Илья Андреев: «Никто не использует потенциал загородных локаций»
Поделитесь публикацией!

Илья Андреев: «Никто не использует потенциал загородных локаций»

Илья Андреев: «Никто не использует потенциал загородных локаций»

Потребности обеспеченных людей со временем меняются, стимулируя появление новых элитных форматов. Например, в последнее время во многих городах мира развивается сегмент загородного элитного жилья. Но Петербург и Ленобласть остаются печальными исключениями из этой тенденции. Почему?

Дело в том, что Ленобласть как кластер престижной загородной недвижимости абсолютно не развивается. Мало где в мире такой знаменитый и большой город, как Петербург, имеет такую контрастную границу со своим загородным окружением. Пригороды европейских городов начинены инфраструктурой, они разумно связаны с городами, имеют индивидуальную ценность и работают дополнительным магнитом для туристической привлекательности всего региона. У нас же граница условной привлекательности чётко проходит по КАДу.

Многие районы Ленобласти, благодаря своему расположению, могли бы претендовать на звание элитных и премиальных.

Но сейчас этого звания удостоен только Курортный район из-за дачных поселков творческой интеллигенции и лучших местных пансионатов. Но там всё равно чувствуется оторванность от цивилизации. Поэтому высоко оценить развитие этого направления можно только на фоне исключительно низкого уровня соседних территорий.

Премиальной также принято называть часть Всеволожского района, которая близка к городу, а также часть Ломоносовского района, где есть доступ к Финскому заливу. Но из-за присутствия там объектов Министерства обороны и отсутствия инфраструктуры развитие территории на долгие годы обречено.

В Ленобласти вообще не существует примеров, когда депрессивная территория трансформировалась бы в престижный район. Ничто не вдохновляет власти использовать потенциал загородных локаций для развития рекреационных и туристических направлений — условно привлекательными остаются те же районы, что и 10, 20, 50 лет назад.

Что касается самого Петербурга, то в нём даже исторические районы могут называться престижными лишь отчасти. Во многом это связано с масштабным промышленным строительством в советское время, которое набросило хомут серого пояса на исторический центр города. Для элитной застройки это фатально. Ведь элитный — это не только статусная начинка и облик, но и виды из окон. А у нас зачастую элитные по своим характеристикам дома окружены ветхим жильем и тёмными дворами. Увы.

Но главный тормоз развития элитных районов Петербурга — ограничения законодательства. Престижными могли бы стать участки промышленных территорий на Обводном канале и в Красногвардейском районе. Но все идеи их преобразования пока упираются в крайне сложные процедуры редевелопмента и отсутствие деятельного желания власти что-либо менять.

Единственный пример качественного, а не количественного развития территории под элитное жилье — это Петровский остров.

И это не заслуга власти, а естественный ход событий. Девелоперы давно ждали, когда старые производства покинут это место и начнётся его жилищная застройка. Но сегодня отсутствие единой концепции развития территории острова и несогласованность работы компаний, которые вышли туда с проектами, существенно вредят облику района и качеству жизни его будущих обитателей.

Надежды на позитивный эксперимент умного комплексного развития Петровского острова не оправдались. Он, увы, повторяет судьбу соседнего Крестовского острова, который за счёт очень плотной, разномастной и местами довольно высотной застройки уже в значительной степени утратил статус самого элитного места в городе.

Тем не менее Петровский остров всё равно станет премиальной локацией за счет трёх ключевых факторов: большая часть недвижимости там новая, её дороговизна позволит создать единую элитную социальную среду, а относительная замкнутость пространства подчеркнёт статус и повысит престиж места. Но высоко оценить качество этой элитной локации можно лишь на фоне общего низкого качества жилой среды в городе.

Возврат к списку