед вторыми турами в те регионы, где в сентябре партия власти проигрывала. Андрей Ярин, к примеру, посещал Владимирскую область и, наверное, тоже проводил там какие-то встречи и инструктажи. Что не помешало Светлане Орловой с треском проиграть Владимиру Сипягину от ЛДПР. За выборы в Петербурге с кремлевских администраторов, очевидно, спрос будет особенный, и действовать им нужно наверняка. Только вот как будет «наверняка», никто не понимает.

Энергичные демарши Максима Резника де-факто делали из него претендента в кандидаты от оппозиции, хотя сам он и не подтверждал такие планы. Сценарий условно конкурентных выборов, в котором кандидат от власти побеждает оппозиционера (по образцу выборов мэра Москвы-2013), вполне можно было себе представить, учитывая поражения партии власти на губернаторских выборах в сентябре 2018 года в четырех регионах — Приморском и Хабаровском краях, Владимирской области и Хакасии, — и Резник в этой конструкции смотрелся бы вполне органично.

Оксана Дмитриева для власти выглядит чуть более приемлемым оппонентом, чем Максим Резник: она всё-таки не настолько радикальна, и она не маргинальна. Впрочем, подарком её тоже не назовешь. Дмитриева вовсе не ноунейм, считается, что она по-прежнему способна претендовать на значительный процент голосов, а то и на второй тур (поэтому, кстати, теоретическое снятие Дмитриевой своей кандидатуры в пользу какого-то другого кандидата тоже считается ценным ресурсом). Проверить это можно только на выборах: никакой публичной социологии по выборам в городе нет, и любые упоминания о рейтингах являются неверифицируемыми спекуляциями. На гипотетически низкий рейтинг Беглова указывает только факт повышенного внимания Кремля к кампании.

Но Андрей Ярин слывет, скорее, сторонником «стандартной схемы», то есть максимального засушивания кампании с минимальным количеством «технических» кандидатов и мобилизацией админресурса. По такому сценарию проходили в последние годы все выборы глав субъектов РФ, и в целом, за вычетом этих четырех провальных регионов, он во всех других случаях всё же был успешен.

Существует ли прямая связь между визитом Ярина и выдвижением Дмитриевой, утверждать сложно.

В принципе в «стандартной схеме» Дмитриевой точно так же нет места, как и Резнику, и Борису Вишневскому от «Яблока», и известному журналисту Максиму Шевченко, поэтому вряд ли можно сказать, что она-де просто выбрана как более подходящий кандидат. Наоборот,  можно предположить, что это контригра тех, кто не согласен с копированием выборов-2014 и считает, что конкуренция — хороший способ повысить явку. Чем больше в Петербурге появляется статусных претендентов на фоне неудачных телодвижений Александра Беглова, тем неудобней будет «сушить» выборы.

Зато о косвенной связи можно говорить уверенно: сама по себе атмосфера неопределенности со сценарием выборов, да и с фигурой «кандидата номер один», естественно, подталкивает амбициозного политика к включению в игру. Теперь «фактор Дмитриевой» придётся учитывать и власти, и оппозиции. Сама она вполне трезво говорит о том, что «иначе, как из рук власти, подписи муниципальных депутатов для прохождения муниципального фильтра получить невозможно». Другое дело, что на контроль над муниципалами, а значит, над фильтром сейчас претендуют и Вячеслав Макаров, и Смольный, и вот теперь ещё и администрация президента. Совсем не факт, что их цели полностью совпадают.

Возврат к списку