Не плодите «черных лебедей». Почему не надо было отменять ПМЭФ
Поделитесь публикацией!

Не плодите «черных лебедей». Почему не надо было отменять ПМЭФ

Не плодите «черных лебедей». Почему не надо было отменять ПМЭФ

Одну за другой отменяют крупнейшие выставки во всем мире, начинают всерьез говорить об отмене Олимпийских игр в Токио в июле-августе 2020 года. Количество отмененных международных мероприятий не поддается подсчету, причем поводы для отмены нельзя назвать иначе как проявлениями истерии. Что дальше? Закроем музеи и метро, выставим по городу карантинные заставы и начнем заваривать железные двери подъездов? Понятно, что эпидемия коронавируса опасна. Но не надо делать ее более опасной, чем она есть на самом деле. Зачем самим усугублять коронавирусную истерию? Уже сейчас манипулятивный компонент этого явления не менее опасен, чем сама болезнь?

В последнее десятилетие отрасль, ориентированная на организацию крупных конференций и выставочных мероприятий, динамично развивалась и в мире, и в России. И ее схлопывание в результате «истерии коронавируса» может иметь очень тяжелые последствия.

Мы недооцениваем, насколько эта отрасль важна для России, а напрасно.

Это сердцевина, связующее звено для всей гостиничной и досуговой индустрии. Маленький пример: в результате убытков, которые отрасль может понести в результате «эпидемии истерии», только в одном Московском экономическом макрорегионе без работы могут остаться как минимум не менее 10 тыс. человек — работники выставочных компаний, выставочных комплексов, кейтеринга, турагентств, отельного и билетного бизнеса. Общий уровень убытков подсчитать сложно. Он может в пересчете на год подойти к цифре в полмиллиарда долларов.

Для нашей компании «4ВИДА», заметного игрока выставочного рынка, это удар ниже пояса. Утвержденные проекты и договоренности отменяются. Но мы считаем, что не нужно сеять панику и необходимо продолжать работу в тех условиях, которые сейчас есть. Понятно, что наш бизнес в целом (и компании, занимающиеся организацией выставочной деятельности не исключение) высокоадаптивен, но государство также должно учесть объективную ситуацию. Разумным было бы смягчить контрактные ограничения, в особенности в том, что касается оплаты отмененных организаций. Если государство решилось объявить форс-мажор, то оно обязано взять на себя часть рисков.

Отмена только Санкт-Петербургского международного экономического форума грозит местным компаниям — отельному и ресторанному бизнесу, индустрии досуга в целом — потерей от 10% до 20% годового оборота.

Город недополучит по самым скромным подсчетам 1 млрд рублей налогов.

И это с учетом того, что индустрия досуга в Санкт-Петербурге и так оказалась под ударом от резкого сжатия туристического рынка в связи с эпидемией. А Северная столица это не просто город, а центр крупнейшего экономического макрорегиона, и подобные потери ощутят на себя все слои бизнеса. Подобная же ситуация может сложиться на Дальнем Востоке, где конференционно-выставочая деятельность рискует замереть вовсе, а также на Урале, где крупные публичные экономически и технологически сориентированные мероприятия были реальным драйвером экономического развития. Особенно печально, что главными пострадавшим окажется малый бизнес — самая уязвимая экономическая категория в нашей стране.

Наверное, решение ограничить международные мероприятия в связи с коронавирусом является оправданным, учитывая явные сбои с эпидемиологической профилактикой в странах, считавшихся развитыми.

Но зачем же, не разобравшись, отменять мероприятия, нацеленные на российскую аудиторию, на российских инвесторов?

Почему не попытаться найти такие форматы адаптации к новой ситуации в той же самой выставочной деятельности, которые не дали бы умереть важной отрасли российской экономики, не допустили остановки экономической жизни? Ведь выставочные и конференц-мероприятия — индикатор деловой активности в стране, настроений экономической элиты и инвесторов, что особенно важно сейчас, в период очередного нефтяного шока и сомнений в способности правительства удержать экономическую ситуацию в стране.

И самое время России показать, что, несмотря на все неблагоприятные внешние обстоятельства, она обладает достаточным экономическим потенциалом для консолидации вокруг себя здоровых — и в прямом, и в переносном смысле — сил мировой экономики.

Возврат к списку