Ход вертолетом. Путин согласился на мир в Карабахе на турецких условиях
Поделитесь публикацией!

Ход вертолетом. Путин согласился на мир в Карабахе на турецких условиях

Михаил Шевчук 11 ноября 2020
Ход вертолетом. Путин согласился на мир в Карабахе на турецких условиях
В зависимости от желания на мирный договор по Карабаху можно посмотреть так, будто, узнав о сбитом вертолете, Путин связался с лидерами воюющих стран и быстро поставил всех в угол. А можно и так: испугавшись войны, Путин поспешил признать все завоевания Азербайджана, только бы он не продолжал. 
Как оказалось, для того чтобы остановить военный конфликт в Нагорном Карабахе между Арменией и Азербайджаном, нужно было сбить российский вертолет. О том, что Ми-24 получил выстрел из ПЗРК и рухнул на территории Армении, стало известно вечером 9 ноября. Едва сетевые конспирологи приступили к выяснению, кто на самом деле его сбил и не была ли это чья-то провокация, как МИД Азербайджана признался в содеянном, запросил извинений и предложил компенсацию.

Через считанные часы, уже в ночи, президент РФ Владимир Путин объявил о подписании заявления совместно с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном о прекращении огня.

Вертолет, ставший триггером для этого процесса, был сбит возле села Ерасх: по сообщению представителя Минобороны РФ Игоря Конашенкова, он сопровождал автоколонну 102-й российской военной базы, следовавшую в соседнее село Паруйр Севак. Это действительно «вне зоны боевых действий», на что обратил внимание Конашенков. Это вообще совсем другая часть Армении — граница с Нахичеванью, и одновременно там же неподалеку, менее чем в 10 километрах, границы с Ираном и Турцией. И это так же далеко и от российской авиабазы в Эребуни под Ереваном, и тем более от места дислокации 102-й базы, расположенной в Гюмри, на севере Армении. Чуть менее известно, что в Армении расположен также погранотряд ФСБ РФ, одна из баз которого находится как раз недалеко от Ерасха, в селе Арташат; пограничники с началом конфликта перешли на усиленный режим несения службы, и автоколонна, по-видимому, доставляла усиление на погранзаставы. Другой погранотряд, в Мегри, в ходе конфликта уже подвергался обстрелу (случайному, конечно).

Кажется, на этот раз всё выглядит трагической случайностью. Азербайджанская сторона уверяет, что ранее в этих местах российских вертолетов никогда не было. С другой стороны, вертолет в любом случае находился в небе Армении, и выстрел по нему — неважно, чей именно это был бы вертолет — означал перенос боевых действий на территорию страны — члена ОДКБ. А именно в этом случае Россия официально обещала начать помогать Еревану согласно договору о дружбе и сотрудничестве. То есть в каком-то смысле это всё равно была провокация.

Так или иначе, Ми-24 с одной стороны и стрелок с ПЗРК с другой внезапно появились именно в том месте и в то время, когда конфликт стал складываться очевидно неудачно для армянской стороны. Азербайджанские войска взяли под контроль город Шуши и вышли на подступы к Степанакерту, столице Нагорного Карабаха. Никол Пашинян, объясняя своему народу, почему пошел на подписание заявления, рассказал, что его подтолкнули к этому военные: «Армия говорила, что надо остановиться, есть определенные проблемы, для решения которых или не видно перспектив, или ресурсы для их решения исчерпаны». Были проблемы с призывом, боеспособностью ополченцев, сопротивлением местных жителей.

Другими словами, воевать дальше армянам было некем и нечем. Дальше могло быть только хуже. Баку, в свою очередь, был вполне удовлетворен достигнутым: по условиям соглашения Азербайджан смог отбить три района плюс части других районов, которые успели занять войска, включая символически важный город Шуши. Ильхама Алиева, впрочем, еще больше радует то, что в совместном заявлении не говорится ничего об автономном статусе Нагорного Карабаха — Баку, как и прежде, будет считать его своей территорией, и он откровенно глумился над армянами в своем видеообращении.

Турция, всегда стоявшая за спиной Азербайджана, тоже радуется: «Это соглашение — великий успех и победа Азербайджана, — заявил глава турецкого МИД Мехмет Чавушоглу. — Земли, находившиеся под оккупацией 30 лет наконец освобождены».

В зависимости от желания на дело можно посмотреть так, как будто, узнав о сбитом вертолете, Путин (возможно, в ярости) связался с лидерами воюющих народов и быстро поставил всех в угол. А можно и так: испугавшись войны, Путин поспешил признать все завоевания Азербайджана, только бы он не продолжал. Ведь он ничего не сказал по поводу потери вертолета, никому не пригрозил, как, бывало, грозил Эрдогану за сбитый в Сирии Су-24.

Игроцкая удача помогла российскому президенту воспользоваться моментом — с каждым днем продвижения азербайджанских военных по территории Карабаха он терял авторитет, но ввод российских миротворцев в Карабах, о котором договорились стороны, можно представить как достижение. Россия символически остается в Закавказье, ей позволили сохранить лицо. И тем не менее мир заключен на условиях Баку и Анкары. Армения, считавшаяся союзником России, капитулировала. Армяне в ярости разнесли резиденцию Никола Пашиняна и дом правительства, но это может повлиять разве что на карьерное будущее премьера.

В совместном заявлении трех лидеров упомянут такой пункт, как строительство новых транспортных коммуникаций, связывающих Нахичеванскую автономную республику с Азербайджаном. Сейчас этот эксклав, граничащий с Турцией, отделен от основной части страны армянскими территориями. Теперь Анкара, видимо, может рассчитывать на создание прямого наземного коридора к ближайшему союзнику, то есть фактически придвинуть границу вплотную к России, а заодно и к странам Средней Азии.

Гарантом выполнения договоренностей, так получилось, выступает только Путин лично. На нем и лежит вся ответственность. Его турецкий коллега Реджеп Эрдоган никому ничего не должен — он обещает лишь и дальше поддерживать Ильхама Алиева и следить за исполнением соглашений. Любое невыполнение одного из пунктов соглашения, однако, даст повод для объявления договоренностей нарушенными и, как следствие, возобновления наступления.

Владимир Путин раньше мог гордиться «операцией по принуждению к миру» в Южной Осетии. На этот раз принудили к миру, похоже, его самого.


Возврат к списку