Новая вертикаль. Можно ли управлять страной из одного кабинета
Добавьте нас в Избранное в Яндекс Новостях
Поделитесь публикацией!

Новая вертикаль. Можно ли управлять страной из одного кабинета

Новая вертикаль. Можно ли управлять страной из одного кабинета

В Петербурге появляется Центр управления — новая структура связи с гражданами в обход губернатора, замыкающаяся на федеральный центр. Смольный в свою очередь начинает прессовать муниципалов города, оставляя все меньше свободы действий на местах.

В Петербурге создан свой Центр управления полетами — то есть регионом, конечно, хотя по инерции назвать его всё время хочется именно так. Смысл, впрочем, примерно такой же — большое помещение, в нем техника, большие экраны, ряды специалистов, специалисты следят за тем, как идут дела в городе, при отклонениях срочно докладывают, проблема решается. Натуральная телеметрия, только социальная.

ЦУРы сейчас создаются во всех регионах — так распорядился президент. Идея в постоянном мониторинге жалоб от граждан в соцсетях. Вот гражданин сфотографировал где-то покосившийся забор или кривой асфальт, нарвался на хамство в присутственном месте, еще что-то подобное, запостил к себе в ленту, а оно не только блогерам на вскрытие попадает (эти-то не упустят, понятное дело, повода), но и специалистам на стол. И сразу колесики вертятся. Так задумано, по крайней мере.

Короче, вертикаль власти приобретает модный цифровой вид. Что еще важно, так это то, что подчиняются ЦУРы не только губернаторам, но  одновременно и полпредствам. То есть Кремлю фактически напрямую, ведь полпред есть непосредственный сотрудник администрации президента. Жаловаться, считай, будем почти что прямо Путину, как это принято говорить, «в один клик».

Этот подход очень симптоматичен. Власть всегда ведь нуждалась в прямой связи с народом, но как-то всегда считалось, что для этого этажи власти и придуманы. Есть проблемы мелкие — с ними к муниципалам, есть посложнее — депутатского уровня, если совсем уж что серьезное, можно и к губернатору обратиться, это сложнее, но вроде как надежнее. А губернатор в свою очередь на всё это как-то реагирует, какие-то меры принимает и отчеты в Москву шлет. Это и есть вертикаль.

Систему обратной связи по-разному поворачивали. В какой-то момент, например, по всей стране насоздавали сетей общественных приемных — Путина, Медведева, «Единой России». Но зачем нормальный человек в цифровую эпоху попрется на другой конец города ждать приема по предварительной записи?

Теперь получается, что Кремль хочет слушать граждан напрямую. Мимо губернаторов и депутатов, мимо единороссов. Потому, видимо, что устал от очковтирательства и собственным же ставленникам в регионах уже не очень доверяет. Это вполне понятно: вот, к примеру, Александр Беглов  рассказывает президенту, что ситуация с коронавирусом в Петербурге «не критическая, хотя и сложная», и это в то время как город выходит  на первое место в стране по всем негативным показателям, включая смертность. А ведь Путин специально  просил губернаторов «не приукрашивать ситуацию».

Сколько смеялись над тем, что Владимир Путин на своих прямых линиях вынужден чуть ли не о починке лопнувших труб лично распоряжаться — ну вот, собственно, теперь эта механика становится базовой, создается параллельная структура управления. Название ведь очень красноречиво — не мониторинговый центр какой-нибудь, а именно Центр управления регионом. Возникает вопрос, а в Смольном тогда что теперь?

Об этом не говорят, но ничто, кажется, теоретически не мешает использовать систему и для отслеживания протестных настроений и вообще политических взглядов людей. Интересно, можно ли взломать эту систему, организовав поток жалоб на губернатора по тому или иному направлению? Может быть, через какое-то время к системе сбора жалоб понадобится прикручивать и отдельную систему их проверки и перепроверки?

Если Кремль не доверяет губернаторам, то губернаторы в свою очередь не доверяют депутатам. В регионах же своя вертикаль власти воспроизводится в меньшем масштабе. Для начала, еще в октябре Смольный провел через ЗакС новый закон о межбюджетных трансфертах и почти сразу  объявил о реформе, лишающей  муниципалитеты большинства налоговых поступлений; взамен им будут полагаться на выбор либо дополнительные дотации из бюджета, либо повышенный процент от сбора НДФЛ. Реформа приведет к резкому сокращению бюджетов в первую очередь муниципалитетов центральных районов, где как раз немало оппозиционных депутатов.

А в последние дни исполнительная власть стала требовать  лишения мандатов независимых муниципальных депутатов. У них находят разного рода неточности в декларациях о доходах (по мнению самих муниципалов, совершенно копеечные и подлежащие исправлению без проблем) и тут же реагируют письмом в муниципальный совет с предложением лишить «нарушителя» должности. Советы исправно выполняют эту просьбу. Таким образом лишились или лишатся в ближайшие дни мандатов независимые депутаты в «Нарвском округе», «Малой Охте», в «Финляндском округе», а раньше — в «Морских воротах» и «Невском округе».

Конечно, Александр Беглов ведь тоже должен чувствовать, что чем-то управляет. Хотя бы муниципалитетами, которые с некоторых пор, напомним, добровольно-принудительно встроены в систему «органов публичной власти». И создание ЦУРов, и преследование независимых муниципальных депутатов говорит о том, что система управления страной стремится к максимальному упрощению в рамках этой новой концепции. И многие ее традиционные элементы уже не представляют в глазах власти — на каждом из ее этажей — такой уж ценности.

Вертикаль «публичной власти» возглавляет, согласно поправкам в Конституцию, именно президент. Однако идея управлять городом, а тем более страной, из одного кабинета может оказаться не такой уж удачной.


К списку новостей